Жизнь продолжается…

Жизнь продолжается…
25 Ноября 2016
Вот еще один человек празднует день рождения своего завода. Вениамин Сергеевич Новопашин… Его стаж работы на этот предприятии всего 22 года. Хотя и это немало. А уходил он на другую службу по настоятельному требованию ГК КПСС. Партия сказала: «Надо!» - это был принцип жизни всех коммунистов. Но об этом позднее…
Корни Новопашиных в деревне Рыбалово Байкаловского района. Хорошая была семья, можно сказать – зажиточная (дом, три лошади, две коровы, мельничка, надел земли, на котором выращивали хлеб). Зажиточная, потому что большая и работящая. Дед еще ямщиком подрабатывал. Но оказалось, что эта семья «социально опасна».
В 1930 году в решении закрытого заседания Президиума Ирбитского Окружного Исполнительного Комитета Советов депутатов было записано: выслать всю семью, имущество конфисковать!
На одной подводе Новопашины (8 человек) выбыли из родной деревни в Ирбит, взять с собой разрешили только самое необходимое.
Их местом заключения был подвал нашего знаменитого пассажа. Камера от камеры отделялась какими-то тряпками. Спали на соломе на холодном бетонном полу. Там семья провела шесть лет. От голода и холода умерли самые младшие члены семьи, трехлетняя Аня и Гутя, которой еще и года не было. Отец сам делал гробики из не струганных досок. Поднимал на плечо и нес к общей яме, где разрешалось хоронить умерших, тайно, поздним вечером. Сзади шла мама с лопатой на плече.
Переселенцев под конвоем водили на работу. Дед Кузьма Ефимович был землекопом, затем коновозчиком на строительстве диамитового комбината (будущего стекольного завода), бабушка Анастасия Ефимовна – чернорабочей.
Отец Сергей Кузьмич на том же комбинате работал путейцем, позднее рабочим на обжиге кирпича, после тяжелейшей травмы на производстве стал инвалидом. Дядя Федор Кузьмич погиб в 1943 году, 26 лет ему было. Покорится где-то на Орловщине.
Только в 1991 году вышел Закон РФ о реабилитации жертв политических репрессий. И только в 1996-м решением Управления внутренних дел Свердловской области Новопашины были реабилитированы. В их числе и Вениамин Сергеевич, рождения 1935-го, и Аркадий Сергеевич, 1938 года рождения. Родились они в том подвале на соломе уже осужденными…
Каждый раз, сталкиваясь с судьбами репрессированных-реабилитированных людей, одна мысль не дает покоя: как объяснить, что они, лишенные всего, осужденные, спавшие на
соломе в сыром подвале, шли воевать!? И тоже кричали, идя в атаку: «За Родину! За Сталина!». О чем они тогда думали, кого проклинали и кого любили!?
Но вернемся к Вениамину Сергеевичу, нашему главному герою. Восемнадцатилетним по окончании мотоциклетного техникума пришел он в литейный цех ИМЗ. Токарь, электрик, электрослесарь, электромонтер самого высшего разряда, через семь лет – старший инженер, мастер, заместитель начальника, начальник одного из самых сложных на заводе цехов. За этот период при его активнейшем участии внедрялись новые технологии: разливка стали по выплавляемым моделям, индукционный метод плавки цветных металлов, литье под давлением. Только близко, изнутри, знающий литейку человек может правильно оценить эти новшества. Он работал, самозабвенно, творчески, главное же, никогда не забывал о работающих рядом людях. Наверное, поэтому в 1973 году его избрали заместителем председателя профкома завода, в то время играющего самую большую роль в защите прав мотозаводцев.
Это были годы, когда у руководства завода забота о социальной сфере стояла вровень с основным производством. Нашему профсоюзному лидеру вменили в обязанность курирование создания базы отдыха «Крутое». Строили бильярдную, столовую, баню, чистили озеро, чтобы выращивать в нем карпов. Возьму на себя смелость утверждать, что именно здесь Вениамин Сергеевич пристрастился к строительству. И когда, в 1977 году по решению горкома партии его направили на хромающее в то время предприятие – городской комбинат бытового обслуживания, который через два года объединили с районным, – он снова начал строить, прежде всего новый двухэтажный корпус в городе, комплексные приемные пункты в деревнях.
А когда через десять лет, по воле руководства города, оказался на стекольном заводе в качестве заместителя директора по строительству, снова продолжал строить, еще 18 лет. Здесь поле деятельности для его талантов стало на много шире: это жилые дома для стекольщиков, восстановление после пожара корпуса лесотарного участка со значительным улучшением бытовых помещений, строительство пристроев практически ко всем цеховым корпусам, благоустройство огромной заводской территории. И, конечно же, ремонт и строительство новых помещений заводского пионерского лагеря.
На заслуженный отдых Новопашин вышел, когда ему исполнилось 70 лет, его трудовой стаж к этому времени составлял 52(!) года. Его всегда отличала, да и сегодня тоже (ему чуть за 80), активнейшая общественная жизненная позиция, будь то художественная самодеятельность, различные виды спорта, политические мероприятия. Это он руководил заводской добровольной народной дружиной. Главное же, пять созывов (12 лет) избирался депутатом Ирбитского городского Совета народных депутатов, где возглавлял комиссию по торговле и общественному питанию. Он просто человек неравнодушный. Ему до всего всегда было дело, и его жизненный принцип: «Кто, если не я!».
Великий российский историк и писатель Василий Осипович Ключевский еще в девятнадцатом веке говорил: «Если, провожая мужчину, идущего на дело, поцелует любимая женщина, он это дело сделает хорошо…». У каждого человека должны быть надежный тыл, место, где его всегда ждут, а если этот человек руководитель – тем более. У Вениамина Сергеевича тыл всегда был и есть сейчас, его любимая женщина, жена, имя у нее необыкновенное – Рида Петровна. Они вырастили достойного сына, который сегодня живет и работает в столице. И два взрослых внука продолжают дело Новопашиных – тружеников. Но главные в этой семье, естественно, правнук и правнучка.
Жизнь продолжается…
Галина МОСУНОВА



Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений