Отцовское дело, фамильная честь

Отцовское дело, фамильная честь
25 Ноября 2016
В день юбилея Ирбитского мотоциклетного завода 21 октября на доме, где проживал со своей семьей Почетный гражданин города А.М. Федоров, приехавший из Москвы с эвакуированным заводом, была открыта мемориальная доска в честь его памяти. Вклад в дело становления и развития завода главного конструктора неоценим. Это был замечательный, деликатный, высококультурный человек, настоящий справедливый руководитель, конструктор от Бога. И еще хороший отец, вырастивший достойного сына. И сегодня наш рассказ о старшем Федорове, сыне Александра Миновича, Станиславе. Его, к сожалению, уже тоже нет в этом мире, но есть добрая память его близких людей, коллег по работе.
Есть люди, к которым окружающие относятся по-разному – к кому какой своей стороной повернется человек: с кем-то был добр, а где-то проявил бестактность или был необязательным. И очень немного, пожалуй, найдется таких людей, кого все кругом воспринимают одинаково. К числу их относился и Станислав Александрович, начальник лаборатории двигателей отдела главного конструктора.
Коллеги говорили: «О Федорове? Только хорошее. И без всякой натяжки, приукрашивать, в чем бы то ни было льстить ему просто нет никакой необходимости. Если говорить коротко – порядочнейший человек».
И все, с кем заводила речь о Станиславе Александровиче, начинали именно с этого – порядочный. А дальше обязательно – высокий профессионал, специалист, каких немного на заводе.
Лаборатория двигателей, которую он возглавлял почти 30 лет, всегда считалась основной в отделе конструктора, поскольку занималась одним из главных узлов мотоцикла. И от надежности, уровня ее работы зависело качество двигателя, а значит и престиж заводской марки.
Через эту лабораторию проходили все создаваемые модели двигателей. Все комплектующие и покупные изделия, имеющие к ним отношение, тоже испытывались здесь. Инженерам лаборатории приходилось работать со многими научными институтами, заводами-смежниками, проверяя на практике их идеи и новые конструкции. И качество, уровень этой работы всеми оценивался весьма положительно: не одному ученому наши заводские практики в сое время помогли «остепениться».
Лаборатория С.А. Федорова – это испытательный полигон и для конструкторов бюро двигателя ОГК. – Мы очень тесно сотрудничали, – говорил руководитель бюро В.В. Подорванов. – И со Станиславом Александровичем было легко и приятно работать. Он всегда был доброжелателен, корректен. А ведь порой при испытании выявлялись какие-то конструкторские недочеты, возникала необходимость что-то поменять в конструкции. Федоров же умел так сказать об этом, что даже самая неприятная информация воспринималась без всякой обиды, и хотелось лишь скорее исправить, переделать, довести до ума.
– Станислав Александрович – настоящий, прирожденный инженер-исследователь, – высказывала свое мнение ведущий конструктор бюро Т.П.Плеханова. Перед ним, как перед детективом, всегда стояли три вопроса: «что?», «где?» и «почему?». И он со своим коллективом, надо сказать, всегда вовремя и успешно на них отвечал, – нас, конструкторов, его лаборатория никогда не держала.
Было время, двигателисты работали очень интенсивно – на подготовку производства отдавалось сразу по два двигателя, и на очереди стояли следующие два. А сколько испытано было поршней, колец разной конструкции – и французские, и немецкие, и американские варианты, не считая уж своих, российских – об этом знали только в конструкторском. Кроме того – новые карбюраторы, в том числе чешские, японские. До этого – электронное зажигание, выхлопная система. И вся эта масса работ шла через лабораторию двигателя. И, как это водится в нашей жизни, все это происходило в тот момент, когда коллектив обновлялся, приходили молодые кадры, которых нужно было учить, передавать опыт. Руководителю лаборатории в таких случаях приходилось самому вставать к стендам.
– Станислав Александрович - грамотнейший инженер, любую работу делал наилучшим образом, – говорил главный конструктор И.М.Кошелев. – Человек стопроцентной надежности.
Обладал Федоров – и это подчеркивали все – редким качеством: умением систематизировать, максимально полно охватить задачу. И организовать ее выполнение – дотошно, педантично добиться соблюдения всех условий, получения всех параметров. А качество, надежность результата в испытательном деле часто зависело именно от педантичного выполнения условий испытания.
Федоров умел и требовать, это тоже признавали все его сослуживцы. Но сразу уточняли: больше всего он спрашивал с себя, сам в своих поступках соответствовал самым высоким параметрам. Наверное, поэтому его требования воспринимались коллегами без всяких усилий. И главным определяющим состояния в коллективе лаборатории двигателей было взаимопонимание. Понимание общности целей и задач и понимание нужд и забот каждого в отдельности. В такой обстановке всегда находилось наилучшее решение любой проблемы – от производственной до личной.
Станислав Александрович – был человеком истинно интеллигентным – именно этим словом определяли его характер окружающие. И во многом это от семьи, от отца, легендарного главного конструктора – Федорова Александра Миновича. Отцовское дело, фамильная честь.
Галина Мосунова
По материалам Т. Новокрещеновой