Писатель–земляк

Писатель–земляк
17 Ноября 2017
В детстве мы читаем «Алёнушкины сказки», «Серую Шейку», «Приёмыш», «Зимовье на Студёной». Став взрослыми, обращаемся к романам «Приваловские миллионы», «Хлеб», «Горное гнездо» и знакомимся с десятками рассказов. Автор всех этих произведений уральский писатель Дмитрий Наркисович Мамин-Сибиряк (1852-1912 гг.).
Ирбитчанам его имя хорошо известно. В честь писателя в Сиреневом сквере установлен бюст, а городская библиотека с 1954 года носит его имя.
В Ирбите Дмитрий Наркисович иногда останавливался в доме ирбитчан Мордяшовых по улице Ницинской, 27. Ирбитчане старшего поколения вспоминают, что учитель школы № 1, орденоносец Георгий Петрович Мордяшов рассказывал: будучи маленьким, он сидел на коленях Мамина-Сибиряка, когда тот останавливался в их доме. В честь пребывания писателя на этом доме в 1959 году решением Ирбитского горисполкома установлена мемориальная доска. К сожалению, при строительстве новых корпусов молокозавода, дом был снесён.
Писатель не только неоднократно посещал Ирбит, но и хорошо знал наш город. Знаменитую ярмарку и её нравы он описал в романе «Приваловские миллионы» и в некоторых других своих произведениях. Но с Ирбитом Мамина-Сибиряка связывало не только творчество.
При посещении нашего города писатель часто останавливался и в гостинице «Биржевая», принадлежавшей председателю земской управы Дмитрию Аристарховичу Удинцеву. Д.А. Удинцев так же, как и будущий писатель, учился в Пермской духовной семинарии, которую бросил, не закончив курса обучения в 1881 году. В 1890 году Д.А. Удинцев женился на сестре писателя – Елизавете Наркисовне Маминой. Таким образом, Дмитрия Наркисовича связывали с Ирбитом и родственные узы. Всего братьев Удинцевых было четверо. Всех их Д.Н. Мамин-Сибиряк хорошо знал. Члены семьи Удинцевых стали прототипами некоторых героев произведений писателя.
Имя Мамина-Сибиряка связано не только с Ирбитом, но и с другими населёнными пунктами Ирбитского уезда. Одним из них было село Покровское.
Немного о биографии писателя. Родился Дмитрий Наркисович 6 ноября 1852 г. недалеко от Нижнего Тагила в посёлке Висим (Висимо-Шайтанский завод) в семье заводского священника Наркиса Матвеевича Мамина. Кроме Дмитрия было ещё трое детей: два брата и сестра. Семья жила очень скромно: приход у отца был маленький, и соответственно с этим были малы доходы, жалованье священника составляло всего 15 рублей в год. В семье священника Наркиса Мамина очень любили читать, страсть к чтению рано передалась и юному Дмитрию. Мечтой отца было устроить старших сыновей в гимназию на казённый счёт. Непреодолимой преградой для отца являлась плата за учение, составлявшая 15 рублей в год за каждого, а ещё форма, учебники. Когда мечте об учёбе сыновей в гимназии не суждено было сбыться, отчаянию отца не было предела. Пришлось мальчикам поступать в духовное училище, где дети священнослужителей обучались бесплатно.
С церковью были связаны и оба деда будущего писателя. Оба служили дьяконами: дед Матвей Петрович Мамин - в селе Покровском Ирбитского уезда, дед Семён Степанович Cтепанов - в селе Горный Щит под Екатеринбургом.
В очерке «Отрезанный ломоть» Мамин-Сибиряк рассказал о своих горнощитских родственниках: «…Прабабушка Феофила Александровна рано овдовела и осталась с двумя детьми на руках… Её дочь вышла замуж за дедушку Семёна Степановича и умерла очень рано, оставив двух дочек – мою мать и тётю Александру Семёновну. Феофила Александровна переселилась к зятю, воспитала сирот и выдала замуж. Между прочим, в роду Феофилы Александровны был какой-то швед, вероятно, один из тех пленных шведов, которых царь Пётр сослал на Урал для насаждения горного дела. Он прижился на Урале, женился и дал начало целой фамилии Воинсвенских - воин свенский – воин шведский. Дом деда Семёна Степановича стоял возле самой церкви села Горный Щит и сгорел во время одного из пожаров, неизменно посещавших село. Вскоре под самым селом были открыты золотые россыпи, и мирное когда-то село пережило все муки охватившей его золотой лихорадки».
Кстати, в середине ХIХ века на Урале фамилия Воинсвеских сохранялась. Так, в селе Арамиль в 1860-е гг. служил священник Павел Воинсвенский.
Далее в очерке Дмитрий Наркисович пишет: «У меня перед глазами был покровский дедушка, дьякон Матвей Петрович, человек крайне деятельный. У него была большая семья, которую поднимать на ноги стоили громадных трудов. Одного дьяконского заработка, конечно, не хватало, и у дедушки была устроена в нижнем этаже его дома громадная столярная мастерская, дававшая возможность пополнять бюджет. Кроме столярного ремесла, Матвей Петрович занимался ювелирным делом. Вообще старик отличался деятельным характером… И село Покровское не походило на Горный Щит - это было настоящее бойкое сибирское село (Ирбитского уезда), вытянувшееся на целых семь вёрст. Зимой, когда открывалась ирбитская ярмарка, Покровское жило самой кипучей жизнью. День и ночь тянулись бесконечные обозы, летели тройки с купцами и т.д. В доме Матвея Петровича было всегда людно, особенно когда собиралась вся семья…»
Дмитрий Мамин в детстве любил бывать в Покровском, ему нравилось в доме дружного семейства покровского деда. В своём очерке «Отрезанный ломоть» он рассказал о приездах в с. Покровское, вспоминал о том, как он любил кататься с крутой горы в центре села.
И.В. Субботина,
главный архивист ГКУСО «Государственный архив в городе Ирбите»



Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений