Федор Михайлович Мужев, ветеран

Федор Михайлович Мужев, ветеран
23 Марта 2005
Еще мальчишкой привела жизненная дорога Федора Михайловича Мужева в город Ирбит, куда были направлены властями его родители из Шушар Байкаловского района (в ту пору Краснополянского) в смутные времена коллективизации. На временное пребывание были помещены в Пассаж, закрытый в ту пору ввиду прекращения ярмарок и превращенный в пересыльный пункт, откуда направляли и в Нижний Тагил, и в Серов, и на другие новостройки первых пятилеток. Жили в Пассаже на третьем этаже, а после направления родителей на строительство Ирбитской ТЭЦ переселились в барак в районе нынешнего хлебопекарного завода. Жили трудно. Федор помогла родителям по дому и в огороде – маленьком клочке земли под овощи. С детства рос трудолюбивым.
С начала войны уже подросшим пареньком пошел Федор Михайлович на стекольный завод, заменив ушедших на фронт мужчин. Работал регулировщиком муфельных печей, порой сутками не уходя с работы, вкладывая посильную лепту в борьбу с врагом.
Призвали на службу 1 сентября 1942 года, направили в г. Тюмень, в учебную часть, в школу младших командиров.
На фронт попал осенью в 1943 году на Волховский фронт, сразу на передовую. С трехлинейкой в руках, лицом к лицу с врагом, в болотах и лесах. Немногие товарищи остались дивы после тех атак и обороны своих рубежей. А бой в конце ноября помнит до мелочей, как сейчас, спустя 60 лет. Рота была брошена черех болото в разведку боем. Перед боем всем раздали по 100 грамм спирта, но он не пил, отдал другим; может, это и спасло в том бою ему жизнь. Немцы находились на железнодорожной насыпи, хоть и небольшом, но возвышении, в отличие от бойцов роты, прорывавшихся по траншеям из бревен, возвышавшихся над болотом как тротуары (по определению Федора Михайловича). И только ползком по самому дну этих бревенчатых желобов можно было подойти ближе, на выстрел к насыпи. Сила воли, выдержка, хладнокровие и самообладание нужна бойцам, чтобы не встать в полный рост во время атаки и плотного пулеметного, а затем и артиллерийского обстрела, и не подставить себя под пули и осколки снарядов и вести стрельбу по врагу. В том бою полегла вся рота, и только четверо бойцов остались живы. Федору Михайловичу помог выбраться в лесок вятский паренек, воевавший с ним в одном взводе, окликнувший его. И только он отполз, как в то место угодил снаряд. На опушке они встретили еще одного бойца своей роты, выползавшего из под артобстрела. Среди изувеченных разрывами тел обнаружили еще живого однополчанина, которого Федор Михайлович вытащил на себе с поля боя, чем спас ему жизнь.
После того боя уцелевших бойцов роты взял к себе в полковую разведку душевный и заботливый командир – опытный разведчик, впоследствии выхлопотавший матери Федора Михайловича через военкомат небольшой клочок земли под картошку, в недалеком от бараков поле, за что Федор Михайлович и по сей день с благодарностью вспоминает своего командира.
Служба в разведке Мужеву пришлась по душе. Обстоятельный, трудолюбивый и внимательный, он не раз бывал за линией фронта на позициях врага, и за языком, и на разведке вражеских позиций и численности войск; по двое-трое суток длились вылазки, связанные с риском. Вместе с полком участвовал в наступлении, снятии блокады Ленинграда.
В 1944 году после окончания блокады были на переформировании, а после перебросили пол Нарву, где был вначале вторым, а после ранения первого номера и первым номером ПТР (противотанкового ружья). На передовых позициях стреляли бронебойными по танкам. Бои шли упорные, враг сопротивлялся и часто бросал танки и артиллерию в контратаки.
Это случилось 14 марта 1944 года.
И снова разведка боем, и опять у противника, находящегося на высоком берегу, как на ладони. Укрывались в небольших лесочках и кустарниках почти под непрекращающимся артобстрелом. До сего времени везло – было только один раз осколочное ранение в палец, кожу только просекло. Но в этот раз снаряд разорвался поблизости , и осколком ранило левую руку, повредило кость.
После перевязки, прямо на поле боя, отправили в полевой госпиталь на лошади. Весна, грязь непролазная, лошадь голодная, сама еле едет; добирались пешком, помогая идти друг другу. Еле дошли, потеряли много крови. Из полевого госпиталя отправили в Ленинград, а оттуда в Мантурово. Вскоре отправили домой, «списали подчистую», как выражается Федор Михайлович, и до 20 июня 1944 года пребыл в Ирбит.
Победу праздновал уже, будучи студентом – осенью 1944 года Федор Михайлович поступил учиться с мотоциклетный техникум, который окончил уже после окончания войны в 1949 году, и стал работать на мотоциклетном заводе мастером на участке клапанов, впоследствии ставшим участком головок цилиндров, в моторном цехе. Трудно было и тяжело, но не привык Мужев жаловаться на трудности: не было на участке наладчика, сам занимался наладкой станков, заболеет кто-то, и к станку встать не считал зазорным. В 1953 году разыскала бывшего полкового разведчика награда – медаль «За боевые заслуги».
Но сказывалось с годами ранение, и Федор Михайлович пришел работать в секцию наладки, где занимался освоением новых технологий и станков, не мало рационализаторских предложений претворил в жизнь.
А в 1967 году в жизни Федора Михайловича Мужева произошел новый поворот, пригласили работать в ГПТУ-75 мастером производственного обучении на группу наладчиков станков и автоматов. Работа, новая для него, оказалась интересной и увлекательной. Весь богатый жизненный и производственный опыт Федор Михайлович передавал будущим молодым рабочим, учил их профессии и настойчивости в достижении цели, не пасовать перед трудностями и мужественно находить пути их преодоления, за что и уважали его воспитанники. Многих из них он помнит и знает их жизненный путь, особо тепло отзывается о первом своем выпуске. С теплотой вспоминает Туйкова, дослужившего до звания полковника (воевал в Афганистане, был ранен в ногу). Шаболтасова, в последствии работавшего мастером на мотоциклетном заводе, и многих других. Более ста человек выучил Федор Михайлович профессии. Выпустил две группы наладчиков и четыре группы токарей-универсалов. Многих помнит учеников, и тех, кто учился хорошо, и тех, кто вызвал тревогу.
В 1980 году, в возрасте 56 лет Федор Михайлович переезжает из Ирбита к сыну в город Чебаркуль Челябинской области, где, находясь на заслуженном отдыхе, не может сидеть без дела и идет в лесничество поработать на свежем воздухе на посадке деревьев. За шесть лет руками Федора Михайловитча посажен огромный лес, посаженные саженцы сейчас уже превратились в высокие деревья.
Но прожитые в Ирбите годы не ушли бесследно. Любовь к городу и тоска по знакомым родным местам, где прошло детство, откуда ушел на фронт, куда вернулся после ранения, где прошли годы юности, становлении, где много было пройдено и сделано своими руками, с годами как магнитом тянут к себе. Федор Михайлович возвращается обратно в Ирбит, где и живет сегодня этот соответствующий своей фамилии мужественный, скромный и трудолюбивый человек, совершивший свой ратный и трудовой подвиг. И сейчас, в свои 80 лет, он выглядит намного моложе своего возраста, неугомонен и бодр, и не всегда его можно застать дома. Уж такой он - Мужев Федор Михайлович.

Анатолий Сибирцев, старший лейтенант ПУ-75