А им была нужна одна победа...

А им была нужна одна победа...
28 Апреля 2015
Удивительное чувство: знаешь человека давным-давно, ходишь с ним по одним улицам, или даже живешь с ним в одном доме, и вдруг узнаешь такое!.. Узнаешь и понимаешь, как же это несправедливо, что за много лет ни разу не сказали ему спасибо за содеянное им, не поклонились в пояс, не поблагодарили за жизнь его, за детей его, за великую Победу.
Именно к таким людям относится Геннадий Семенович Зенков. Детство Геннадия нельзя назвать очень счастливым. Его семья (отец, мать и семеро детей) жили в деревне Никитиной. У них был кирпичный дом. В то время в деревне это редкость. И естественно, их раскулачили, выселили из дома. Многодетную семью приютил друг отца. Но «пришла беда – открывай ворота». Через год умерла его мама Евгения Кирилловна. Геннадия отправили в детский дом в Алапаевский район. Отец, Семен Иванович уехал в Ирбит. Устроился на работу. На лошадке по узкоколейке возил муку от Зязинской мельницы на хлебозавод. Через некоторое время из деревни Новгодовой привез в город дом (2-х этажный, на 4 семьи), поставил его на улице Советской, 32. Устроился сам, а рядом поселил своих сыновей.
Геннадий был отчаянным мальчишкой, никого и ничего не боялся, мог за себя постоять. Когда еще мама была жива, помогал ей по хозяйству, пас гусей, кормил поросят. Бывало забежит во двор четвероногий чужак, он его палкой-палкой… Хоть и меленький, но крепкий и сильный. В семье помнят такой случай: возле «пожарки» валялась двухпудовая гиря, он поднял ее и ударил по углу строения, пожарники выбежали на улицу, вместо наказания один из них сказал, что из этого парня вырастет настоящий мужик.
Наш читатель может сказать, зачем об этом-то писать. Да затем, чтобы понять, как формировался характер этого человека, будущего солдата-защитника.
Из детского дома Геннадий сбежал, пешком пришел в Ирбит. Устроился на работу грузчиком на кирпичный завод, выучился на электрика. Познакомился с девушкой Настей, сначала провожал ее в д. Бузину, потом стали жить вместе, комнату в городе снимали. И только тогда, когда у них появились дети Юрий и Галина, отец разрешил переехать в их дом. Потом еще появился один сын – Владимир.
Перед войной в семье вроде все утряслось, дом был, работа была, семьи созданы. Но 41-й опять все переставил по-своему. Геннадий в декабре был уже призван в армию. Его зачислили в минометный полк начальником зарядно-аккумуляторной станции, после присяги присвоили звание – гвардии сержант.
Первые зарядно-аккумуляторные станции – «Натик» - это трактор, с установленными на нем швеллерами, по которым запускали 1300-миллимитровые снаряды (прообраз «Катюши»). Немцы засекли эти установки и разбомбили с самолетов. Пришлось отступать, чтобы не попасть в окружение. На новом месте свой аппарат устанавливали уже на автомобиль «ЗИС», его обслуживали четыре бойца и командир отделения. На
железнодорожной станции Великие Луки скопилось тринадцать наших эшелонов, налетели самолеты с крестами и бомбили, заход за заходом. Геннадий побежал под мост и упал на лежащего там бойца. Самолеты улетели. Он поднялся, а боец, который лежал под ним, оказался убитым. Осколок пролетел около бедра Геннадия, пощадил его, а того мальчика – нет. Позднее стало известно, самолеты на эшелоны навел диспетчер – вражеский агент.
Ко времени боев на Курской дуге, военная техника заметно совершенствовалось. Командой Зенкова были получены американские студебекеры с хорошей проходимостью. После произведенного залпа снимались с места, и когда прилетали немецкие бомбардировщики, установки находились уже в другом месте.
При наступлении Геннадий вместе со своими бойцами переправлялись через Керченский пролив на барже. Началась бомбежка. Бомба упала совсем рядом, установка ушла на дно. Сам Зенков оказался в воде, его, еле живого, спасатели зацепили багром и вытащили. В июне 44-го Геннадий Семенович был ранен осколком. Находился на лечении в ленинградском госпитале, ногу хотели отнять, он отказался. И через месяц снова в бой. Следуя из госпиталя в свой полк, зашел на рынок обменять мыло на хлеб (такое преступление!), но был задержан бдительным патрулем. Посадили в вагон к пяти таким же бедолагам. Объявили приговор: в штрафбат! Наш отчаянный земляк по дороге отобрал у сопровождающего сумку, документы раздал товарищам по несчастью. И они разбежались по своим воинским частям.
Конец войны гвардии сержант Геннадий Семенович Зенков встретил в Берлине. Победители ходили по немецкой столицы, радовались жизни, а в душе все еще оставались мальчишками. Вдвоем с шофером наткнулись на брошенный гараж, а в нем – новенький «Мерседес». Завели и покатили по берлинским улицам. Но … первый встречный офицер автомобиль у них конфисковал!
После приказа Г.К. Жукова о демобилизации сибиряков и уральцев нашему герою не раз пришлось столкнуться с происками врагов. В Польше местные жители усиленно угощали победителей спиртом, в результате с поезда сняли восемьдесят трупов. Жуков тогда приказал следовать до границы без остановок. Но и «дома» в России тоже было небезопасно. Когда подъезжали к Перми, на крутом повороте рядом с водоемом молодой машинист заметил, что железнодорожный путь разобран. Он успел остановить эшелон.
А на ирбитском вокзале «таксист» на лошадке усадил солдата в свою кошовку, доставил до дома, денег за проезд не взял.
В семейном архиве хранятся боевые награды гвардии сержанта Зенкова Геннадия Семеновича: девять благодарностей Главнокомандующего, две медали «За отвагу», медали «За взятие Берлина», «За победу над Германией», «За оборону Кавказа», орден Отечественной войны первой степени (вручен в 1986 году в честь сорокалетия великой Победы). Фронтовая «география» гвардии сержанта – Южный, Закавказский фронты,
Отдельная Приморская Армия, 4-й Украинский, 1-й Белорусский. Это о нем: «… пол Европы прошагали, пол земли…».
На гражданке Геннадий Семенович не изменил своей довоенной, да и военной тоже, специальности. Работал до выхода на заслуженный отдых электриком-аккумуляторщиком. Снова перематывал «динамки», «релюшки», бобины, ремонтировал аккумуляторы. Но фронтовые раны никого не оставляли в покое, болели, ныли, стонали, и чем дальше, тем сильнее. Каждую весну у Геннадия Семеновича раненая нога начинала болеть, синеть. В больницу не обращался принципиально. Помогала его любимая женщина, обладающая даром знахарки, заговорами снимала боль, а когда она ушла из жизни, младший сын заваривал крапиву, делал примочки.
Ветеран жил все в том же доме дореволюционной постройки, который уже завалился на бок, а нижний этаж ушел в землю. Благоустроенное жилье (однокомнатную квартиру) получил в возрасте 72 лет.
Соседские мальчишки липли к нему, как к лучшему другу, а, повзрослев, называли его уважительно «Батя».
Этот материал был подготовлен, благодаря доброй памяти младшего сына – Владимира. Но наш читатель помнит, что у Семена Ивановича сыновей-то было шестеро, четверо из них воевали, двое сгинули в этой бойне. Несправедливо будет не рассказать о них то, что известно.
Старший из детей – Гурий – первенец в семье Зенковых, в 16 лет, работая в колхозе на жнейке, потерял руку, но, тем не менее, повестку ему принесли. Он отправился в военкомат, медицинскую справку предъявлять не было необходимости, весь на виду. Гурий закончил сначала Ирбитское педагогическое училище, затем Ирбитский учительский институт, работал учителем математики в школе, в отделе культуры Ирбитского района. И самое главное, вырастил десять (!) детей, которые все стали достойными людьми.
Второй брат – Татион Семенович – работал там же, где и его отец, грузил муку на Зязинской мельнице. Полюбил девушку Ксению с автоприцепного завода, По вечерам гуляли в Сиреневом сквере. Создали семью, родили двух сыновей. В 41-м призвали его в армию, а через год пришло извещение, что Татион пропал без вести. Долгие годы жена и уже повзрослевшие сыновья писали в различные инстанции. Искали его. И только в 2007 году младший сын Эдуард съездил на могилу отца в деревню Пушкари Бельского района Смоленской области. Поклонился братской могиле и обелиску, на котором было имя его отца. И привез в Ирбит горсть смоленской земли, «похоронил» ее на могилке мамы, имя отца выбил на ее памятнике.
Третий брат ушел из жизни в 19 лет после сильной простуды.
Еще один защитник Родины – Николай Семенович Зенков. К огорчению родственником, не сумели отыскать какие-либо документы о его боевом пути. Известно только, что
младший лейтенант Зенков Н.С. убит 8 августа 1942 года и покоится в д. Петушки в той же смоленской земле, что и его старший брат. И еще в памяти чей-то рассказ о том, что Николай возвращался из 124 батальона в свою часть, и по дороге был убит немецким снайпером.
Самый младший из братьев Михаил Семенович на войне был командиром орудия – 22-х миллиметровой гаубицы в звании сержанта. В его наградном листе есть такие строки: «…в районе Амаленхов вблизи Шталлупенена (Восточная Пруссия) огнем из своего орудия подбил средний танк противника, уничтожил станковый и ручной пулеметы…, чем обеспечил возможность нашей пехоте продвинуться вперед…». Именно после этого эпизода Михаил был награжден орденом Славы третьей степени. В том же наградном листе имеется запись о награждении Михаила Зенкова двумя медалями «За отвагу». Участвовал в освобождении Кениксберга. С женой Марией Дмитриевной вырастили дочерей Ольгу и Людмилу, которые живут сегодня в нашем городе.
Вот и все, что сохранила память о военных путях-дорогах братьев Зенковых – солдатах и воинах, Родину собой защитивших, мирное небо детям и внукам своим подаривших.
Выполняю просьбу Владимира Геннадьевича Зенкова, который, собирая эти неповторимые свидетельства войны, неоднократно обращался в «Государственный архив в городе Ирбите», сотрудники которого пытаются сохранить и оставить потомкам не сухие факты, а живую незабвенную память, пронизанную подробностями героических судеб, передать благодарность, признательность, просто сказать спасибо за их неравнодушие.
Галина МОСУНОВА






ООО "Печатный вал" (новости)
Александр Камянчук (краеведение)