Культура Ирбита

Подвесной мост через ИрбиткуВсякий раз, когда мы слышим о связях знаменитых людей со своим городом или районом, возникает законное чувство гордости за наш край. Именно оно охватывает перед литературной картой Ирбитского района, на которой запечатлены многие имена и известных, и незаслуженно забытых писателей, поэтов, деятелей культуры.
Ирбит издавна славился на всю Россию, да и далеко за ее пределами, своей ярмаркой, ежегодно на полтора месяца превращаясь в «настоящее ярмарочное море, в котором тонул всякий, кто попадал сюда». Как о торговом городе о нем писали П. И. Мельников-Печерский, А. Н. Радищев, Н. Д. Телешов, Е. А. Вердеревский и многие другие.
Но, пожалуй, лучше всего прочитана эта «развернутая страничка чисто русской жизни» певцом Урала Д. Н. Маминым-Сибиряком. Ирбитский край всесторонне представлен в художественных и публицистический произведениях писателя, а в романе «Приваловские миллионы» он дал впечатляющую картину ярмарочного быта с его неудержимой жаждой наживы и широким разгулом.
Дмитрий Наркисович много бывал в городе, изучал его жизнь и нравы ярмарки, дружил со многими ирбитчанами. Среди них братья Дмитрий и Сергей Удинцевы. Первый из них, известный и как литератор, и как земский деятель, одно время даже возглавлявший Ирбитские уездное земство, был женат на сестре писателя. Его сын, Борис Дмитриевич, - первый биограф Мамина-Сибиряка, много сделавший для сохранения литературного наследия классика русской литературы. Не раз жители Ирбита становились прототипами героев произведений Мамина-Сибиряка. Среди них первый санитарный врач России И. И. Молессон, первая женщина – глазной врач Е. П. Серебренникова, травница и отравительница мужей крестьянка Абакумова и др.
Не случайно в Сиреневом саду Ирбита установлен памятник Д. Н. Мамину-Сибиряку. Однако следует признать, что до сих пор остаются малоизученными подробности пребывания писателя в Ирбите, его творческие связи с ирбитчанами. О том, что это представляет не малый интерес для историков литературы, говорят письма, направленные в Ирбит известным историком и литературоведом, общественным деятелем, директором Гослитмузея Владимиром Бонч-Бруевичем встречавшейся с Маминым-Сибиряком А. С. Албычевой, участнице городских маминских конференций К. М. Воробьевой, руководителям литературного кружка Овчинникову и Лежнину. В письмах – просьба собрать воспоминания о встречах с писателем, материалы о семье Матвея Мамина (деда писателя), жившего в селе Покровском Ирбитского уезда. Остается неизвестным, было ли что-нибудь сделано по этой просьбе.
Автору этих строк в начале семидесятых годов прошлого века удалось обнаружить в Артемовском архиве метрическую книгу середины XIX столетия с записью дат жизни дьякона Покровской церкви Матвея Петровича Мамина, что вызвало положительный сдвиг в работе над родословной писателя.
Любопытно, что за 1860 год в тех же книгах есть записи о женитьбе Ивана Космина Фадеева – деда советского писателя А. А. Фадеева. Оказывается, будущие деды двух больших писателей жили в одном селе, знали друг друга! Кстати, за этим следует и запись о рождении отца писателя – Александра Ивановича Фадеева, человека нелегкой, но интересной судьбы. После окончания четырех классов сельской школы, самостоятельно занимаясь, он получил права народного учителя, рано пристрастился к революционной деятельности, стал членом молодежного ирбитского кружка, называвшегося «Молодая гвардия» (!), созданного уже упоминавшимся Сергеем Удинцевым. А в 1894 году он арестован как один из пропагандистов народовольческого кружка в Санкт-Петербурге, заключен в знаменитый Трубецкой бастион Петропавловской крепости и подвергнут ссылке на пять лет. В 1905-1908 годах он вновь на родине, в гуще бурных событий первой русской революции в Ирбите и в уезде.
«Мы ничего не знали об отце, - писала автору этих строк его дочь Т. А. Фадеева, - пока не получили письмо от Воробьева (из Ирбита в 1929 г.), который и описал последние годы жизни этого замечательного человека…». А его знаменитый сын уже в пятидесятые годы дал такую оценку автору того памятного для семьи письма: «Иван Васильевич Воробьев немало положил сил на своем веку, и как литератор, и как общественный деятель, на благо культурного развития своего края» (цитата взята из переписки А. А. Фадеева с П. П. Бажовым).
«Ирбит. Уральской области. Ивану Васильевичу Воробьеву. Улица Ленина, 24» - по такому адресу писал в 1929 году Максим Горький. «Я нездоров, - сообщал писатель, - через 10 дней уезжаю из Москвы в Италию. Пошлите рукопись запасной бандеролью по адресу: Италия, Соренто, М. Горькому. В ноябре я просмотрю Ваши материалы. Всего доброго. А. Пешков». Казалось бы, огромная переписка великого писателя, в том числе со многими уральцами, давно изучена, но, к сожалению, корреспонденция ирбитского краеведа остается малоизвестной, хотя в Центральном государственном архиве литературы в Москве (ЦГАЛИ) пылятся на полках пятьдесят томов единиц хранения личного фонда Воробьева.
Имя Ивана Васильевича Воробьева было известно и Льву Николаеивчу Толстому – именно по его просьбе великий писатель в 1896 году высылает Покровской школе посылку со своими книгами, а в 1908 году выполняет такую же просьбу ирбитчанина П. Я. Лодякова. Известна также переписка Л. Толстого с крестьянкой из деревни Хайдук Шогринской волости А. С. Скутиной.
В 1877 году, когда многие поклонники поэзии Н. А. Некрасова, прочитав в «Новом времени» полные страданий и сомнений стихотворения больного поэта, слали ему письма с выражением поддержки, в редакцию поступила такая телеграмма за двадцатью подписями из Ирбита: «Просим Вас сказать Некрасову, что его обутая широким лаптем муза мести и печали протоптала глубокую тропу в наши простые сердца: пусть он выздоравливает, пусть он встанет и доскажет нам, кому живется весело и вольготно на Руси». Как оказалось, телеграмму подписали сибиряки, прибывшие в Ирбит на ярмарку. Среди них – купец и меценат, сибирский народный писатель Н. М. Чукмалдин, фотограф, литератор и издатель К. Н. Высоцкий и дядя и воспитатель М. Пришвина, пароходовладелец И. И. Игнатов из Тюмени, бывший учитель, автор нескольких книг А. Павлов из Ишима, натуралист, медик и литератор М.М. Зензинов из Нерчинска и другие, столь же интересные личности. Ирбитская телеграмма глубоко тронула поэта: «Сибиряки обнаружили особую симпатию ко мне во время болезни» - и Некрасов начал даже сочинять поэму о Сибири.
Заглядывая в более глубокое прошлое, как не вспомнить, что в середине XIX века смотритель Ирбитского училища Н. Тихонов записал в городе вошедшую позднее в свод русских сказок Афанасьева сказку о Василисе Поповне, которая «одеваясь в мужское платье, ездила верхом на лошади, стреляла из ружья и все делала совсем не по-девичьи, так что очень немногие знали, что она девушка… и звали ее Василием Васильевичем». Возможно, что сказка эта была особо любима в Ирбите, потому что именно отсюда бежала от мужа-чиновника ставшая вскоре знаменитой кавалерист-девица Надежда Дурова, под мужским именем участвовавшая во многих сражениях, удостоенная боевого ордена и офицерского звания в русской армии. Из-под пера Н. Дуровой вышел целый ряд повестей и рассказов, вошедших в четырехтомное издание ее произведений. Главный ее литературный труд, получивший широкую известность – «Записки кавалерист-девицы». Именно эти записки удостоились высокой оценки Пушкина, и именно о них В. Г. Белинский писал: «И что за язык, что за слог у девицы-кавалериста! Кажется, сам Пушкин отдал ей свое прозаическое перо!»
В 80-е годы XIX века звонко звучал голос ирбитского поэта Федора Федоровича Филимонова, уроженца Камышлова, высланного в Ирбит под гласный надзор за участие в студенческих беспорядках в Москве. Его стихи публиковались во многих газетах России, в том числе в «Екатеринбургской газете», в основном под псевдонимом «Гейне из Ирбита». Под этим же псевдонимом вышла и первая книжка стихов – «Шутки и пародии». В 1926 году творчеству Филимонова в Пермском краеведческом сборнике дана следующая оценка: «Местный поэт, выдающийся уральский сатирик, при изумительной способности к версификациям всегда талантливо вклинивающий общие мотивы в местные сюжеты, был частным поверенным, пользовался огромной популярностью в Зауралье». С конца XIX столетия Федор Федорович жил в Сибири, во время правления адмирала Колчака примкнул к нему, редактировал газету «Свободная Сибирь», за что в 1920 году разделил участь верховного правителя Сибири. Несмотря на это, его стихи время от времени появлялись и в советское время. Так, в 1976 году Ф. Ф. Филимонов стал одним из авторов, опубликованных в антологии поэтов Урала. На литературной карте города есть и имя Н. Г. Гарина-Михайловского. В 80-х годах XIX столетия по просьбе Ирбитского земского общества он как инженер-путеец «создал изыскание, составил проект проведения линии (через Ирбит – А.Б.), снабдив разработку сметами, исчислениями, графиками и профилем железной дороги». Работа автора знаменитых «Детства Темы» и «Инженеры» над ирбитским проектом дороги заняла длительное время, и, хотя и не была принята, нашла отражение в его творческой деятельности. О железных дорогах он писал и в «Ирбитском ярмарочном листке».
Автор «Малахитовой шкатулки» П. П. Бажов хорошо знал весь Урал, тесно был связан он и с ирбитским краем. Еще в пору создания очерковых книг (30-е годы прошлого века) он отразил в них ирбитские события гражданской войны. Работая в редакции «Уральской крестьянской газеты», писатель посетил многие ирбитские села и деревни, а в феврале 1930 года участвовал в работе совещания селькоров в Ирбите, в собрании уполномоченных по выработке устава сельхозартели в Скородуме, организовывал корреспондентский пункт в Молоковой, по тем же делам посещал Чернорицк, Белослудское. Примечательно, что перо наблюдательного корреспондента оставило нам правдивые строки, сохранившие мысли и характеры людей периода насильственной коллективизации, с одной стороны, и прихода новой техники и новых трудовых отношений, с другой.
С Ирбитом связана судьба талантливой, во много необычной и даже загадочной поэтессы Ксении Некрасовой. Далеко не сразу и не всеми были приняты ее свободные от классических литературных условностей, пронизанные природной одаренностью стихи. «Мы такого поэта долго ждали» - скажет о ней поэт Н. Асеев. Ее стихами восхищались Анна Ахматова, Михаил Светлов, Степан Щипачев, Александр Фадеев, но широкое признание таланта Некрасовой пришло только после ее смерти. Изданы ее книги (а при жизни вышла лишь одна – в 1955 году), о ней пишут литературоведы, поэты посвящают ей стихи. Наша землячка с верховьев реки Ирбит обрела вторую жизнь.
В 1919 году Ирбитскую гимназию окончила Нина Аркадьевна Черепанова, вскоре ставшая учительницей в деревне Иванищевой Ирбитского района. Это Нина Попова – известная русская писательница, автор трилогии «Заре навстречу» и других известных книг. Значительное время Н. А. Попова возглавляла Свердловскую областную писательскую организацию. А первые творческие ее шаги начинались на ирбитской земле, в городской и в сельской школе.
Литературная карта Ирбитского района освящена и именем известного русского мариниста, автора «Цусимы» А. С. Новикова-Прибоя. Сюда в село Зайково в 1935 году писатель прислал первое издание этой книги сослуживцу по броненосцу «Орел» А. С. Мурзину, с которым пережил весь ужас поражения русской эскадры при Цусиме. Несколько эпизодов проявления героизма русскими матросами, участником которых был фельдфебель Мурзин, засвидетельствованы писателем на страницах книги. В 1943 году Алексей Силыч посетил друга в Зайково, встретившись здесь и с А. Е. Пушкаревым, тоже ветераном-цусимцем с того же броненосца. Вместе они еще раз перечитали многие страницы книги. До конца жизни А. С. Новиков-Прибой работал над своим главным произведением, выверял и улучшал его, и каждая деталь, подсказанная ему зайковскими ветеранами, имела для автора большое значение.
Прозаик Иван Иванович Акулов родился в деревне Урусовой Туринского района, но его жизнь и творчеств неразрывно связаны с ирбитским краем: здесь, в Ирбите, прошли довоенные школьные годы, отсюда он ушел на фронт, отсюда после войны пошел учиться в институт, здесь же учительствовал по окончании учебы. Его творчество почти целиком посвящено крестьянам, их тяжелой судьбе в губительный период сплошной коллективизации, проникнуто «горьким гореванием» о судьбе ирбитского мужика. И уехав в столицу, Акулов остался верен своей главной теме. Все его произведения, кроме военного романа «Крещение», удостоенного Государственной премии им. А. М. Горького, - о крестьянской жизни. Центральное место среди них занял роман «Касьян остудный», ставший весьма заметным явлением в русской литературе. Это лебединая песня нашего земляка. Трудился над ним писатель, на четыре года выехав из Москвы в деревню Бузину, что стоит на берегу Ницы недалеко от Ирбита.
И. И. Акулов воспел свой край, поднял его в литературе на общероссийский уровень. И мы вправе назвать писателя певцом ирбитского края. Многим, очень многим землякам, ставшим прототипами его произведений, суждена долгая жизнь на страницах акуловских книг. Вот только несколько звездочек на литературной карте нашего родного края.

Александр Брылин
"К литературной карте Ирбита"


ООО "Печатный вал" (новости)
Александр Камянчук (краеведение)