Мыльный пузырь капитального ремонта

Мыльный пузырь капитального ремонта
6 Октября 2015
По моему мнению, фонд капитального ремонта является ни чем иным, как коррупционной кормушкой для чиновников. Создание этого гигантского мыльного пузыря лоббировалось на всех уровнях власти - федеральные и региональные чиновники с принятием этого закона не только сбросили с себя ответственность за содержание жилых домов, но и создали возможность дополнительного коррупционного дохода.
Напомню, что 4 июля 1991 года был принят Закон РСФСР №1541-1 «О приватизации жилищного фонда», который обязывал государство провести капитальный ремонт жилищного фонда в соответствии с нормами эксплуатации (статья 16). На тот момент государство предусматривало обязанность капитального ремонта общего имущества многоквартирных домов и приватизированных квартир и признавало свою задолженность по капремонту. Но 1 марта 2005 года Жилищный Кодекс РФ утвердил за собственниками помещений в домах обязанность по капитальному ремонту как общего имущества, так и приобретенных в собственность помещений, оставив при этом неурегулированным вопрос капремонта домов и жилых помещений, не отремонтированных на момент приватизации. 25 декабря 2012 года с принятием Федерального закона 271-ФЗ «О внесении изменений в Жилищный кодекс и другие нормативные правовые акты РФ» чиновники отменили обязательства государства по капитальному ремонту и в очередной раз доказали аксиому, что «прав не тот, кто прав, а тот, у кого больше прав». Закон ввел обязательную плату собственников жилья за капитальный ремонт. В результате миллионы россиян оказались обмануты своим государством.
Фонд капитального ремонта Свердловской области оперирует огромными суммами, которые собираются с обнищавших жителей. Руководит многомиллиардным фондом Александр Караваев, представитель партии "Справедливая Россия".
Как показывает практика, должного контроля качества ремонта у фонда нет, и люди, которые из последних сил оплачивают счета за квартиру, вновь будут обмануты. Этот неутешительный вывод я сделал на основании своего наблюдения за ходом капитального ремонта в нашем городе.
Жители отремонтированного дома ул. Карла Маркса, 40, возмущены качеством ремонта. Светлана, комендант дома, всплескивая руками, восклицает: «Где капитальный ремонт? Какой капитальный ремонт! Я даже сметы не видела!» Даже неискушенному человеку видно, что ремонт сделан плохо ¬– в оконные проемы деревянного пристроя не вставлены оконные рамы, в санузлах обваливается штукатурка, новые трубы уже подтекают, выгребная яма во дворе держится на честном слове, электропроводка в неудовлетворительном состоянии, коридоры вообще отказались ремонтировать, мотивируя тем, что в смете их нет. На сайте Регионального фонда содействия капитальному ремонту общего имущества в многоквартирных домах Свердловской области имеется противоречивая информация по этому дому, из которой следует, что ремонт дома будет продолжен до 2017 г. и жители дома не теряют надежды, что недоделки все-таки устранят.
Следующий дом – ул. Карла Маркса, 50. Двухэтажное здание построено в 1917 году. Жительница этого дома Власова Татьяна Геннадьевна гневно машет в сторону строителей рукой и нервно произносит: «Разве это ремонт? В подвале вода! Все разваливается! За что берут деньги?»
Подхожу к строителям.
– Как называется предприятие, в котором вы работаете?
– Не знаю, – пожимая плечами, отвечает строитель.
С удивлением отхожу от рабочих, понимая, что они стесняются своей работы, им стыдно за плохое качество. Они прикрывают своего начальника, который сознательно уменьшает стоимость работ за счет привлечения неквалифицированной рабочей силы, подмены качественных материалов более дешевыми, а также уменьшением объемов работ, указанных в смете. Рабочий не понимает, что региональный фонд капитального ремонта бесцеремонно залезет и в его карман, ведь такая же фирма-однодневка будет ремонтировать дом, в котором живет его семья.
Заглянув в подвал дома, увидел, что не зря жаловалась Татьяна Геннадьевна – в подвале вода, которая уже подточила кирпичную кладку цокольного этажа. Такая же ситуация была в развалившемся доме по ул. Советская, 3, когда под воздействием грунтовых вод просела капитальная стена многоквартирного дома. Жители этого дома до сих пор бедствуют в маневренном муниципальном жилье. Покачав головой, я вышел из подвала и вошел в подъезд. Подгнившие половые доски прогибались при каждом шаге, над головой зияли шрамы от осыпавшейся штукатурки. Поднявшись по лестнице на второй этаж, постучал в первую попавшуюся дверь. Мне открыла молодая женщина, которая с грустью рассказала, что в условиях ремонта живет уже более месяца. Посетовала, что отопления нет, так как строители еще не закончили сварочные работы, а у нее маленький ребенок. Когда я вышел во двор, меня встретили несколько жительниц дома, которые, перебивая друг друга, начали жаловаться на низкое качество производимых работ.
Кирова, 136 – старый двухэтажный деревянный дом, проживший долгую и насыщенную жизнь, повидавший царское время и революцию. В воротах я встретил словоохотливую женщину, которая рассказала мне о том, что строители в июне повесили на фасад дома красивую табличку с информацией о капитальном ремонте и больше не бывали.
– Пробовали обращаться в управляющую компанию? – спросил я.
– Зачем? – Удивленно произнесла женщина… Минутку помолчала и со вздохом продолжила, – никому мы здесь не нужны…
Такое отношение жителей не удивляет – они привыкли терпеть и это неудивительно, если знать, что обитатели второго этажа уже два года попадают к себе домой с помощью деревянной приставной лестницы.
Кирова, 70 – кирпичный двухэтажный дом 1918 года постройки – встречает красивым фасадом и еще не убранными строительными лесами. Коменданта Людмилы не оказалось дома, но удалось поговорить с приветливой девушкой Машей, которая живет в этом доме. Жителей безусловно радует, что их дом ремонтируют, но, как говорит Маша, качество ремонта желает лучшего.
Выйдя на улицу, подошел к бригаде штукатуров, представился, что я депутат от КПРФ, интересуюсь качеством ремонта. Один из штукатуров нетрезво пошатнувшись, сказал: «А нас не нужно проверять – мы государственная контора». Я не стал с ним вступать в полемику и про себя подумал: «Почему в нашей стране большинство даже хороших проектов обречено на провал? Ведь мы сами в этом виноваты. В приемные комиссии входят наши земляки – ирбитчане, которые почему-то не видят откровенного брака и нетрезвых рабочих. И так во всем, включая ремонт дорог и тротуаров. Возможно, проблема кроется в том, что из таких комиссий выживают принципиальных людей, чтобы было проще и удобнее – подписал, не глядя бумагу и спи спокойно!  Например, некоторых беспокойных депутатов, включая меня, исключили из комиссии по приемке дорог, чтобы знали свое место и «не рыпались». В 2013 году после того, как я написал письмо, в котором на шести листах перечислял дефекты ремонта, меня исключили из комиссии по приемке ремонтируемых муниципальных объектов. Хотя, если бы прислушались к тем замечаниям, которые были озвучены, то дом по ул. Орджоникидзе, 61 не рухнул бы и по сей день».
Ленина, 18 – 1858 год постройки – фасад выкрашен яркой привлекательной краской, создавая впечатление пряничного домика. С удовлетворением взглянув фасад, вошел в калитку, рассматривая новый пристрой. Войдя в дом, решил осмотреть подвал дома, в котором обнаружил поврежденный фундамент и подгнившие балки. В результате осмотра у меня создалось стойкое впечатление, что специалисты, которые готовили смету, не понимали разницу между косметическим и капитальным ремонтом. По-моему мнению, капитальный ремонт должен начинаться с укрепления фундамента и стен.
Светлана Владимировна, которая любезно показала мне вход в подвал, прощаясь, слезно просила передать опасения жителей дома Главе города Г.А. Агафонову, что на дом вот-вот может рухнуть стена рядом стоящего разрушенного дома, который когда-то был архитектурным памятником и охранялся государством.
Володарского, 5 – 1859 год постройки. Здесь только начались ремонтные работы – пристрой стоит без крыши, подготовлена опалубка для заливки отмостки. Девушка Оксана, которая живет в этом доме, сказала, что строители приходили неделю назад и больше не появлялись. Попросила, чтобы в их доме сделали ремонт электропроводки и оштукатурили стены в коридоре. Прощаясь, я отдал девушке записку с телефоном общественной приемной, чтобы она позвонила, когда придут строители. К моему сожалению, не смог пообщаться с комендантом – Вагановой Ниной Борисовной, но, надеясь, что она прочитает эту статью, хочу сказать: «Уважаемые коменданты, не подписывайте никаких бумаг со строителями, не пригласив специалиста, который сможет проверить смету и объемы произведенных работ».  
Володарского, 9 – 1918 год постройки. Работа строителей еще не окончена: нужно залить отмостку, закончить штукатурные работы, сделать крышу на пристрое. Поднимаюсь на чердак, вижу, что некоторые балки не поменяны, хотя на них явно виднеются следы гнили. На втором этаже дома, прямо на входе, нас встречает огромный безобразный паук из электрических проводов. В коридоре стены не оштукатурены, полы не покрашены.
– Маргарита Павловна, – спрашиваю я коменданта дома, – что вам важнее: штукатурка и покраска внешних стен или ремонт коридора и покраска полов?
– Конечно, нам бы было приятнее, если бы привели в порядок места общего пользования и заменили электропроводку, – резонно отвечает Маргарита Павловна.
После этого в разговор вступил мой помощник по вопросам ЖКХ Разумный Александр Афанасьевич, который рассказал о бесплатных услугах общественной приемной по проверке смет и ремонтов.
– С 2012 года мы проверили множество домов и практически всегда обнаруживали приписки в сметах, – делится своими наблюдениями  Александр Афанасьевич, – коменданты, веря на слово, подписывают акты приемки работ, а недобросовестные подрядчики этим пользуются и зарабатывают на горе людей неплохие деньги.
Володарского, 6 – 1879 года постройки – радостно красуется свежевыкрашенным фасадом. Подходим ближе и видим картину, как беременная женщина с трехлетним ребенком карабкается по крутой лестнице на второй этаж.
– И давно вы так ходите домой? – участливо спрашиваю я.
– Да уже третий месяц, очень боюсь, особенно вечером, когда темно и в дождь – ступеньки скользкие.
– Вначале, лестницу вообще какие-то алкаши делали, – вступила в разговор соседка, выглянувшая из окна, – не так давно третья ступенька подломилась, и с нее упал мужчина с ребенком. Как-то чудом вывернулся и ребенка спас.
Осторожно поднимаясь, я вспомнил, как взвились на меня чиновники, когда я задал им вопрос на совещании о ремонте лестницы в доме по Елизарьевых, 5, на которой смертельно оступился мужчина.
Хотелось бы на это обратить внимание прокуратуры, пока не случилась беда.
Когда мы уходили, ребенок долго махал маленькой ручкой, веря в то, что взрослые дяди отремонтируют страшную лестницу и сделают жизнь мамы немного лучше.
Депутат Александр Камянчук