У сильного всегда бессильный виноват!?

У сильного всегда бессильный виноват!?
22 Сентября 2005
Уверена, что суть известной басни про волка и ягненка: «коль хочется мне кушать» всем хорошо понятна. И хоть много «воды утекло» с тех пор, а и сейчас думаю, мало найдется людей, которые вздумают оспаривать это изречение. И все же и все же…
24 мая 2005 года из частного предприятия ИП Дубских была уволена беременная женщина на основании расторжения трудового договора в связи, как указано в документе «утраты доверия». Уволена с нарушением части 3 статьи 81, части 1 статьи 261 Трудового кодекса. Но перед этим, как следует из заочного решения городского суда, в который она подала иск, «ответчиком к истице была допущена дискриминация в сфере трудовых отношений. Дискриминационный подход наблюдался перед увольнением, что привело к временной нетрудоспособности. Также имели место физические и нравственные страдания»… Здесь, чтобы стало все понятно, необходимо сделать одно отступление и вернуться к началу этой истории. Итак, 17 декабря 2004 года между индивидуальным предпринимателем Ириной Николаевной Дубских и гражданкой О.Ю. Захваткиной был заключен трудовой договор о принятии последней в магазин «Джем» в качестве продавца с оплатой 1500 рублей плюс 15% «уральских». Указано, что выплата заработной платы производится 10 и 25 числа каждого месяца. За это работник обязан добросовестно выполнять трудовые обязанности, бережно относиться к переданным ему для хранения материальным ценностям и принимать меры к предотвращению ущерба. Там же в договоре прописаны и условия прекращения трудового договора, а именно «при использовании работником информации во вред Работодателю».
Ознакомившись под роспись с документом, О.Ю. Захваткина приступила к работе и до того момента, когда беременность уже нельзя было скрыть, работодатели ее работой были весьма довольны. Повторюсь, именно до того момента. После же довольство резко перешло в недовольство. И началась травля, которая сначала выразилась в невыплате размера пособия по нетрудоспособности. Следующим действием директора был разговор в кабинете, где на просьбу о выплате зарплаты за апрель-май месяц, издевательским тоном было заявлено, что данная заработная плата ею, якобы была получена, вот и подпись ее есть, а то, что она про нее не помнит, это ее проблемы. (Позже, уже в суде будет доказано путем графологической экспертизы, что подпись Захваткиной была подделана.) Затем пошли откровенные угрозы, что если будет упрямиться, то будет проведена ревизия и предъявление ей, как материально ответственному лицу, акта недостачи. В доверительной беседе же было сказано, что если уйдет «по собственному желанию», то о растрате забудут. Дальше больше и, когда уже силы не выдерживают, беременная женщина вынуждена лечь в больницу, где в медицинских документах появляется запись о причине заболевания – конфликт на работе. Но, тем не менее, увольнение последовало, и женщина оказалась без работы, без оплаты уже отработанного времени, пособия по временной нетрудоспособности, без оплаты отпуска по беременности и родам, согласно ст. 255 Трудового кодекса РФ.
После рождения ребенка женщина вновь не раз приходила к своему работодателю, за положенными ей выплатами, но с ней либо не разговаривали вовсе, либо цедили сквозь зубы, что ничего она здесь не получит. Видя, что здесь правды не добиться Оксана Юрьевна подала в городской суд иск к ИП Дубских об оплате за время вынужденного прогула, взыскании заработной платы и денежной компенсации морального вреда.
Рассмотрев заявление Захваткиной со всеми расчетами, документами, судья Н.А. Бунькова приняла дело к рассмотрению. В ходе судебного разбирательства расторжение трудового договора было признано недействительным и О.Ю. Захваткина была восстановлена на работе в прежней должности. Также судом с ответчика были затребованы расчеты оплаты больничных листов, которые тот не смог представить. Таким образом судьей было вынесено заочное решение, в котором сказано: удовлетворить иск О.Ю. Захваткиной к ИП Дубских. Взыскать с ИП Дубских в пользу О.Ю. Захваткиной оплату за время вынужденного прогула, заработную плату, оплату периодов временной нетрудоспособности, оплату отпуска по беременности и родам в размере 10291 рублей 09 копеек, обратив в этой части решение к немедленному исполнению. Взыскать с ИП Дубских денежную компенсацию морального вреда в размере 3000 рублей.
Теперь, казалось бы, все в порядке, справедливость, хотя и заочно восторжествовала, нарушители будут наказаны. Но если бы все было так…
В течение семи дней, со дня подачи апелляции ответчики непостижимым образом превратились в «истцов» и на очередном судебном заседании, проходившем 13 октября, представили суду расписку в получении Захваткиной денег, где опять была четко проставлена ее подпись. И суд принял ее в качестве доказательства, хотя, то ли в спешке, то ли по незнанию, в дате расписки значится 2 августа. Тот день, в который женщина рожала, о чем есть соответствующая справка за № 284 от 15 августа с подписью и печатью, и понятно, что ни о какой расписке ей в данный момент вероятно не думалось. Сама расписка являет собой машинописный текст, который при сегодняшней технике легко заменить или вообще убрать. Не счел суд необходимым испросить у Дубских платежную ведомость, ограничась представленной распиской. Что же касается подписи, то, как в первом случае, так, вероятно, и во втором суд лишь примет к сведению информацию об ее подделке, но не более. Иначе чем объяснить то, что заочное решение так и осталось заочным, а слушание перенесено. Видимо для того, чтобы предприниматели лучше подготовились?
То, что творится сейчас с женщиной, трудно передать. То нервное напряжение, когда она одна вынуждена противостоять целой системе, сказалось тем, что женщине пришлось прервать грудное вскармливание двухмесячной дочери. Впереди еще одно заседание, на которое нужно идти. И она пойдет. Пойдет обязательно, потому что… до нее таким же образом из магазина «Джем» были уволены две молодые беременные женщины. А сколько их еще будет…

Елена Абрамова