Борьба продолжается

Борьба продолжается
27 Апреля 2013
Годовщина аварии на Чернобыльской АЭС ещё раз заставляет нас обратиться к теме борьбы за свои права тех участников ликвидации аварии, чьи заслуги оказались недостаточными для признания за ними соответствующего статуса. То есть самих заслуг вроде бы никто и не отрицает, но по ряду формально-казуистических оснований им упорно отказывают в законных правах. Мы уже писали о странной ситуации, возникшей в связи с обменом удостоверений ликвидаторов последствий аварии на Чернобыльской АЭС союзного образца на удостоверения российского образца («Ликвидаторы без удостоверений» «Ирбитская жизнь» №17 от 25 апреля 2012 года, а так же «Ликвидаторы без удостоверений. Второй акт драмы.» «Ирбитская жизнь» № 39 от 26 сентября 2012 года»). Напомним читателям, что нескольким ирбитчанам, имевшим статус ликвидаторов последствий аварии на Чернобыльской АЭС Министерство социальной защиты по Свердловской области и УЗСН по Ирбиту и Ирбитскому району в обмене удостоверений отказало.
Первым из пяти ликвидаторов, о которых шла речь, решился доказать свою правоту в суде Евгений Николаевич Лисицын. 10 сентября прошлого года Ирбитский районный суд, рассмотрев гражданский иск Евгения Лисицына о признании его участником ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС, решил дело в его пользу. Управление социальной политики (так теперь называется УЗСН) по Ирбиту и Ирбитскому району 10 октября подало апелляцию в областной суд. Документы в областной суд отправили 8 ноября. 11 декабря облсуд утвердил решение ирбитского суда. Решение пришло только в конце января. Сейчас пакет документов Евгения Лисицына отправлен в МЧС России, откуда и должны прийти долгожданное удостоверение ликвидатора.
Следующим из ирбитчан-ликвидаторов в суд подал Анатолий Фёдорович Мокин. Документы были поданы 18 октября. Суд был назначен на 14 декабря. Свидетелем в суде выступал Евгений Лисицын, который к тому времени уже выиграл дело и в районном, и в областном суде. Он подтвердил, что служил в одной части с Анатолием Мокиным, что они несколько раз вместе выезжали на работы в зоне радиоактивного заражения. Тем не менее, представитель ответчика попыталась найти какие-то противоречия в показаниях Евгения Лисицына и Анатолия Мокина, задавала вопросы по быту ликвидаторов, о деталях защитной одежды, о подробностях работ, которые велись четверть века (!) назад. Однако суд всё же встал на сторону Анатолия Мокина и вынес решение в его пользу. Ответчик снова подала апелляцию в областной суд 29 января. 22 февраля областной суд отклонил и эту апелляцию. Пакет документов на Анатолия Мокина отправлен в МЧС России 22 марта.
Александр Афанасьевич Андриевских подал заявление в социальную защиту 20 ноября. 7 декабря получил отказ. Подал заявление в суд 14 декабря. А спустя месяц дополнил заявление недостающими документами. Суд был назначен на 6 февраля. В решении суда говорится о том, что факт участия Александра Андриевских в работах по ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС подтверждается записью в его военном билете и в трудовой книжке, которые являются документами, подтверждающими его участие в работах по ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС в зоне отчуждения. Судом не установлена вина истца в несохранении документов либо в ненадлежащем их оформлении, поскольку не от него должна была исходить инициатива в их оформлении. Говорится в решении суда и о том, что право истца иметь статус участника работ по ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС не может быть прекращено исключительно усмотрением ответчика, о том, что закон не содержит норм, обязывающих граждан повторно подтверждать ранее установленный им статус ликвидатора, а также права на льготы и компенсации, обусловленные этим статусом.
Есть в решении суда и ссылки на решения Конституционного суда и на Конституцию Российской Федерации о недопустимости внесения произвольных изменений в существующую систему норм. Вывод суда основывается не только на анализе национального законодательства, но и на нормах международного права.
Со ссылкой на неоднократные решения Европейского суда по правам человека в решении суда говорится: «Каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности. Никто не может быть лишён своего имущества, иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права…
…Судом не установлено каких-либо общественно-значимых интересов, требований безопасности государства, угрозы конституционному строю, которое смогло бы оправдать ограничение прав Андриевских А.А., в том числе и связанное с последующим после выдачи, получения компенсаций».
Множество красивых и правильных слов в решении суда, видимо, возымело действие. В этом случае управление социальной политики не стало подавать апелляцию, и 22 марта Александр Андриевских приехал в управление оформлять документы.
Александр Шайхутдинович Сабреков также подал в суд 14 декабря. Суд был назначен на 21 февраля, а потом перенесён на 12 марта. Александр Сабреков суд выиграл, и 12 апреля решение суда вступило в законную силу.
Если посчитать время, затраченное на сбор необходимых документов (включая и запросы в российские и зарубежные архивы) и на хождения по судам, то каждому из непризнанных ликвидаторов потребовалось около года. А их здоровье и так подорвано месяцами работы в зоне отчуждения, да возраст тоже даёт о себе знать.
Кстати о борьбе ирбитчан-чернобыльцев за свои права стало известно и за пределами нашего города. После публикаций в СМИ на проблемы ликвидаторов без удостоверений обратили внимание и в областном министерстве социальной политики, и в областной организации Союза «Чернобыль» России.
Так что же – финал? Как пояснили нам в управлении социальной политики, своих удостоверений ликвидаторы, наконец-то получившие в суде защиту своих прав, могут дождаться не раньше середины мая. Это связано с тем, что документы ликвидаторов отправляются в Москву и окончательное решение принимается там.
После получения удостоверений их обладатели должны обратиться в управление Пенсионного фонда РФ за назначением соответствующей пенсии. Пенсия же будет назначена с того дня, когда это обращение поступило в фонд. Недоплаченную за несколько лет «чернобыльскую» пенсию можно будет потребовать лишь через суд. Если, конечно, у ликвидаторов возникнет желание вновь погрузиться в юридическую казуистику…
И ещё. В каждой общественной организации есть свой стиль работы, свои приоритетные направления деятельности. Но мне всё же кажется, что ирбитское отделение Союза «Чернобыль» России, его председатель Владимир Балакин могут послужить примером грамотного отстаивания законных прав своих членов.
    
Вадим Буланов