А жизнь продолжается…

А жизнь продолжается…
28 Июля 2015
Вот оборвалась еще одна жизнь. На 89-м году от нас ушел Арий Марьянович Гвяздовский. Друзья и родные надеялись и готовились отметить его 90-летие. Не получилось. Болезнь оказалась безжалостной.
Арий Марьянович родился в Ирбите. Наполовину, по отцу он поляк, а по жизни – русский, наш земляк, ирбитчанин. Рос как все, в школу бегал вместе с другими мальчишками. А в 41-м (15 лет ему тогда исполнилось) поступил на работу на стекольный завод в механический цех, одновременно учился в школе ФЗО. А когда стал слесарем четвертого разряда, в 43-м, по комсомольской путевке был командирован в город Свердловск на «Уралэнергомонтаж». Там посчитали, что он нужен на Красногорской ТЭС в Каменск-Уральском, затем – на СУГРЕСе в Среднеуральске. Как-то, уже будучи на заслуженном отдыхе подсчитал, что за годы войны отработал по 12 часов без выходных и отпусков 3 года 6 месяцев 9 дней. Шутя подсчитывал. Но эти цифры улыбку почему-то не вызывают. Как же они, мальчишки и девчонки военного времени выдерживали это!? Почему не плакали, да нет, плакали, только чтобы никто не видел, но не скулили – это точно, хотя голодные и холодные были.
Арий, как большинство его ровесников, рвался на фронт, обивал пороги военкомата. Его не призвали, со своей специальностью и работоспособностью он был нужен в тылу. До конца жизни сохранилось чувство голода. «Хлебные карточки у нас часто воровали, - вспоминал Арий Марьянович, - хорошо, если не в начале месяца. А если в первых числах утащат, целый месяц приходилось жить без хлеба…».
Дома, в Ирбите (это было уже в 1946-м году) пошел учиться в самое престижное в то время учебное заведение – мототехникум. По окончании был направлен на мотозавод в лабораторию контрольных испытаний в ОТК, как оказалось, на целых 37 лет.
Пытаюсь, в какой-то степени – для себя, уяснить, что же такое лаборатория контрольных испытаний? Какова ее роль на заводе? После консультации со знатоками поняла: если ОГК – мозг завода, то лаборатория контрольных испытаний – это система кровоподачи, питающая мозг и все тело, контроль состояния его нервной системы. И ответственным за все это был Арий Марьянович, целых 36 лет.
Основная форма работы лаборатории – испытание мотоциклов, снятых непосредственно с конвейера, без какой-либо подготовки (серийно-выборочный контроль). Испытания проводились в различных условиях. Ездили на «многодневки» в разные города Советского Союза (Ереван, Ужгород, Пятигорск), наматывали тысячи километров в Серпухове, на специальной трассе НИИАВТОМОТОПРОМА и в Дмитрове – на единственном в Советском Союзе специализированном автополигоне. Регулярно проводились соревнования под названием «Первенство заводской марки». Съезжались вместе представители девяти мотоциклетных заводов со всего Союза. Соревновались как на серийно-выборочных машинах, так и на специальных спортивных. Один(!) наши испытатели приехали из Дмитрова победителями.
Так подробно пытаюсь раскрыть работу лаборатории только потому, что целых 36 лет Арий Марьянович был ее руководителем, ее центром, полномочным представителем завода на испытательных трассах и в вышестоящих организациях. Он отвечал за то, чтобы собрать, обобщить, донести до руководства завода все обнаруженные слабые стороны конструкции, недоделки или неполадки изготовителей. Практически озадачивал весь заводской коллектив, что в первую очередь надо исправить для улучшения качества нашей «заводской марки».
При отчете у директора завода после накатанных очередных тысяч километров – его слово главное. Ему верили, ему доверяли. Если же на предприятии появлялись представители вышестоящих контролирующих органов, первым приглашали его. Арий Марьянович участвовал за 36 лет практически во всех испытательных пробегах и соревнованиях, не как водитель-испытатель, а как руководитель. Уже находясь на заслуженном отдыхе, рассказывал об этих поездках, часто – с юмором, иногда – с грустью (Эх! Еще бы съездить разок!). Кроме каких-либо неполадок в собственных машинах, приходилось еще и сталкиваться с не совсем порядочными поступками соперников (по-нынешнему – конкурентов). Как-то на мотоцикл, на котором ехал Арий Марьянович с водителем, с моста сбросили тяжеленный мешок с песком, надеялись убрать их с испытательной трассы. Арий Марьянович тогда получил травму колена.
Вот ушел человек из жизни, но как-то хотелось бы оценить его вклад в дело родного завода, в дело своей страны. А как это сделать? Не считать же,
сколько бракованных деталей и недостатков конструкции он обнаружил за свою жизнь. Да и не надо. Это его трудом жил завод, совершенствовалась наша продукция. И не его вина, что того(!) завода уже нет. В таких случаях говорят, Родина высоко оценила его труд. Он награжден медалями «За доблестный труд в честь 100-летия со дня рождения В.И. Ленина», «Ветеран труда», «Ветеран автомобильной промышленности», знаком «Победитель социалистического соревнования министерства автомобильной промышленности…). Сегодня в семейном архиве хранятся юбилейные медали за 20-, 50-, 60-, 65-, 70-летие Победы в Великой Отечественной войне, врученные человеку, который не был на фронте. Но врученные – по праву, за его труд на Победу. А медаль «За доблестный труд в годы Великой Отечественной войны…» ему (и Нине Ивановне, его жене, - тоже) вручили только в 1992(!) году.
Совершенно удивительная история с этими медалями. По окончании войны на заводе на заводе составляли списки тех, кто работал, уточняли стаж. А наши молодые и очень скромные мотозаводцы Арий и Нина сказали, что они не могут входить в этот список. Решили, что его работа на стекольном заводе, на Красногорской ГЭС, на СУГРЕСЕ, а ее – в Курской области, не считается, так как это – не мотозавод.
И еще о наградах. Пожалуй, у каждого мотозаводца в трудовой книжке есть такие записи: благодарность ко Дню Конституции, к 1-му Мая, к трудовому юбилею. А вот у Ария Марьяновича более двадцати записей такого порядка: благодарность за испытание мотоциклов в сжатые сроки. И премия: от 10-154 рублей до… Самая высокая – 100 рублей – была выдана дважды в 1970 и 1985 годах, а в записи добавлены три слова « в тяжелых условиях». Особое место в домашнем архиве отведено золотому знаку «Совет да любовь». За их с Ниной Ивановной любовь в течение целых 50 лет, за их детей – сына и дочь, за внуков – их трое. Арий Марьянович считал своим долгом дать детям образование, помочь внукам, чтобы они тоже учились. Сегодня в семье четыре диплома о высшем образовании, четыре о средне-техническом. Из пяти замечательных правнуков – старший уже студент четвертого курса архитектурной академии.
Не стало Ария Марьяновича, но жизнь продолжается в его детях, внуках и правнуках. Его по-прежнему любят, а сейчас еще и помнят родные и близкие люди. Его дело продолжит молодое поколение Гвяздовских.
Галина МОСУНОВА