Усадьба мещанина Некрасова
В 1879 году (по другим данным в 1885 году) был построен каменный дом Некрасовых. До революции 1917 года там жил мещанин Сергей Дмитриевич Некрасов с женой.
Одноэтажный, занимающий угловое положение особняк — характерный пример т.н. «кирпичного стиля», широко распространенного в конце XIX в., с характерным для него обилием декоративных элементов в виде аркатурных поясов, профилированных кронштейнов. При всем этом фасады отличают четкая композиция, подчиненное ей размещение аттиков, лопаток.
Cрезанный угол с входом объединяет фасады композиционно. Прямое развитие характер архитектуры дома получил и в примыкающей к нему ограде двора с въездными воротами и фланкирующими их калитками.
Ни сада, ни огорода в усадьбе не было. Всё пространство, замкнутое кирпичными стенами дома и каменной оградой с воротами, устроенной по всему периметру противопожарной стеной — брандмауэром, помимо названных объектов было отведено под обширный двор (451,2 м2). Вероятно, крестьянский сын Сергей Дмитриевич Некрасов принимал в ярмарку гостей с товарами, предоставляя складские помещения и комнаты, тем самым зарабатывал себе на жизнь, как и многие ирбитчане в те годы.
Течение размеренной жизни семьи Некрасовых нарушил 1917 год, а затем Гражданская война, разделившая людей на белых и красных. После отступления из Ирбита колчаковских войск в 1919 году и установления советской власти начался процесс национализации имущества тех, у кого его общая стоимость превышала пять тысяч рублей, а позднее — и три тысячи рублей. Оценку проводили люди, а им свойственно ошибаться, поэтому немало трагедий и несправедливости произошло в те времена.
Первые имения национализировали у тех, кто ушёл из Ирбита с белой армией. Некрасов не уходил, но в 1927 году и в его дом постучали «представители» власти. Описали то, что увидели. Дали хозяину расписку об изъятом имуществе, составили акт о поступлении его в распоряжение окрместхоза. В акте обозначены стулья мягкие (поломанные), стулья венские, два умывальника с мраморной доской и прочее. Произошло это 15 апреля 1927 года в присутствии хозяина, а наутро 16 апреля в окрместхоз поступило заявление от некого Я. С. Криулина с просьбой передать ему, как он пишет, «четыре мягких истрёпанных стула, которые выявлены мною и привезены на склад от гражданина Некрасова».
Этим дело не кончилось. 20 апреля 1927 года «непрошенные гости» пожаловали вновь. Хозяин на этот раз к ним не вышел, поручил присутствовать на очередном изъятии имущества жене. Был составлен акт (орфография сохранена) «…на предмет изъятия музыки фортепяна и мягкий диван…»
С одной стороны, этот документ свидетельствует о том, что хозяевам было не чуждо музицирование, любовь к музыке, искусству, а с другой — о человеческой жадности.
Усадьба сохранилась, сохранилась замечательной кирпичной кладки ограда, ворота, сам дом. Долгое время здание занимал вендиспансер, а в 90-х годах XX века дом вновь стал жилым.
Это один из замечательных памятников архитектуры Ирбита.

Аникин, В. К.  Усадьбы старого Ирбита. – Екатеринбург: Банк культурной информации, 2013. – С. 46 – 51.
Свод памятников истории и культуры Свердловской области. Том 2. Свердловская область / Отв. ред. В. Е. Звагельская. – Екатеринбург: «Издательский дом «Сократ», 2008. – С. 269.