Друзья называют меня «женой декабриста»

Друзья называют меня «женой декабриста»
10 Ноября 2010
О том, что начало каждого сезона для театра – это маленькое рождение, знают, наверное, все театралы. Тем более, если за скрытые от посторонних глаз несколько месяцев межсезонья в творческом коллективе театра происходят, не побоюсь этого слова, глобальные перемены. Вот и ирбитские ценители театра были приятно удивлены на открытии 165-го театрального сезона теми изменениями, которые произошли в нашей драме. И особенно порадовало значительное расширение актерского состава.
Мы решили представить нашим читателям тех, кто в этом сезоне решил связать свою творческую судьбу с ирбитскими подмостками. И первой на вопросы корреспондента «Ирбитской жизни» ответила молодая актриса Ирина Татарникова.
- Ирина, первый вопрос: какими судьбами вы попали в Ирбит и в наш театр?
- Думаю, стоит немного рассказать предысторию моего приезда. Я закончила Сочинское училище искусств и в настоящее время я - дипломированный режиссер творческого коллектива, педагог социально-культурной деятельности.
После окончания училища я решила продолжить актерское образование и поступила  в Краснодарский университет культуры. Наш курс был набран при драматическом театре
режиссером, который в тот момент возглавлял творческий коллектив театра,  Алексеем Ларичевым.
В университете я проучилась два года. Но, к сожалению, из-за конфликта режиссера и директора театра, Ларичев был вынужден уйти. И я не захотела оставаться на курсе без мастера, потому что вслед за Алексеем Ивановичем ушел и заслуженный артист России Станислав Сальников, который был моим вторым педагогом по актерскому мастерству и сценическому движению. Без этих двух людей, самых главных для нашего курса, я не видела смысла продолжать обучение в Краснодаре.
Перевелась в Екатеринбург на заочное. На театральное отделение факультета актерского искусства.
Открою секрет – параллельно с поступлением в Краснодар, я поступила и во ВГИК, где меня приглашал на свой курс Михайлов. Причем информация о поступлении в оба вуза пришла одновременно, и это вызвало во мне некоторое замешательство. Выбор определило то, что ВГИК, все же, имеет больший уклон в сторону кинематографа.
А в Краснодаре набирали курс именно при театре. Такое бывает раз в несколько лет. К тому же, о Ларичеве я была наслышана, видела его работы на «Золотой маске».
И когда я начала с ним работать, я поняла, что это на самом деле Мастер. Он не воспитывает актеров технически, давая им набор неких технологий. Он учил нас пропускать материал через себя. Учил думать. Работая с актером, вопросами доводил его до понимания сути, того, что актер должен сделать.
А после ухода Ларичева мастером курса поставили одного из актеров театра. Но актера должен воспитывать режиссер. Только он знает: как это сделать. Актер может передать своему ученику только то, как он играет на сцене. А режиссер воспитывает из каждого ученика нового актера.
- Но, в таком случае, почему вы не поехали вслед за режиссером?
- Не думаю, что сейчас это было бы возможно. Алексей Иванович уехал домой, в Тюмень, и решил взять передышку. Такое иногда необходимо сделать, особенно людям творческим. Насколько мне известно, сейчас у него есть сразу несколько предложений от разных театров, но он держит паузу.
- И, все-таки, как в вашей творческой биографии появился Ирбит? Что стало причиной для принятия решения переехать в наш город?
- Честно сказать, до недавнего времени я о таком городе и не слышала. Я – южный человек, знала только о крупных городах Сибири и Урала. И когда нужно было уезжать из Краснодара, встал вопрос «Куда?». В Сочи возвращаться не хотелось, потому что там есть только здание театра, а своей труппы нет. В Москву тоже ехать смысла не было, так как весь путь поступления в столичный театральный ВУЗ пришлось бы пройти с начала. И тогда мой муж, Леван Допуа, сказал: «Ира, пока надо ехать домой». А в его понимании дом находится там, где живет его мама - в Ирбите. И мы приехали сюда.
- И каково первое впечатление?
- Думаю, вариант во всех отношениях выигрышный. Мы дома, здесь есть замечательный театральный коллектив, к тому же сейчас, пока я учусь, важно и то, что мы живем достаточно близко от Екатеринбурга
А вот театр, на самом деле, поразил. Когда я пришла сюда, мне он показался очень теплым и домашним. В Краснодаре все по-другому. Театр такой очень академический, статный, даже несколько страшный. Само здание это впечатление поддерживает. Здесь впечатление совсем иное. Я, как будь-то, вернулась туда, где выросла, училась, работала. Но, по стечению обстоятельств, просто не была уже много лет.
- А как отреагировали на ваш переезд ваши знакомые?
- Друзья называют меня «женой декабриста» (смеется). С юга уехать на Урал! Но у меня было две цели: быть с любимым человеком и поближе к месту учебы в Екатеринбурге. Честно скажу, я абсолютно не представляла: куда я еду. Я даже не знала, что на улице может быть так холодно.
Но я не считаю, что совершила какую-то ошибку. По моему мнению, актер, прежде чем попасть на большую сцену, должен пройти практику «малых» театров. И таких примеров актерской судьбы не мало. Взять, к примеру,  Евгения Миронова. Ведь он тоже когда-то играл в провинциальном театре.
К тому же не тот я человек, который грезит столицей. Мне не важно в каком городе расположена сцена, на которой я играю. Важно как ведется творческая работа.
- У вас уже сложилось первое впечатление о режиссерах театра, с которыми вам предстоит работать?
- Пока могу сказать только о Валерии Медведеве. Я раньше видела его работы и сейчас мы с ним много общаемся. Вообще, бывают забавные ситуации. Когда, например, Валерий Петрович идет мимо, на секунду остановится: называет персонаж и говорит «Это вам надо играть!» И, что самое интересное, он, правда, попадает в те роли, которые мне уже приходилось играть. Например, «В последней жертве» Островского.
- Вы играли на театральной сцене, и, наверняка, ваше актерское амплуа уже начинает складываться. В каких образах мы вас увидим?
- Конечно, любому актеру хочется разных ролей. Но есть и стойкие антипатии. Вот я никогда не хотела играть Джульетту. Роксану из «Сирано де Бержерака», Катарину из «Укрощения строптивой», Скарлет О`Хара – это да, мое. Хочется играть образы с эдакой чертовщинкой.
А вот кого во мне видят режиссеры – это несколько другой вопрос. Актеры часто страдают оттого, что их внутренние пристрастия не совпали с режиссерским видением. Вспомните пример Александра Демьяненко – вечного Шурика. А ведь актер всю жизнь хотел играть серьезные трагические роли.
Как говорил Станиславский, амплуа - это такая вещь, на которой нельзя зацикливаться, но от него и не убежишь. Ларичев говорил мне, что видел во мне актрису-героиню. Хотя, думаю, и характерные роли я могу сыграть достойно. В Сочи мой педагог очень часто давала мне характерные, а главное, смешные роли. Например, в «Семи вываливающихся старушках» Хармса. И мне нравится такое играть.
И, наоборот, не нравится, когда зацикливаются на всем этом: трагизм, слезы. Хотя, тоже, если трагизм умный, талантливый – это глубокая работа. Но если постоянно режиссеры видят в тебе Катерину из «Грозы»!.. На сказки потом сразу хочется перейти.
- В настоящее время работа над новыми постановками с вашим участием уже идет?
- Да. Не буду пока открывать секрет: что за роль и в какой постановке. Но могу сказать, что это серьезная драматургия, и мне очень нравится тот образ, который мне «доверил» режиссер.
- У нас в театре есть камерная сцена. Буквально на одного-двух актеров. А это, сами понимаете, какая ответственность для исполнителя. Скажите: какое произведение вы хотели бы или согласились бы сыграть на этой сцене?
- Анри Барбюс «Нежность». Это достаточно легкий выбор. На самом деле в моей актерской работе уже есть два моно-спектакля. Это «Allez!» Куприна. А второй, как раз, «Нежность» Барбюса. Рассказ, который состоит из семи писем. Женщина пишет любимому человеку, но в последнем письме выясняется, что она уже 20 лет как умерла.
И эта работа была для меня настолько сложная в эмоциональном плане. Она меня как наполняла, так и одновременно опустошала. И, наверное, можно сказать что эта работа оставила на мне самый большой отпечаток. Я восемь месяцев готовилась и когда показала ее, поняла, что мне настолько тяжело расставаться с этим образом. Так что я с удовольствием вернулась бы к ней еще раз.
- Ира, спасибо за ваш рассказ! Мы рады еще раз приветствовать Вас в Ирбите и надеемся, что ваши работы понравятся ирбитским зрителям.

Юлия Берсенева