На поле танки грохотали

На поле танки грохотали
6 Мая 2008
Каждый год девятого мая Юрий Константинович Семенов надевает пиджак, на котором приколоты два ордена Славы II и III степени, орден Отечественной войны I степени, орден Октябрьской революции, семнадцать медалей, и идет, в любую погоду, на встречу с такими же, как он, солдатами войны. Теперь они ветераны, а тогда, в начале войны были совсем еще пацанами, чья молодость пришлась на жестокие бои в которых, теряя своих товарищей, мужали и взрослели, седея раньше времени.

Начало войны
В июне 1941 года пятнадцатилетний Юрка отправился с отцом из родного Лопатково в деревню Басаны Чубаровского района, откуда бригада сплавщиков должна была спустить лес на воду. Работа сложная, опасная, поэтому определили парня кашеварить. Работали всю неделю до ночи, а в воскресенье рано утром вернулись на базу в деревню, чтоб помыться и подхарчиться. Там и узнали, что началась война. Отец с бригадой остался сдавать дела, а Юрку отправили домой. Прошагал тогда мальчишка пехом все тридцать километров. А дома мать уже собирала двух его братьев на войну….
Сама же война была еще где-то далеко, и о ней напоминал только военный заказ на лыжи, который они всем селом делали для армии. Потом Юрка работал на почте, где с такими же, как он пацанами, прошел 110-часовую программу молодого бойца. 4 сентября 1943 года справил семнадцатилетние, а через месяц их отправили в Свердловское танковое училище. Определили их в третий батальон в группу механиков-водителей. Учеба шла быстро, и уже в декабре состоялось первая отправка курсантов на фронт. Училище пустело с каждым днем, и только их четвертый взвод четвертой роты все оставался тут. Ребята, чтобы время не терять попросились на Уралмашзавод. Днем работали на сборке танков, а ночью их же и испытывали. Проверяли ход, пристреливали орудие, а утром гнали обратно.

Первый бой
Наконец, в мае 1944 года боевые машины эшелоном прибыли в город Загорск. Оттуда новому, только что сформированному, полку предстояла отправка в Прибалтику. Через день пути ночью началась бомбежка. Все вокруг гудело и выло, страшно раскалывались, словно они были игрушечными могучие танки, и обожженные люди падали и больше не вставали. Юрка еще ни разу не видевший смерть так близко упал на землю и вжался в нее, сколько мог. Утром всех кто выжил, собрали, и они вернулись обратно для формирования нового полка. В июне он полк был направлен на границу Белоруссии с Польшей, где шли ожесточенные бои. Едва выгрузились, как отдельная истребительная танковая бригада, в которой числился танкистом Юрий Семенов, приняла первый бой, останавливая прорыв немецкой танковой части. «Страха не было, – вспоминает ветеран, – молодость злостью храбрая, да и некогда было бояться, бой идет, успевай команды командира слушать да поворачиваться. Он вообще нам всем придавал уверенности, смелый был как черт и стрелял словно снайпер. Так вот и шли, пятьдесят  метров прокатили, открываю люк, вижу цель, трогаю его за ногу, он наклонится, сам посмотрит и к орудию. Я вывожу танк на малую мощность, кричу ему «дорожка» и он стреляет. Выжимаем газ и снова вперед».

Экипаж машины боевой
Так до Берлина, потеряв своего безвременно погибшего командира, который поехал в штаб, и по дороге их полуторка нарвалась на немецкие танки, они и пройдут всю войну вместе. Их боевой интернациональный экипаж составлял серьезный белорус Федор Геращенко, заряжающий Саша Орловский, весельчак из Казахстана и он водитель Юра Семенов, статный красавец с Урала и назначенный командиром танка капитан Маринин.
После пополнения, экипаж участвовал в ожесточенных боях под Вислой, где они в составе восьмой гвардейской роты шли в наступление. После пересекли Краков, где приняли участие в ночном бою. Полк тогда при потере одной боевой единицы уничтожил 29 немецких танков. Из них три танка на счету их экипажа. Прошли с боями Лодзь, Познань и вышли к городу Кюстрину. От него до Берлина оставалось всего 64 километра.    
Именно здесь состоялась та знаменитая описанная и экранизированная во многих  фильмах битва на Одере. Помните эпизод, в котором маршал Жуков представляет Сталину свою задумку насчет прожекторов… Даже в фильме это было потрясающее зрелище, а представьте какие сильные эмоции были у участников этого события. По словам Юрия Константиновича, 450 мощных прожекторов были установлены в одну линию. Немцы были настолько дезорганизованы таким масштабным зрелищем, что советские танки тогда 12 километров прошли в полной тишине, без единого выстрела и остановились перед Зееловскими высотами. Тут и произошла история, поднявшая еще больше боевой авторитет уральского парня.
Когда танки остановились, все разошлись кто куда - командир уехал в штаб полка, командир орудия пошел за боеприпасами, а заряжающий Сашка умчался за соляркой. Водитель, как и положено, остался с машиной. Вдруг видит прямо на него прет танк Пантера. Юрий, не раздумывая, заскочил в танк и к орудию. Первым выстрелом попал в гусеницу, разворотив ее, вторым - точно в башню танка. Опомнился, когда подбежавшие танкисты вытащили его из танка и начали расспрашивать, что да как…  Оставив после себя горящий танк, пошли дальше.

Май 45-го
23 апреля 1945 года их полк вышел на окружную дорогу на Берлин. Первого мая с боями ворвались в город, и уже виден был Рейхстаг, как бок машины разорвал случайный снаряд, от которого броня лопнула, словно скорлупа и ее осколками задело всем ноги.  Юрию досталось чуть больше, осколки попали в голову и спину. Пришлось вылезти, потом доползли до какого-то подвала дома. Там их наскоро перевязали, и они, чуть отлежавшись, поползли обратно к машине. Так и догоняли своих в машине с разорванным боком, через который улица была видна.
А дальше идут значимые даты. 2 мая по рации всем объявили о капитуляции немцев. Чуть танк подлатали, а 5 мая всех подняли по тревоге - немецкая танковая дивизия пошла на отчаянный прорыв к американским частям, которые стояли на Эльбе. Наши танки пошли на перерез, и едва немцы их увидели, как сразу сдались без боя. 6 мая состоялась знаменитая встреча на Эльбе, воспоминанием о которой Юрию служили часы, правда недолго, подаренные американским солдатом. А затем наступило утро 9 мая. «Когда нам на построении объявили, что война закончена, – говорит ветеран, и глаза его влажнеют, - мы все словно обезумели, онемение было минуту-две, а потом как шквал прозвучало тысячеголосое «Ура!». Ну, а потом такое ликование наступило, что не передать, нет слов таких…».  
В конце мая их танковый полк готовился к отправке в Японию. К концу августа, танки уже стояли на платформах, готовые в путь. Экипаж готовил и свой недавно полученный новенький танк. А в сентябре полк расформировали, война с Японией, едва начавшись, кончилась. Расформировали и их экипаж машины боевой. «Мы, – рассказывает старый солдат, – даже не успели толком и попрощаться. Уезжая, говорили, что обязательно найдем друг друга…». Но так уж разбросала их судьба, что больше никогда не довелось им увидеться. Только и остались на память у Юрия Константиновича теперь уже пожелтевшие от времени фотографии, на которых они такие молодые, а ему самому чуть больше восемнадцати лет.

Елена Абрамова



Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений