Елочка красного леса ирбитской литературы

Елочка красного леса ирбитской литературы
19 Октября 2009
Приходится признать, что русская литература канула в Лету подобно античной скульптуре, средневековой поэзии менестрелей, труворов и трубадуров или парусному флоту, достигнув высот, которые уже невозможно превзойти. Но на региональном уровне сохраняется возможность для обогащения местных сокровищниц поэзии.
Таким обогащением ирбитской литературы стал выход в свет повести Марии Сосновских «Переселенцы», отрывающей трилогию, посвященную жизни харловского крестьянства в XVIII — первой трети ХХ веков.
Ирбитский край занимает особое место на литературной карте России. С ним связаны писатели Мамин-Сибиряк и Александр Фадеев, поэтессы Ксения Некрасова, Эмилия Бояршинова и Любовь Ваганова. Наконец, уроженец нашего края Иван Акулов создал лучшую книгу о русской деревне. Так что на их фоне, так же связанная с Ирбитским краем известная советская писательница Нина Попова выглядит уже представителем второго яруса красного леса ирбитской литературы.
По-прежнему щедра на таланты ирбитская земля. Но в сравнении с названными именами, это только густой лиственный подлесок.
Однако законны развития леса и литературы иногда совпадают. И подобно тенелюбивой ели, долго ждущей своего часа под покровом светолюбивых березок, но затем неизменно замещающей их, поднялся талант Марии Сосновских.
Долго шли к читателям ее произведения. Кажется, даже и ленивые издали в Ирбите свои книги, а у нее и на девятом десятке все это еще было впереди. Но ведь ценные породы не растут быстро, и это неизбежная плата за родство с красным лесом русской литературы. Время отшлифовало ее творения, отделив зерна от плевел. Не выдержали его проверку, хотя и дорогие автору, но несовершенные художественно страницы, посвященные минувшей войне. Но зато оставшиеся три повести «Переселенцы», «Пономаревы» и «Детство на хуторе Калиновка» уже навсегда войдут в «золотой фонд» ирбитской поэзии.
Талант от Бога, широкая эрудиция и наблюдательность, крестьянское трудолюбие и деревенская закваска вылились в создание действительно народных произведений — правдивое бытописание жизни великорусского крестьянства Центрального Зауралья. И никто уже не напишет лучше нее, ведь она стала одной из «последних из могикан», слышавших лебединую песню зауральской доколхозной деревни.

Алексей Еремин