Для кого наш дворец?
11 Марта 2003
Хочу спросить у читателей газеты: «Хорошо ли, что наши ветераны собираются вместе, организуют хор, выступают, где только  можно?» Конечно, кто-то скажет: «Делать им нечего...», но большинство порадуются за них: слава Богу, что не погрязли в своих заботах и проблемах, а несут людям хорошее настроение, радуют их своими песнями, заражают своим оптимизмом. Таких хоровых коллективов в городе несколько. Но думать, уважаемый читатель, что собрались ветераны и запели в свое удовольствие, не надо. Сколько, порой, приходится проглотить обид, унижений – мало кто знает.
Хор ветеранов стекольного завода в нынешнем составе – 20 человек, в основном женщины, существует уже 15 лет. Первым руководителем и основателем был В.З. Овчинников, сегодня – Г.Н. Лебедкин.
Проблемы начались, когда ДК «Кристалл» перешел в ведение администрации города, вернее, чуть раньше, когда дворец возглавила г-жа И.В. Краснова. Сотрудничество с заводом стало строиться на основе договора социального партнерства. Не будем спорить, хорошо это или плохо. Такова необходимость, требование времени. Но есть и моральная сторона этой проблемы.
На встречу с ветеранским хором  в медицинское училище (здесь они нашли место для репетиций) пришел А.М. Иванов – председатель Фонда помощи поддержки «Соучастие», человек, который всегда считал и считает своим долгом во всем поддерживать ветеранов.
Нашим старикам, оказывается, труднее всего согласиться с тем, что в свой дворец они уже не могут прийти просто так, несмотря на то, что строили его своими руками. Эти самые бабушки показывают свои ладони, навсегда запомнившие черенки лопат, которыми копали ямы под фундамент и месили бетон по вечерам, на субботниках и воскресниках поднимая свой дворец.
А.М. Иванов рассказал, что, будучи генеральным директором стекольного завода, предупреждал г-жу Краснову, что за такое отношение к ветеранам она будет освобождена от работы. Об этом ей было направлено специальное письмо (копии тогдашнему главе администрации г-ну В.Н. Анисимову и председателю профкома завода г-же Т.М. Витман).
- Очевидно, - говорит Александр Михайлович, - Ирина Витальевна действует по собственной инициативе, ибо, зная Г.С. Шатравку -  главу администрации города и ее непосредственного руководителя - никогда не поверю, что он позволил бы обижать ветеранов.
Александр Михайлович подчеркнул, что нельзя так относиться к людям, которые строили завод своими руками, которые сутками не уходили из цеха, к людям, в руки которых на вечное хранение было передано переходящее Красное Знамя Государственного Комитета Обороны. Именно они защищали Советского Союза от фашизма - кто на фронте, кто в цехе у стекловаренных печей. А теперь для них нет места – пусть ищут другое или платят. Скорее всего, этот кабальный договор о социальном партнерстве будет подписан и спасет от выселения библиотеку и музей трудовой славы завода. Музей, хранящий священные реликвии истории - Красное Знамя с орденской лентой и орденом «Знак Почета», которым Родина наградила заводской коллектив, в том числе и этих самых участников хора.
Вообще-то, фантазия, когда речь идет о «делании» денег, у Ирины Витальевны неистощима. Возьмите хотя бы ночную дискотеку. Дворец для всех на ремонте, а дискотека гремит. Почему ночью, ведь танцуют-то 14-летние? Утверждение, что при входе спрашивают паспорта, прямо скажем, от лукавого. А где эти 14-летние берут по 60 рублей на себя да 60 на подружку? Вопрос. Вот и вывод: деньги, прибыль – прежде всего. Какие уж тут моральные обязательства. И наш народный дворец ни для бабушек, ни для внуков. Для кого же? И по какому праву?

Г. Свяжина