Это ее великая Победа…

Это ее великая Победа…
8 Января 2015
Счастливая Поля приехала домой, в Ирбит, после окончания Тавдинского медицинского училища. В портфеле лежало направление на работу в Монголию. Но все планы рухнули разом, когда брат вбежал в дом и, задыхаясь, выкрикнул: «Война!».
На второй день из училища пришла телеграмма: Поле необходимо было выехать обратно в Тавду. Восемь медсестер пошли в военкомат. Полина была секретарем комсомольской организации училища, она настойчиво просила военкома от имени всех девушек отправить их на фронт. Военком сказал: «В тылу, в госпиталях, вам не легче будет».
Так они оказались в эвакогоспитале, который формировался там же, в Тавде. Первых раненых принимали со слезами на глазах. Им, совсем юным, не приходилось никогда видеть боль молодых солдат, их ровесников, изувеченных войной. Перевязывая, никак не могли сдержать себя, хотя знали, что нельзя расстраивать раненых своими переживаниями. Шли дни, недели, месяцы. Девчата рвались, если уж не на фронт, то хотя бы в прифронтовой госпиталь. И вот известие: их госпиталь переводят на Кольский полуостров. Проезжая Вологду, Беломорск, девчата увидели своими глазами страшные следы войны: разрушенные дома, эшелоны с ранеными.
В 42-м в Мурманске Поля приняла первое боевое крещение. Госпиталь располагался в двух школах. Во время ее дежурства белой северной ночью фашистский самолет бомбил город. Взрыв раздался совсем рядом: бомба угодила в соседнее здание. Самолет носился над госпиталем так низко, что медсестры даже видели силуэт фашистского летчика. От пулеметных очередей посыпались оконные стекла. Главный врач приказал всех раненых, которые не могут сами идти, перетаскивать в бомбоубежище. Не помнит Поля, который по счету был этот раненый. Но знает, что был он огромного роста. Капитан Мельников, раненый в обе ноги, не мог двигаться. Девушка взвалила его на свои плечи. Ноги подкосились от тяжести, чуть не упала. Но сжала зубы, собралась с силами и пошла. И, надо же случиться беде, только перетащила его через порог, как рухнула с потолка балка. Обоих придавило. Плача, Поля успокаивала капитана: «Ничего страшного, сейчас мы быстро спустимся в бомбоубежище. Главное – живы!». После этого она сама два месяца пролежала в госпитале.
Наверное, их спасала вера в Победу, молодость. Ведь, порой, не спали по двое-трое суток. После дежурства стирали раненым белье, обмундирование. А сколько перестирано кровавых бинтов! И все руками, на холоде, ни каких тебе стиральных машин.
Полина, с ее характером, воспитанием, пониманием жизни не смогла не подойти к секретарю партийной организации госпиталя со словами: «Мне двадцать лет. Хочу вступить в члены нашей ленинской партии». Секретарь ответил: «Что ж, Поля, как комсомольский секретарь нашего эвакогоспиталя ты отлично справляешься со своими обязанностями. И я первый напишу тебе рекомендацию в партию. Сразу даю поручение: будешь редактором нашей стенной газеты…». Так в 1944 году Полина Николаевна стала коммунистом, настоящим, и до последнего дня жизни оправдывала это высокое звание.
8 мая 1945 года девчата по очереди дежурили у радиорепродуктора, ждали важное сообщение. И вот узнали: Победа! Раненые, весь медицинский персонал госпиталя пели, плакали, плясали, обнимались… Едва ли в жизни советских людей нескольких поколений были другие праздники, равные по ликованию, по радости и боли одновременно.
Передо мной не имеющие цены пожелтевшие листочки-документы. Служебная характеристика, выданная Полине Николаевне Заправдиной 16 июля 1945 года: «…Обладает хорошими личными качествами, дисциплинирована, исполнительна и числится в ряду лучших медицинских сестер госпиталя». Второй документ подписан командиром части. Это письмо о четырех благодарностях Верховного Главнокомандующего: «…за отличные боевые действия на участках – войскам Карельского фронта, в том числе и Вам, принимавшей участие в боях».
Пришла на советскую землю долгожданная Победа. Но не сразу нашей героине пришлось вернуться к родному порогу: еще много было раненых в наших госпиталях.
В Ирбит девушка приехала в 46-м, пошла работать в городскую поликлинику медицинской сестрой. Более сорока лет эта женщина называла себя сестрой милосердия. А сотни людей, «побывав в руках» Полины Николаевны начинали понимать значение слов «милое сердце», а точнее – «милость сердца», и с благодарностью вспоминали ее «золотые руки». Мне самой пришлось побывать в этих руках. Состояние было довольно серьезное. Мои вены «закрылись», восстали против уколов. Полина Николаевна уложит меня на кушетку, воткнет иглу от капельницы в такое место, куда обычно не колют, где очень больно. Встанет на колени, гладит меня по руке и говорит, говорит до тех пор, пока живительная жидкость по капельке, по капельке спасает мне жизнь.
Не розами был усеян жизненный путь Полины Николаевны, а если и были розы, то с шипами. Так получилось, что детей она поднимала одна. Очень долгое время не было нормального жилья, все комнатенки в полуподвалах старых дореволюционных домов. Одна зарплата медсестры на четверых. Но ребята всегда чисто одеты, накормлены, дома идеальная чистота. Сегодня сын и дочери уже тоже стали бабушками-дедушками. Старший Анатолий живет в Екатеринбурге. Как он пел в молодости! Девчонки с ума сходили, когда он запевал «Королеву красоты». Девочки, Татьяна и Ольга, двойняшки. Первая закончила мототехникум, поработала на мотозаводе, затем – Харьковский авиационный институт. В этом городе живет и по сей день. Ольга пошла по маминым стопам, Ирбитское медицинское училище, медицинский институт. Стала москвичкой.
Висит в шкафу парадный костюм их мамы. Висит, как память. На нем медали «За оборону Советского Заполярья», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», многие юбилейные в честь Советской Армии, в честь великой Победы и орден Отечественной войны II степени… Моя бы воля, вручила бы ее семье, еще одну, юбилейную, в честь 70-летия великой Победы, которую она сама приближала, в честь ее памяти…
Галина Мосунова






ООО "Печатный вал" (новости)
Александр Камянчук (краеведение)