Ароматы смерти

Ароматы смерти
7 Декабря 2006
Серьезной проблемой для современного общества является проблема токсикомании среди молодежи. В этой статье мне хотелось бы поговорить о ребятах, наших ровесниках, которые по воле судьбы стали токсикоманами.
Для нашего города эта проблема не чужда. Токсикоманом может стать ребенок, которому в семье не хватает родительской ласки, заботы и внимания. В большинстве своем это ребята из неблагополучных семей, родители, которых либо алкоголики, либо осуждены и сидят в тюрьме (только в районе нашего города от Цыганского поселка до улицы Белинского проживает 93 неблагополучные семьи, в которых воспитывается 167 детей).
Мы проконсультировались с врачом наркологического отделения Ирбитской ЦГБ Людмилой Ивановной Снегиревой, которая рассказала, что токсикоманами, как правило, становятся дети 10–16 лет, 17–25 лет - это наркоманы, а старше (если доживут) к наркотической зависимости прибавляется еще и алкогольная (Перспективы незавидные!). Токсикоманом может стать каждый, но склонность к этому проявляется у тех, чьи родители сами принимали или принимают алкоголь и наркотики. Увлекшись токсическими веществами, ребята обитают на теплотрассах по 50 лет Октября, Свердлова и др., где находят себе компанию. Основную часть этой банды составляют асоциальные дети, но есть ребята из вполне благополучных семей, они являются для остальной группы источником денежных средств для покупки различных токсических веществ (бензин, клей, морилка…).
Ведя такой образ жизни, ребята вынуждены воровать еду, одежду и др., поэтому неудивительно, что зачастую они становятся ворами. Милиция иногда совершает рейды по теплотрассам и забирает этих ребят, ставит их на учет, а, узнав о том, что дети – токсикоманы отправляет их в наркологическую больницу, где ребята проходят курс лечения (Всего лишь 21 день, за которые практически ничего изменить нельзя). Затем их отпускают, но, опять попав в среду друзей-токсикоманов, недавний пациент, обещавший доктору больше не вдыхать смертельные пары, вновь становится зависимым человеком.
Во время подготовки этой статьи мы сходили в наркологическую больницу нашего города и задали несколько вопросов мальчику 15-и лет, который сейчас лечится от токсической зависимости. По его просьбе мы не станем называть его имени.
- Кто приобщил тебя к парам морилки?
- Я смотрел на друзей, с ними все нормально. Я попробовал один раз, и мне понравилось.
- Что ты чувствовал в то время, когда дышал этими парами?
- Расслабление (с таким же успехом можно и поспать – Авт.).
- А галлюцинаций не было?
- «Мультики» бывают не у всех, у меня не было (Расслабление это первая стадия действия паров, «мультики» - вторая, а третья – это уже летальный исход, по сути если уж так хочется посмотреть «мультики», то ничуть не хуже и по телевизору показывают – Авт.).
- Что такое морилка и где ты ее брал?
- Это лак, которым красят дерево, его в магазинах продают.
- Кто привел тебя в больницу?
- Милиция.
- А друзья твои здесь лечились?
- Все. Двое и сейчас лечатся. Я здесь первый раз.
- Кто-нибудь возвращается к токсикомании?
- Возвращаются.
- А ты вернешься к этому занятию?
- Не хочу.
Когда я шла на это интервью, то думала, что передо мной предстанет страшненький, выражающийся только нецензурными выражениями мальчик, но, увидев его, я поняла, что ошибалась. Я увидела симпатичного молодого человека, он, за время нашего разговора, не матерился и не разу никого не оскорбил. Сейчас этот юноша выкуривает в день по пачке сигарет, но это, я считаю лучше, чем нюхать морилку, хотя и от курения неплохо было бы отказаться. Не будь он бомжем и бывшим токсикоманом, в него могла бы влюбиться каждая девушка. Обдумывая состоявшийся разговор, я пришла к выводу, что эти больные люди нуждаются в помощи, возможно, если бы в их жизни было больше любви и заботы, то они не стали бы заниматься таким смертельно опасным занятием.

Таня Силина