Год литературы
15 Марта 2015
Валентин Живулин: «Книжки не блины из русской печи – «выпекать» их куда труднее»

Наш сегодняшний собеседник – В.А. Живулин. Его перу не чужды ни поэзия, ни проза.
Валентин Александрович – победитель областного конкурса «Журналист года» среди городских и районных газет (2007), лауреат городской литературной премии имени И.И. Акулова за 2007 год. В.А. Живулин – обладатель и незаурядного читательского таланта…

– Валентин Александрович, как известно, эмблемой Года литературы в России стали профили Пушкина, Гоголя, Ахматовой. А вы кого бы выбрали в качестве «трёх китов» отечественной словесности?

– К профилям Александра Сергеевича и Николая Васильевича у меня нет никаких претензий (как, наверное, и у большинства читающих россиян).
Анна Андреевна тоже, вне всякого сомнения, достойна быть составным элементом эмблемы, но многие на это место предложили бы других гениев и талантов.
На Среднем Урале, к примеру, решили к Пушкину, Гоголю и Ахматовой присовокупить профиль Павла Петровича Бажова.
А чем плохи были бы профили Шолохова и Леонова, Льва Толстого и Чехова, Булгакова и Горького?
Так что я не буду никого выбирать. Во-первых, от моего мнения мало что зависит.
Во-вторых, надо просто достойно провести Год литературы. А уж с эмблемой или без неё – дело даже не второстепенное…

– А если бы подобная эмблема появилась в Ирбите?

– Ирбитскую эмблему изобретать, по-моему, вовсе не нужно. Пушкины и Гоголи, Ахматовы и Цветаевы по нашим улицам не ходят.
Ну а из тех, кто куда ниже литературным рангом, выбирать не хочется – можно обидеть десятки людей, которые, в принципе, не бесталанны, просто совсем нередко живут с завышенной самооценкой.

– Каким, в рамках возможного, вам представляется Год литературы на ирбитской земле?

– Все возможные формы работы, которые могут быть реализованы в рамках Года литературы, давно известны. И в Ирбите в той или  иной степени давно прижились.
Поменьше только формализма при проведении мероприятий. А то у нас получается в качестве ирбитских краеведов упомянуть И.Я. Антропова, Я.Л. Герштейна, В.А. Лаптева, В.В. Добрынина, В.К. Аникина, но ни слова не сказать об А.И. Смирных, В.З. Овчинникове, В.Т. Елохине, Н.А. Ямове (список можно легко продолжить).
В Год литературы неплохо бы взять в руки новые книги местных поэтов, прозаиков и краеведов. Изданных не только на собственные средства авторов, но и на муниципальные деньги.
Однако, похоже, подобного «чуда» и в этом году не произойдёт.

– Обратимся к вашему литературному творчеству. Хотя и малыми тиражами, но вышли в свет более полусотни ваших книг.Ещё более, чем объём созданного, поражает разнообразие жанров и тем.
Пять стихотворных сборников в лучших классических традициях, и не только русской литературы. Сборники прозы – то лиричной, то ироничной, то пронзительной, до донышка души достающей. В том числе автобиографической прозы – предельно честной и, вместе с тем, поэтичной. Живулинская проза – это рассказы, мини-рассказы, эссе, этюды.
Уже состоялись три выпуска своеобразного авторского дневника «День за днём». У каждого из направлений вашего творчества – своя особинка: «Этюды о природе», «Житейские истории», «Памятники», «Автографы», «Заметки политолога»…

–Спасибо за высокую оценку моего многолетнего труда. Кто-то, наверное, будет с этой оценкой солидарен, другие не согласятся. И это нормально – на вкус и цвет товарищей нет. Я от критики никогда не бегал. Особенно у меня в фаворе критика конструктивная, позволяющая исправить огрехи и ошибки.
От «наката» любого другого рода давно привык абстрагироваться, близко к сердцу таковой не принимать. Хотя, если честно, то не всегда получается.
По поводу «многопрофильности» могу только сказать, что в разные периоды жизни были и разные интересы. Например, сейчас я рифмую только ради озорства. Как говорится, нет необходимого для поэзии настроения.
Прошёл интерес и к политологическим материалам. Видимо, понял, что от моей аналитики вряд ли что изменилось или изменится. Причём даже не в стране, а в родном городе.
От краеведения пока не отошёл в сторону, надеюсь, что не отойду до своего рокового конца.

– Действительно, одно из главных направлений вашего творчества – краеведение. Созданы и постоянно пополняются новыми материалами такие циклы, как «Краеведческие этюды», «Имя в истории», «Улица имени…», «История с фотографией», «История экспоната» … Все они в высшей степени познавательны, и о каждом хотелось бы получить ваши комментарии, но в одном интервью не объять необъятного. Ответьте, пожалуйста, сколько персонажей включают сборники «Имена», и кому посвящены их главы?

– В сборниках «Имена» вышло около ста этюдов о людях, в той или иной мере связанных с Ирбитом.
Здесь же рассказано о трёх десятках исторических персонажей, в честь которых названы ирбитские улицы и переулки.
Для будущего сборника «Имена-5» новые материалы уже тоже в основном написаны.
Ясно, что если начать перечислять всех моих «героев», то это займёт очень много газетного пространства.
Однако, пользуясь случаем, хочу лишний раз пояснить, что в «Именах» нет расширенных биографий, а материал для большинства этюдов взят из общедоступных источников информации. Главная задача, которую я перед собой ставлю – показать связь того или иного известного человека с ирбитской землёй.
Если у кого-то появляется желание более основательно познакомиться с жизнью конкретного человека, то обычно проблем с нахождением необходимой информации не бывает.

– В Год литературы невозможно не обратить внимания на литературное краеведение…

–Согласен. Наверное, настало время, когда надо в очередной раз вспомнить о доморощенных литературных талантах, а то и «вытащить» некоторые имена из забытья.
Много ли мы, к примеру, знаем сегодня о Николае Кожевникове – писателе, актёре, просто интересном человеке? Или о добром десятке ирбитских поэтов, которые (пусть не в равной мере) публиковались в «Коммунаре» – «Восходе» в 40-е – 80-е годы прошлого столетия?

– Совсем немного дней отделяет нас от 9 Мая. Великая Победа имеет для вас и глубоко личное значение: ваш отец Александр Васильевич – участник Великой Отечественной. Военная тема в вашем творчестве получит дальнейшее развитие?

– Воевали на фронтах Второй мировой (после капитуляции фашистской Германии и её европейских сателлитов мы воевали с Японией) не только отец, но и более двух десятков мужчин из семей Живулиных и Еремеевых.
Половина домой не вернулась, почти все выжившие были ранены или контужены.
Однако о большинстве из воевавших родственников у меня сегодня нет никаких сведений. В отрочестве и юности мало кого спрашивал о военном лихолетье. Позднее, когда такое желание появилось, спрашивать было практически не у кого.
Единственное, на что я в принципе настроился – на книжку об одном из моих дальних родственников – Маршале Советского Союза Фёдоре Ивановиче Толбухине. Но будет ли она написана, от очень многих факторов зависит.
Хотя так можно о любой будущей книжке сказать. Ибо книжки не блины из музейной русской печи – «выпекать» их куда труднее.

– Многие из тех, кто сегодня не читает книг, ссылаются на нехватку времени. Что нужно чтобы человек начал читать?

– Насильно заставить читать тех, кто ушёл в Интернет и не вернулся, или тех, кто вконец обленился, практически невозможно.
Хотя пытаться надо, ибо если из сотни человек хотя бы один вместо многочасового сидения у компьютера и раскроет даже не самый пухлый том и не сможет в ближайшие час-два оторваться, то это уже можно будет назвать маленькой победой.
Однако оптимизма терять не будем. Общество, как известно, по спирали развивается. Вполне вероятно, что на каком-то витке мы вновь станем читающей страной.

Беседу вела Татьяна Огибенина






ООО "Печатный вал" (новости)
Александр Камянчук (краеведение)