«Птичий товар»
3 Октября 2004
На знаменитой Ирбитской ярмарке «птичьим товаром» называли хвосты и шкурки птиц.
Их в довольно большом количестве покупали для отправки в Париж, откуда они в «выделанном виде» вывозились в другие страны, в том числе и в Российскую империю. Для чего?
Исключительно для украшения туалетов и шляпок модниц разных национальностей…
Как и любой другой, «птичий товар» не всегда приносил баснословные барыши.
Судя по «Справочной книге Ирбитской ярмарке на 1900 год» в 1989 году спрос шкурки и перья птиц был небольшой, продажа велась «тихо», по сниженным ценам.
Однако нужда в «птичьем товаре» имела место и в предпоследнем году девятнадцатого века.
«Сороки, - сетует упомянутая книга, - нынче собралось до 100 тысяч штук, менее прошлого года, прошла аж по 15-17 копеек за пару».
Желтых филинов было продано до 2 тысяч штук, причем по высокой цене (от 5,25 до 6 рублей). Куда меньше (25-30 копеек штука) давали за желтых и серых сов.
А вот на белую (полярную) сову цена выросла – за пару вместо 40-50 копеек платили по 1,20, а то и 1,40 рубля.
Продавались на ярмарке также хвосты косачиные (тетеревиные) и глухариные (15 и 7 тысяч пар соответственно).
Мало было спроса на орлов, спрашивали в основном черно-белое оперение, но его привоз был скуден.
Пера гусиного было продано до 500 пудов, пуху куплено 200 пудов (для перин и подушек).
Семь с половиной, а то и восемь рублей стоил пуд утиного пуха.
Мало было привезено на ярмарку 1899 года пера и пуха гагар. Причина банальна – упал спрос.
Купцы же «неходовой» товар старались зря не возить, тем паче «за тридевять земель» …
Могли быть жадными, несправедливыми, хамоватыми тогдашние российские толстосумы, но законы коммерции знали и понимали никак не хуже многих нынешних «хозяев жизни».
Валентин Живулин






ООО "Печатный вал" (новости)
Александр Камянчук (краеведение)