Стрелок, инженер, поэт

Стрелок, инженер, поэт
4 Марта 2004
В двадцатых числах февраля ирбитская поэтическая «гвардия» лишилась одного из самых опытных своих «штыков».
Совсем немного недожил до своего семидесятивосьмилетия Павел Андрианович Мильков.
Ляпуновский мальчишка окончил восемь классов Байкаловской средней школы в июне 1941 года, поступил учиться в Ирбитский сельскохозяйственный техникум, в котором учился до февраля 1943 года. До ухода в действующую армию – причем не по призыву, а добровольцем, служил в авиации – воздушным стрелком. Собственноручно сбил грозный фашистский истребитель «Фокке-Вульф», за что был награжден орденом Славы третьей степени. Воевал бок о бок с американцами, которые поднимались в воздух с советского аэродрома под Полтавой…
После армейской службы работал – электриком, энергетиком, технологом, экономистом, главным бухгалтером, преподавателем. Основа для этих работ – диплом экономического факультета Уральского госуниверситета.
На заслуженный отдых вышел в 1986 году.
На пенсии духом не падал – был легким на подъем, разговорчивым, общительным, частым гостем в школах, музее, ветеранских коллективах…
Одной из самых страстей Павла Андриановича была поэзия. Он очень любил творчество Сергея Есенина и поэтов «есенинского круга».
Сам писал стихи по классическим каналам, не экспериментировал ради эпатажа как некоторые ультрамодные пииты. Темами для своих поэтических откровений избирал те, что всегда были главными в русской поэзии – любовь, воспевание подвига, грустная ирония по поводу, подведение тех или иных итогов.
Свои лучшие стихи Павел Андрианович собрал в сборнике «Россия – родная моя!» и был очень счастлив что синий томик пришелся по сердцу многим землякам. Из этого сборника мы и печатаем сегодня несколько мильковских стихотворений как дань памяти поэту-фронтовику, большому патриоту нашей «малой Родины».

Валентин Живулин

ЖИВИ И МСТИ

В шестнадцать лет с Ирбитского вокзала
Ушел я Родину от недруга спасать.
В далекий путь на битву проводала
Меня с перрона ласковая мать.
Прощай, мой сын, мой миленький сыночек,
Живи и мсти проклятому врагу.
Я буду ждать тебя и днем, и ночью,
Назло смертям в военную пургу…
«Живи и мсти». Слова моей родимой
Под рев моторов, в бешеном огне.
Под взрывы бомб, с удвоенною силой
В сраженьях стойкость придавали мне.
Жив и здоров, - писал с пару строчек…
И снова – в бой, фашистов добивать,
А там, на родине, голубенький листочек
Слезами радости приветствовала мать.
Я видел смерть. Она друзей косила
И тысячи их в землю унесла.
«Живи и мсти», - так мать меня просила…
И просьба матери от путь меня спасла…
Вернусь домой. К знакомому перрону
Придет меня родимая втречать…
Я жив, родная, пулею не тронут, -
Скажу, обнявши старенькую мать.

ДЕРЕВНЯ КОСАРИ

Недалеко от Лопатково
Под снегом спит дремучий бор.
И, как серебряной подковой,
Охвачен он четой озер.
А ближе, в сторону Ирбита,
На фоне утренней зари
Деревня новая открыта
С простым названьем – Косари.
И я, повеса и бездельник,
По ней брожу из края в край,
Как тот свихнувшийся отшельник,
Земной отыскивая рай.
Иду домой. Берусь за дело,
Снимая боль сердечных ран.
Луна на зорьке побледнела,
И над рекой навис туман.
А под окном собаки лают,
К собраться злости не тая.
О! Как тебя мне не хватает,
Родная любушка моя!

РОДНИК

За картофельным полем – знакомый ложок…
Он напомнил мне детства родные картины…
Здесь, у старой рябины, приник желобок
К роднику, что журчит под кустами калины.
Волны марева ходят в полуденный зной,
Поднимаются ввысь, в небеса голубые.
Станет трудно дышать – и запахнет грозой,
Сизой дымкой окутает дали родные.
А в зеленых кустах постоянно звенит
Родничок, колокольчиком звучным и милым.
Он на отдых зовет, он прохладой манит,
Прибавляет усталому путнику силы.
Засыпает родник под метельный напев,
Под голодный мотив волчьей песни унылой,
Чтоб опять по весне, по знакомой тропе
Зазвенеть серебром с восстановленной силой.

ЛЮБЛЮ ВЕСНУ

Мне холода ужасно надоели,
Ужасно надоели холода.
И под окном февральские метели,
И в проруби застывшая вода.
Люблю весну, обласканную солнцем.
Мне каждая в ней черточка мила –
От первых луж и бликов на оконце
До взмахов журавлиного крыла.
Люблю черемух кипенную цветень
И в ярких одеяниях сады!
Люблю я строчки тракторных отметин
И поднятые гребни борозды!
Мне постоянно хочется любимым
Раздаривать весенние цветы.
И каждый раз присутствовать незримо
При новом возрожденьи красоты.
Мне холода ужасно надоели,
Ужасно надоели холода.
И под окном февральские метели,
И в проруби застывшая вода.

СУДЬБА

Когда на сердце больно и тревожно,
Я обращаюсь к собственной судьбе:
- Судьба моя, скажи мне, если можно,
Большой ли быть, иль маленькой тебе?
Меня ты крепко била не однажды
И продолжаешь это до сих пор.
Такие муки вынесет не каждый,
А я живу тебе наперекор.
Люблю я жизнь и мучаюсь при этом,
Как в бурном море хрупкая ладья.
Я никогда не смог бы стать поэтом,
Не испытав всю тяжесть бытия.
Какой конец мне прочишь, сила злая?
И сколько песен вновь я напишу?..
Я лучших дней не жду. И не желаю.
И от тебя наград не попрошу.






ООО "Печатный вал" (новости)
Александр Камянчук (краеведение)