Самый слепой – это тот, кто не хочет видеть…

Самый слепой – это тот, кто не хочет видеть…
10 Февраля 2010
Есть театральных постановок одна удивительная особенность – их уникальность. Хотя, если посмотреть на этот факт с одной стороны – ничего удивительного. Даже с точки зрения игры актеров  - двух одинаковых спектаклей, как правило, не бывает. А с другой стороны, есть и незабываемые примеры спектаклей – долгожителей. Взять, к примеру, легендарную рок-оперу «Юнона и Авось», которая без перерыва идет на сцене московского «Ленкома» без малого 30 лет.
К сожалению, подобных примеров долгожительства на ирбитской сцене припомнить практически невозможно. Судьба спектаклей здесь такова, что живут они максимум сезон-полтора, оставаясь после этого лишь в памяти постоянных поклонников драмтеатра, да в материалах архива.
Тем более приятным сюрпризом стал для ирбитских театралов подарок, приготовленный творческим коллективом театра к юбилею ирбитской драмы – новая постановка сентиментальной комедии Леонарда Герша «Эти свободные бабочки». Спектакля, ставшего одной из лучших постановок театра в 90-х.
Почему решили восстановить именно его? Рискну предположить, что так сложились звезды.
Во-первых, в театр вернулись сразу два человека, имевших самое непосредственное отношение к той, первой, постановке. В этом сезоне пост художественного руководителя театра вновь занял Валерий Медведев, а в актерский коллектив (с огромным желанием попробовать себя в роли режиссера) влился любимец ирбитских театралок прошлых лет Леван Допуа.
Ну а во-вторых, по словам директора театра Виктор Моора, свой юбилей коллектив хотел непременно отметить какой-нибудь очень значимой постановкой. Тогда-то и возникла идея восстановить «Бабочек» - спектакль, ставший для ирбитской драмы символом возрождения и надежд на будущее.
Да и сама пьеса Гарша – своеобразная квинтэссенция мечтаний, надежд и стремления «вперед и вверх».
Суть происходящего проста. Милый паренек Дональд Бейкер живет в коморке на одной из улиц Манхеттэна. Общительный, с потрясающим чувством юмора, мечтает стать музыкантом. И однажды в его жизнь маленьким вихрем врывается юная соседка Джил Тенер. Взбалмошная и болтливая, с неизбывным бардаком в мыслях и в квартире.
Они быстро находят общий язык. И все бы хорошо, да только Джил не знает, что для Дональда весь мир сосредоточен на кончиках пальцев и измеряется в шагах. Потому что он – слепой. От рождения. И вся его настоящая жизнь – побег. Попытка, выкарабкавшись из цепких объятий слепой материнской любви, рвануть вперед и вверх. Туда где живет мечта.
Она тоже куда-то бежит, летит, беззаботно порхает, как бабочка. И, озарив на мгновение жизнь героя безудержным буйством цвета, готова сорваться дальше. Потому что привязанности – не для нее. «Привяжешься, а потом всё равно кто-нибудь будет страдать»
И посреди всего этого рок-н-рольного хаоса миссис Бейкер – мать главного героя, которая, по словам Дона, после смерти отца “возомнила, что она и брат, и сестра, и мать, и отец, и врач, и полиция…”. Хорошо, вроде, но Дональд - против. Он уверен, что вполне приспособлен к самостоятельной жизни и не желает больше быть тем хомячком, которого “ласкают, кормят, а из коробки не выпускают”.
Но каждый из героев «обречен» пересмотреть свои взгляды. Ведь никогда не бывает одной правды. И Дон поймет, как сложно в этом мире без поддержки близких. А его мать, наконец, осознает, что сын уже вырос и малышом Донни, победившим мрак, он остался только в ее сердце. Да и Джил задумается: может «привязанность» - это не так уж и плохо?
Пытаться пересказать все перипетии сюжета, на мой взгляд, бессмысленно. Пытаться передать эмоции, которыми пропитан текст самой пьесы и весь спектакль – как минимум, неразумно. Тем более, что режиссеры (а спектакль – совместная работа Левана Допуа и Валерия Медведева) в этой постановке пошли дальше, добавив еще и «телесных» ощущений. В медведевской манере (помните, на «Корабле дураков» зрителей первых рядов «обливали» водой) в этот раз аудитории спектакля выдалась возможность узнать, как же «выглядит» для Дона миссис Бейкер. «Шанель №10» просто очарователен.
Про актеров тоже можно говорить долго, но лучше видеть своими глазами. Скажу только, что в «Бабочках» на ирбитской сцене дебютировала Ирина Татарникова. Уверена дебют был удачным, хотя иногда игра актрисы сквозила легкой нервозностью, что придавало всем ее действиям заметный оттенок искусственности. А может она именно такая эта молодежь поколения хиппи?
Тоже дебютом, пусть и совсем своеобразным, стал образ, воплощенный на сцене Леваном Допуа. И пусть это его «второй» Дональд Бейкер, и пусть ирбитские зрители Левана давно знают . Но ведь, как говориться, в одну реку не войдешь дважды. А значит все другое. И театр, и сцена, и зритель, и Дон.
Не дебютную, но первую большую роль после длительного перерыва в этом спектакле исполнила Татьяна Холстинина. Ее миссис Бейкер была сдержана, вся ее борьба «за» и «против» сыновей свободы происходила глубоко внутри. И потому, наверное, образ миссис Бейкер в этой постановке смотрелся как своеобразный «якорь», пытающийся, по мере сил, успокоить, замедлить хаотичные метания юных героев, добавить в их жизнь стабильности.
И еще один герой, пусть и появившийся лишь на 10 минут, но добавивший спектаклю остроты и нерва - Ральф Остин. Ярослав Кожин был великолепен в образе эдакого пафосного мерзавца, с претензией на гламур. И ведь в нем тоже была своя безусловная правда.
Подводя итог всему вышесказанному, хочу сказать, что спектакль действительно красивый и интересный. А главное, другой. Не ирбитский. И на него, действительно, стоит прийти. По возможности, всей семьёй. Потому что иногда «увидеть» значит гораздо больше чем просто «посмотреть».