Знаменитые земляки

Знаменитые земляки
23 Февраля 2003
Воин, хлебороб...

До сих пор в чести Герои Советского Союза и России, полные кавалеры орденов солдатской Славы. Одновременно все чаще начинают вспоминать и о тех, кто в начале прошлого века, гордо носил на груди другие знаки воинской доблести – Георгиевские кресты. Особенно если колодка наград была полной – была крепко «сбита» из крестов всех четырех степеней и четырех же георгиевских медалей.
Наш сегодняшний рассказ об одном из таких «абсолютных» кавалеров высокочтимой солдатской награды – уроженце деревни Малаховой Ефиме Андриановиче Ильиных.

Детство и отрочество

Родился будущий георгиевский кавалер в феврале 1876 года в семье крестьянина-бедняка.
Может, поэтому отец Ефима – Андриан Кузьмич отдал своего младшего сына в помощники к богатому односельчанину уже в восьмилетнем возрасте. А может, понадеялся, что сметливый паренек не только пройдет своеобразную школу непростого крестьянского труда у доброго хозяина, но и переймет у него «секреты» разумного хозяйствования на земле. Отец в итоге не ошибся – и трудовую закалку юный бороноволок получил отменную, и настоящую начальную церковно-приходскую школу окончил, ибо хозяин настоял, чтобы Ефимка обязательно учился грамоте в соседней Чубаровой. В итоге в хозяйство отца 13-летний Ефим вернулся и грамотным (что выгодно выделяло его среди сверстников), и перенявшим относительно передовую агротехнику.
Тем паче в отцовском хозяйстве было, где руки приложить – кроме пахотного клина и приусадебного участка Ильиных имели двух лошадей и двух коров, жеребят, телят, свиней, овец, гусей и куриц.

Начало службы

Первая «крутая» перемена в жизни Ефима произошла в 1897 году. Старший из братьев Ильиных – Михаил достиг к тому времени призывного возраста. Однако вместо него вызвался служить младший брат. Призывная комиссия просто не могла принять другое решение, когда увидела, перед собой высокого, здорового (да к тому же грамотного) парня, державшего менее фактурного старшего брата на руках...
В армии Ефим был сразу же определен в учебную команду, где готовили унтер-офицеров. Во время действительной службы получил Ильиных и первое боевое крещение – принял участие в составе российского «ограниченного контингента» в подавлении «китайского мятежа» (так называли в то время народ на восстании в Северном Китае, обычно именуемое «боксерским» или ихэтуаньским, проходившее в 1899-1901 годах).
Не знаем, какие чувства обуревали в это время простых солдат и унтер-офицеров, но приказ есть приказ!

От мира до войны невелика дорога

Вернувшись в 1902 году домой, Ефим Андрианович женился на уроженке деревни Лариной (что в Шадринской стороне нынешнего Байкаловского района) Дарье Александровне Фадеевой. В сентябре 1903 года в семье родилась первая дочь Домна. Казалось бы, теперь вольная воля умелому хлеборобу в постоянном усилении хозяйства, да война вмешалась. Русско-японская, она окончилась поражением Российской империи. Но не русского воинства, еще раз доказавшего, что при умелом командовании и сильном тыле оно непобедимо.
Ефим Ильиных воевал по-геройски, укрепив гимнастерку Георгиевскими крестами третьей и четвертой степеней и двумя медалями. Командир полка, вручая Ефиму Андриановичу второй крест, предлагал остаться в армии на более длительный срок. Но природного хлебороба военная карьера не прельстила.

Годы мира и труда

Вторая мирная «передышка» оказалась более существенной – восьмилетней. Хотя годы не тянулись тяжелогруженым возом – летели быстрой птицею. Крепло хозяйство, росла семья, шло накопление средств для строительства нового дома... Дети рождались практически ежегодно. Но из двенадцати родившихся в 1904-1914 года в живых осталось только трое. Остальные умерли в младенчестве, в основном от «горловой болезни», под которой определялись тогда и дифтерия, и скарлатина, и коклюш...
Двор был заполнен скотом, накоплен был амбар хлеба и изрядная сумма денег. О строительстве нового жилья уже не мечтали, а вовсю готовились. Все нарушил август 1914-го – началась война с Германией и ее союзниками.

Первая мировая...

Уходил на новую войну старший унтер-офицер Ильиных без особого воодушевления. Жене и старшему брату строго наказал не сеять в 1915 году зерновые – жить за счет хлеба, накопленного в амбаре. Прав оказался потом Ефим Андрианович – неурожайные выпал год – многие даже семена не собрали...
На новой войне служить досталось в старом полку. Даже командир роты прежний оказался – по фамилии Загроба. Новобранцы очень быстро оценили вновь прибывшего унтер-офицера – рукоприкладства он не допускал, наоборот, учил, как уцелеть в рукопашном бою, продемонстрировав несколько приемов нападения и защиты (нынешнее самбо не на пустом месте родилось!)
Воевал Ефим Андрианович, так же как и хозяйствовал – уверенно, «с головой», попусту под пули не лез. Они его и обошли.  Но контузило бывалого солдата неоднократно. В первые два года войны его трижды отправляли домой на лечение. Особенно было тяжело подниматься после отравления газами...
Не раз приходилось спасать жизни товарищей по оружию. Однажды сослуживец спас от гибели самого Ефима. Засыпанного землей его откопал солдат, у которого взрывом снаряда были оторваны обе ноги. Откопал и прошептал перед собственной смертью: «Живи долго, Ефим, слава Богу, я спас тебя...»
Уже в первые годы войны Ефим Андрианович был награжден Георгиевскими крестами I и II степеней, став полным георгиевским кавалером...

Что привез с войны?

С фронта Е.А. Ильиных вернулся летом 1918 года, после расформирования полка. Что привез с войны? Жена – Дарья Александровна рассказывала потом младшему сыну Алексею – «Вшей и грязное белье». Да еще подорванное здоровье и большую нелюбовь к войне.
Может поэтому в гражданскую войну не встал полный георгиевский кавалер на какую-либо сторону баррикад – не был ни в красных, ни в белых. В политике больше других сочувствовал эсерам, их крестьянской программе.
Наградами не хвалился – не то было время, да и в родной Малаховой георгиевских кавалеров было немало. Правда, полный бал высших знаков солдатской доблести имел он один. За что и получил уличное прозвище «Король».
Крестьянствовал по мере возможности, положительно отнесся к новой экономической политике. В ее период вступил Ефим Андрианович в товарищество по приобретению сепаратора (на четыре хозяйства) и жатки – самосброски.
Вновь удалось собрать амбра зерна и в 1925 году осуществить, наконец, давнюю заветную мечту – построить новый дом.
Потом пришла пора коллективизации. Крепкий середняк Ильиных в 1929 году вступил сначала с коммуну, а годом позднее – в колхоз «Красный зауралец». Как грамотного и опытного человека, его направили на курсы семеноводов. Но проработать в должности последнего долго не пришлось.
Вдрызг разругался Ефим Андрианович сначала с комсомольцами – бороноволоками, потом с представителем райкома партии. По вовсе нехитрому поводу – пожалел лошадей, за которыми, по его мнению, ухаживали не как надо, точнее совсем не берегли.
Ярлык «врага народа» в те годы навесить было нетрудно. Навесили его и на георгиевского кавалера. Раскулачили, конфисковали имущество и скот, выселили с семьей на квартиру...
Умер Ефим Андрианович в 1932 году на лесозаготовках. Тяготы военных лет и несправедливое обвинение даром для воина-хлебороба не прошли. Да и не для него одного, если вспомнить до предела насыщенную историю недавно ушедшего XX века.
Прошлого, говорят, не поправить! Но сохранить память о человеке, которого называли в первую мировую «истинным русским богатырем», - дело святое.

Валентин Живулин

P.S. Автор благодарит сына Е.А. Ильиных – Алексея Ефимовича за предоставление сведений об отце.