Адрес разрухи. А воз и ныне там

Адрес разрухи. А воз и ныне там
3 Сентября 2005
Выписка из акта технического состояния от 27 января 2003 года жилого дома № 62 по улице Орджоникидзе, принадлежащего муниципальному образованию «город Ирбит» на основании постановления главы администрации Свердловской области № 330 от 27.12.1993 года: «Двухэтажный бревенчатый жилой дом построен в 1940 году. Износ фундаментов 80%, стен 75%, перекрытия, полы, кровля, проемы, отделка, печное отопление - 70%. Данные о капитальном ремонте в БТИ отсутствуют.
Техническое состояние дома: выпирание грунта и заметные искривления линии цоколя, массовые прогрессирующие трещины, ослаблена несущая способность конструкции стен. Полы дома имеют сильную просадку, выпучивание, лаги сгнили, глубокие трещины в местах сопряжения пола с плинтусами. Диагональные, поперечные, продольные трещины на потолке, заметный прогиб перекрытий, с потолка сыплется засыпка. Есть следы протечек на потолке и отпадение штукатурного слоя с обнажением гнилой древесины. Все сопряжения дверных и оконных конструкций повреждены, проемы забиты досками. Массовое отпадение штукатурного слоя и повреждения основания наружной отделки».
Даже казенный язык не сглаживает всего ужаса проживания  людей в аварийном доме. То, что это здание не может являться жилым, подтверждает Приказ Госстроя РФ, в котором четко указано, что деревянные дома с фактическим износом свыше 65% являются непригодными для проживания. Но это на бумаге. В жизни все по иному. В непригодном для проживания доме по сей день проживает шесть семей, в которых есть дети. О троих из них и пойдет речь.
14 июля в день приезда в Ирбит Э.Э Росселя, губернатора Свердловской области, когда он со свитой чиновников осматривал магазинное изобилие, трое друзей, проживающих в одном подъезде дома № 62 по улице Орджоникидзе, отправились «на встречу». Дождавшись выхода губернатора на крыльцо магазина «Орбита» все трое подошли, вежливо поздоровались, а затем, как и было уговорено, самый бойкий из них Саша Силкин, попросил губернатора помочь с ремонтом их дома… Вообще-то, как они рассказывают, решились они на это: «Потому, что, так как мы тут живем жить человеку нельзя, – говорит Илья Севрюгин, 14 летний мальчик, с серьезными серыми глазами, добавляя, - дома у нас всегда холодно, даже летом. Зимой даже картошка померзла. Мы с мамой из-за холода и сырости часто болеем. Да здесь, вообще все часто болеют. Получается, что мы здесь не живем, а выживаем. Вот мы с друзьями и придумали подойти к губернатору и попросить его, чтобы он сказал нашему мэру о необходимости ремонта нашего дома. Мы специально решили это сделать на виду у всех. Думали, что уж если губернатор нашему мэру прикажет, то мэр нам поможет. После нашей просьбы губернатор о чем-то с главой поговорил, и тот сказал, что обязательно разберется. Потом Россель спросил нас, где мы учимся и хорошо ли? На этом разговор закончился. Ну, мы с тех пор и ждем, пока о своем обещании разобраться мэр вспомнит».  
Пока дети ждут, взрослые пишут письма в различные инстанции и записываются на прием к главе города, где их, в общем-то, никто не ждет. На приеме, который состоялся уже после визита губернатора, глава города, по словам жителей дома, посмотрев на акт технического состояния дома от БТИ, который они принесли с собой в доказательство невозможности проживания, сказал, что данный документ не может являться основополагающим. Далее им было указано на то, что только после того, как комиссия из специалистов администрации города обследует условия проживания и даст свое заключение, с ремонтом дома можно будет что-то порешать. Услышав это, директор МУП ЖКХ «Северное» А.Н. Чирков, присутствующий на приеме и знающий этот дом не понаслышке, сказал, как отрезал, что ему проще этот дом пустить под бульдозер, чем отремонтировать… На этом прием и закончился. Ах да, жителям дома на приеме было также указано на то, что живут они не так уж и плохо, по крайней мере, им кроме как за воду с колонки и вывоза нечистот платить больше ни за что не надо. То, что это так, подтверждается и официальным письмом за № 07-534 от 16.03.2005 года, где чиновники сообщают жителям о том, что их дом относится к категории аварийного жилищного фонда, и на этом основании согласно постановления главы города от 05.11.2001 года за № 905 они освобождены от платы за содержание и найм жилья. Как говорится, к людям со всей душой, а они еще чего-то хотят…
А то, что женщина с четырьмя детьми, трое из которых малолетние, проживает в однокомнатной квартире площадью в 20 кв. метров и вынуждена покупать на зиму три машины дров, и это все равно не спасает от холода и дети спят зимой одетыми, по мнению чиновников не входит в расходы. Летом все тазики и ведра в квартирах второго этажа за час-два набираются дождевой водой протекающей через потолок. Отчего пол совсем сгнил, и люди делают из фанеры заплатки, стыдливо прикрываемые ковриками. В прошлом году, те же трое мальчишек видя мучения матерей, сами залезли на чердак, прибили фанеру и обтянули низ крыши пленкой, что помогло немного, хотя в большой дождь пленка от воды все равно не спасает. Летом друзья, как могли, отремонтировали коридор своими силами. «Иначе, с лестницы можно было свалиться, – рассказывает Илья, – а у нас в подъезде маленькие дети».
Особо интересно напоминание чиновников в ответе от 27.04.2005 года № 07-854  подписанное главой на заявление о ремонте дома жительницы квартиры № 3 данного дома о том, что «качество коммунальных услуг, оказываемое жителям, зависит от своевременной их оплаты». Что касается качества услуг, то мне право даже интересно, что из услуг имеется в виду? В доме на сегодня из них присутствует лишь туалет, загаженный и грозящий обвалом в любую минуту, по которому, согласно, того же письма: «принято решение о замене существующего туалета на новый в июне 2005 года». Впрочем, решением туалет новый не построишь, вот поэтому на 1 сентября, как не было туалета, так и нет. Нет там и выгреба, как нет даже элементарных условий для проживания. А люди есть, и они там живут. В этой страшной, по своей безнадежности развалине. Сплошь одни женщины. Мужчины, не выдерживают, уходят или спиваются. Дети с раннего детства уже хронически страдают от всяческих болезней, из-за чего выглядят меньше своего возраста.
Там у всех так, у всех одинаково и это их роднит. Такое чувство возникает еще и потому, что у детей в доме одинаково серьезные глаза, даже у самых маленьких, тех, что бегают, играя среди обломков сгоревших сараев. Им на улице лучше, теплее и вольнее на воздухе, чем в сырых квартирах.
Когда начинаешь спрашивать, почему имея на руках кучу отписок из ЖЭУ и администрации города, терпите и не подаете в суд на явное нарушение законодательства, хором отвечают, что вот еще раз на прием сходим, а там посмотрим. А что касается истории с просьбой к губернатору, то добавляют: «Сами-то мы понимаем, что «участие» губернатора и обещание мэра одна показуха, и не верим, что что-то изменится. Вот мальчишек жалко, они еще хотят верить в то, что мэры не обманывают».

Елена Абрамова