Оставалась надежда на архивы

Оставалась надежда на архивы
18 Июня 2005
Здравствуйте, уважаемая редакция!
Через 60 лет после войны ее солдаты продолжают напоминать о себе, когда людей, их знавших и помнящих, остается с каждым годом все меньше и меньше.
На местах прежних боев, где нет ни крестов, ни памятных знаков, ныне живущие иногда тревожат их покой, строя новые дороги, распахивая поля, прокладывая траншеи для новых построек…
Подобный случай произошел в прошлом году в далеких болотистых лесах Латвии, которые последние годы нещадно вырубаются, давая последний источник для существования своим нынешним хозяевам – жителям лесных хуторов.
Латвия сегодня – страна европейского союза, который заботится о расширении и улучшении состояния лесных дорог – просек, истинным назначением таких улучшений является цель более понятная – подготовка лесных участков к вывозу древесины с вырубаемых делянок.
Многое меняется на лице земли за десятилетия. Там, где в 30-е – 40-е годы было множество хуторов, связанных сетью дорог, возделывались поля, сегодня не пролезть через заросший заболоченный лес, в котором строят свои плотины бобры, устраивая завалы и новые водоемы.
А вот неприметная дорога, на обочине которой тяжелая техника вывернула человеческие кости, в феврале – марте 1945-го была армейской. По ней 22-я армия осуществляла снабжение переднего края из своих тылов боеприпасами, продовольствием, а в обратном направлении следовали в медсанбаты и госпитали раненные, на ремонтные базы – разбитая техника. Прижатые в Курляндии к Балтийскому, остатки немецкой группы армий «Север» уже несколько месяцев умело сдерживали многочисленные попытки советских войск рассечь их оборону в разных местах «котла»…
Через некоторое время, когда стало ясно, что могила солдатская, на место находки прибыли ребята из поискового отряда «Легенда» и приступили к своему скорбному делу. В захоронении оказались останки 11 человек, один из них очень маленького роста, вещей, которые могли бы рассказать хоть что-то о своих прежних владельцах, почти не было. Но присутствовали остатки медицинских шин, были видны следы ампутации…
Местность вокруг глухая, жителей не осталось, пролить след на загадку представшей перед поисковиками находки уже никто не мог…
Оставалась лишь единственная и слабая надежда на архивы, но ее нужно было использовать. Бывает, то, что не сохранила память людей, хранит забытая всеми пожелтевшая бумага…
Разгадка появилась в определенной степени случайно во время длительного изучения фондов Центрального архива Министерства обороны в подмосковном Подольске. Исходными данными для поиска была лишь точка на карте, и вот что в итоге удалось узнать.
В конце февраля 1945 года советские войска вели наступление и пытались порвать оборону Курляндского «котла» с двух крайних направлений, лиепайского и тукумского. В районе озера Лиелауце в то же самое время образовался выступ немецкой обороны, вдававшийся в порядки наших частей. Чтобы уменьшить протяженность линии фронта и высвободить дополнительные силы для отражения наступления, немцы решили на этом участке отступить на новую линию обороны, подготовленную в 6-12 км севернее. 22 – 23 февраля был произведен отвод войск, что позволило немцам перебросить пару дивизий под Лиепаю и Тукумс. Наши войска, заметив отступление противника, начали преследование.
На острие преследования оказалась 28-я стрелковая Невельская Краснознаменная дивизия. Именно в ее тылах работал дивизионный 134-й отдельный медсанбат. Бойцы, умершие от ран, хоронились медсанбатом между 24 февраля и 4 марта.
Имена всех 11 бойцов, а также имена и адреса их родственников, которые были указаны ими в биографических данных, были установлены.
Так из списков умерших в медсанбате от ран удалось узнать и имя Вашего земляка, рядового, заражающего 727 стрелкового полка, Самкова Владимира Николаевича 1926 года рождения, проживающего до призыва в Стриганском сельсовете Егоршинского района Свердловской области.
Это было случайной удачей, так как около трети всех документов медсанбатов и госпиталей о скончавшихся раненных и больных сегодня не существует. Их «не сдали на хранение», а попросту говоря, уничтожили, выбросили, не сохранив имена умерших солдат для истории.
У нас часто любили повторять о том, что «никто не забыт». В жизни было и есть по-другому…
А 30 апреля 2005 года при большом присутствии людей: посла России в Латвии, военного атташе, других работников посольства, представителей посольств Узбекистана, Украины и Белоруссии, ветеранов, поисковиков, Ваш земляк был похоронен в числе 144 воинов на кладбище в поселке Ропажи, в 30 км от Риги. Православный священник с певчими отслужили панихиду. Имя бойца высечено на мраморной плите.
К сожалению, Владимир Самков, как и многие 17-20-летние парни, погибшие в той войне, не успел оставить потомков. Не имел он и родителей, он был воспитанником детского дома.
Человек, названный Владимиром Самковым в анкетах «дядей», Салычев Александр Федорович, был приемным отцом, родственники которого проживают ныне в Артемовске. Но память о молодом парне осталась и сегодня у старожилов села Стриганское. Отдельная благодарность за помощь в поисках работникам Стриганской сельской администрации Светлане Николаевне Солдатовой и Наталье Валентиновне Аникиной.
Счастья Вам! И не забывайте своих солдат!

С уважением Михаил Степашкин
г. Москва