Пилотный проект по ремонту домов-памятников столкнулся с противодействием жильцов и отказом в госэкспертизе

Пилотный проект по ремонту домов-памятников столкнулся с противодействием жильцов и отказом в госэкспертизе
8 Ноября 2019
В уходящем году в Свердловской области впервые вплотную занялись капремонтом жилых домов-памятников (в Ирбите), но столкнулись с множеством трудностей, среди которых и дороговизна, и недовольство жильцов, и юридические казусы. Чиновники сетуют, что в регионе «слишком много» памятников, и некоторые считают, что охранный список необходимо проредить.
Как передает корреспондент РИА «Новый День», разговор об этом зашел сегодня на заседании профильного комитета заксо. Министр энергетики и ЖКХ Николай Смирнов пожаловался депутатам, что таких объектов «очень много, неоправданно много», а проведение там капремонта сталкивается с многочисленными трудностями. По словам министра, стоимость одинаковых работ в домах-ОКН и не-ОКН различается в 5-7 раз. Плюс существуют юридические сложности. Как рассказал Смирнов, в этом году министерство пыталось запустить пилотный проект по домам-памятникам в Ирбите – капремонт с элементами реставрации по нескольким домам. Как только зашла речь о реставрации, понадобилась госэкспертиза. А когда чиновники пришли со своими расчетами в госэкспертизу, выяснилось, что характеристики старинных зданий не соответствуют современным градостроительным нормативам. Проблема известна уже и на федеральном уровне, но единого решения пока нет.
Директор регионального фонда капремонта Станислав Суханов считает, что здесь следует идти по упрощенной схеме: у каждого ОКН есть предмет охраны, то есть тот его элемент, который во что бы то ни стало должен быть сохранен в первозданном виде. «Элементы тепло- и водоснабжения, по моему мнению, предметом охраны быть не могут», – считает он.
Председатель комитета Валентин Лаппо предложил решить вопрос кардинально: провести ревизию реестра объектов культурного наследия. «Я помню начало 90-х годов, когда формировали эти реестры, – рассказал он. – Например, дом по Розы Люксембург, 8-10. Мы помним этот комплекс, у него есть история. Но дом под литерой «И» раньше был конюшней, а потом его переделали под жилье. Раз исторически это конюшня, а сейчас там живут люди, то как он может быть памятником истории?» По мнению депутата, следует упростить процедуру вычеркивания зданий из реестра ОКН.
Руководитель областного управления по охране ОКН Евгений Рябинин рассказал, что всего в области около 1700 ОКН, из них 165 – многоквартирные дома. Он согласился с Лаппо в том, что в прежние годы местные органы власти вносили здания в реестр ОКН «автоматически, непонятно на каком основании». По его мнению, многие из них вызывают большие вопросы, зачем их вообще туда включили. «Да, мы редко включаем новые объекты в реестр ОКН, и наши общественники и СМИ меня часто за это скипидарят», – честно сказал он. Но в то же время, просветил коллег, что исключение памятников из реестра ОКН – компетенция исключительно федерального центра, с которой он не расстанется. И оснований для этого всего три: физическая утрата памятника, невозможность его восстановления («с приложением уголовного дела, кто в этом виноват», добавил Рябинин), или заключение трех федеральных экспертов о том, что здание утратило культурную ценность. В Свердловской области экспертов такой квалификации, по его словам, нет.
Тем не менее, 70 жилых домов-памятников находятся в неудовлетворительном состоянии, и что-то с ними делать надо, иначе создается угроза безопасности жильцов. Классический пример – Ирбит, где старинные дома подмывает подземными водами, и они просто рушатся. Пока отремонтировали шесть таких домов, еще на восьми ведется проектирование. По словам Рябинина, компания-реставратор «хлебнула горя» с этими шестью домами – их просто не пускали жильцы, которые не были согласны с представленным планом работ. Он уточнил, что обязательства по сохранению жилого дома-памятника могут быть возложены либо на собственников квартир, либо на УК – по решению общего собрания жильцов. Но УК это делать не торопятся, поэтому реставраторам приходится договариваться с каждым жильцом отдельно.
Напомним, в последние несколько лет Ирбит из-за целой серии обрушений старинных зданий стал очередным символом упадка Свердловской области. С лета 2016 года в городе, получившем широкую известность в царской России и Европе благодаря масштабной ярмарке, развалились пять исторических особняков. В 2031 году Ирбиту исполнится 400 лет, и местное население потребовало от чиновников разработать программу по его сохранению как исторического центра.
Евгения Вирачева
newdaynews.ru



Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений