Сколько стоит «Вязовая роща» или жизнь депутата?

Сколько стоит «Вязовая роща» или жизнь депутата?
24 Декабря 2008
Эта история вызвала много слухов и домыслов. Как участник, считаю необходимым рассказать о развитии остросюжетных событий, произошедших в течение 2008 года. Событий, которые определили судьбу любимого некогда ирбитчанами санатория-профилактория «Вязовая роща».
    В ноябре 2007 года администрация автоагрегатного завода, в чьем ведении находилось оздоровительное учреждение, уведомила исполнительные органы власти о расторжении договора аренды. В связи с тем, что средств на содержание и охрану учреждения не было, оно временно было передано в аренду предпринимателю. И заключили, как полагается, договор аренды с ООО «Вертикаль» от 7 декабря 2007 года сроком на 1 год. И рассчитали арендную плату. В месяц она составила 2942 рубля. Общая площадь основного здания профилактория 1817 квадратных метров. Арендная плата за один квадратный метр в месяц составила 1,62 рубля в месяц (в год - 19,43 рубля), в то время как базовая ставка арендной платы в тот период составляла 140 рублей за квадратный метр в год. Без комментариев.
     Администрация города логично ставит перед собой задачу по эффективному и своевременному пополнению городской казны, а также качественному управлению муниципальной собственностью. Так говорил специалист администрации А.С. Руф, когда выступал на заседании городской думы 31 января 2008 года и объяснял важность будущей приватизации объекта. Я очень хорошо помню это заседание. Многие из депутатов сомневались, стоит ли отдавать свой голос за приватизацию «Вязовой рощи» или сохранить её в городском ведении. Но больше всего нас интересовал вопрос сохранения профиля учреждения. И решение депутатами было принято: продаем и пополняем городской бюджет.
    Я не сторонник массовой приватизации объектов. Тогда, принимая решение, я наивно полагала, что желающих приобрести профилакторий будет достаточно, следовательно, казна пополнится существенно. А хороший хозяин сумеет принести ирбитчанам пользу. Смущало лишь одно: небольшая, на мой взгляд, стартовая цена объекта 1 370 000 (один миллион триста семьдесят тысяч) рублей. Немногим выше четырехкомнатной квартиры. Тогда я приняла решение держать вопрос в поле своего зрения.
    Вопрос на удивление начал быстро развиваться. Уже 9 февраля в «Восходе» было опубликовано информационное сообщение о проведении торгов. Оказалось, что объект выставляется на продажу с обременением на 49 лет! Глава администрации успел заключить 6 февраля 2008 года, (заметьте, через шесть дней после решения думы о продаже санатория) дополнительное соглашение к договору аренды с ООО «Вертикаль» о продлении срока аренды с 1 года до 49 лет. Зачем? В логике это не укладывалось. Дума решила продать объект, а сейчас получается, что будущий собственник сможет им распоряжаться, в лучшем случае, только в конце своей жизни? Эти вопросы я задала заместителю главы по юридическим вопросам Р.А. Палицыну, который активно курировал всю процедуру проведения торгов, и получила ответ: «Такое возможно по закону». По закону может быть и возможно, а по совести?
    Я начала задавать вопросы. Много вопросов. Теперь я знаю, как раздражаются чиновники, когда лезешь "не в своё" дело. Я не получала ответов на свои вопросы. Документы, указанные в сообщении о проведении торгов, мне на руки не выдавались. А ведь в то время я была в статусе депутата думы четвертого созыв и баллотировалась на второй срок. Можно было только представить, какое сопротивление получают люди, не столь часто мелькающие в коридорах нашей власти. Со мной даже пытались вести переговоры кандидаты в депутаты, которых активно продвигало объединение «За родной Ирбит!». Речь шла о том, что «все решено», «не надо вмешиваться в эту историю», «там очень влиятельные люди – зачем тебе проблемы?».
    Это было только начало. Параллельно я писала диссертацию и часто бывала в Екатеринбурге. Рассказав своим друзьям эту историю, я получила их эмоциональную и деловую поддержку. Мне было предложено представить социальный проект в одном из московских банков с надеждой получить кредитование. Это открывало возможность реального участия в торгах. Заручившись поддержкой семьи, я подготовила проект, который был убедительно представлен и получил единодушное одобрение на первом рассмотрении кредитного комитета. Это была победа. Мы планировали сделать центр отдыха школьников круглогодичного действия с социальными и тренинговыми программами. Беспокоило только обременение на 49 лет.
В администрации я стала запрашивать для ознакомления документы, на которые идет ссылка в информационном сообщении о проведении торгов. Конкретно: договор № 6 от 7 декабря 2007 года аренды имущественного комплекса, дополнительное соглашение от 6 февраля 2008 года с ООО «Вертикаль» (директор Н.П. Балуев). А также просила проект договора купли-продажи. Ознакомили меня с этими документами лишь 22 февраля под роспись в кабинете администрации. До этого момента информацию от меня умышленно скрывали, хотя она должна была быть доступна согласно объявлению об аукционе в газете «Восход». Копии документов мне не дали, я сделала выписки от руки. Разве можно принять решение о покупке объекта, не имея на руках копии документов? Это нонсенс. Но это еще и правда нашей ирбитской жизни.
Через час после ознакомления с документами, позвонили на рабочий телефон и предупредили спокойным голосом, чтобы я не смела участвовать в аукционе. И сказали, чтобы я вспомнила как погиб депутат А.В. Семенов, такая же участь ждет и меня. Напомнили, что двое моих детей требуют особой заботы матери. Звонки параллельно поступали и моему мужу.
Мы обратились в милицию. Нас выслушали и дали пояснения, в случае, если мы напишем заявление, то разбирательство будет в соответствии с законом. Но доказать угрозу жизни и здоровью будет практически невозможно. На нашу просьбу прослушивать телефоны ответили, что по законодательству сделать это очень сложно. После этого разговора мы с мужем приняли решение носить с собой диктофон. Заявление я писать не стала. Мне казалось, что это просто нелепые угрозы и не хотелось тревожить зря людей.
28 февраля мне на сотовый позвонили. Номер звонившего был скрыт, разговор длился около 20 минут. Нам удалось зафиксировать разговор на диктофон, где ясно говорится, что мне хотят сломать ноги, а потом убрать, если я не оставлю идею участвовать в аукционе по «Вязовой роще».
28 февраля в ДК «Кристалл» состоялась встреча кандидатов в депутаты от общественного объединения «За родной Ирбит!» с избирателями, где был задан вопрос о «Вязовой роще». Глава города А.Т. Гельмут, сказал, что «Вязовая роща» продаваться не будет. Хотя знал, что аукцион состоится 11 марта.
В день выборов 2 марта мой муж с друзьями находился у ДК им. Костевича. К нему подошел Павел Леонидович Макушин (директор ООО ЧОП «Джеб»), которого я лично не знаю, и сказал: «Над твоей женой, Игорь, сгущаются тучи. Мы уже 2 года готовим документы по «Вязовой роще», а тут вы».
Во вторник 4 марта я пришла за договором в кабинет к Р.А. Палицыну, присутствовала Е.А. Модина, начальник отдела муниципального имущества. Я поделилась, что в четверг 6 марта мне должны выдать кредит в Екатеринбурге, поэтому срочно нужен договор купли-продажи. Договор мне тогда отдали. Р.А. Палицын, как сосед по дому, спрашивал меня в этот день, почему мы с мужем до сих пор не купили гараж и ставим новую машину во дворе дома. Я посетовала, что пока нет подходящего варианта.
5 марта я подала заявку на участие в аукционе. На тот момент было подано только три заявки: моя, Николая Павловича Балуева и Артема Евгеньевича Павлова, который является близким родственником П.Л. Макушина. Удивительно, что никто из ирбитских предпринимателей не решился вступить в аукцион. По каким причинам, по-моему, уже понятно без объяснений. Звонки с угрозами продолжались.
6 марта в Екатеринбурге у меня было два важных события: предварительная защита диссертации и окончательное решение кредитного комитета. Муж тем вечером сказал: «Как ты думаешь, почему участников трое, а не двое?». Игорь предположил: они по-прежнему хотят, чтобы я выбыла из аукциона. Аукцион продолжится с двумя участниками, договорившимися между собой о цене, будет признан действительным, и Вязовая Роща «уйдет» максимум за 1 500 000 рублей.
В половину первого ночи сработала сигнализация автомобиля, который приобретен моей семьей в конце декабря 2007 года. Я подошла к окну и увидела, что стекла разбиты. После приезда милиции мы спустились во двор и обнаружили: разбиты лобовое стекло, заднее стекло, боковые стекла с левой стороны. По характеру ударов, возможно предположить, что они нанесены битой. Ущерб составил 75 тысяч рублей.
После абсолютно бессонной ночи мы уехали в Екатеринбург. Защита диссертации состоялась. Кредитный комитет дал окончательное одобрение: мы участвуем в аукционе и у нас есть шанс использовать 15 миллионов рублей. Я не могла поверить в такую удачу. Но оставался страх. Страх за жизнь и здоровье своей семьи. Ни один проект мира не стоит такой жертвы. И тогда я обратилась за помощью в Правительства Свердловской области и Российской Федерации. И получила поддержку. Стало понятно, что до проведения аукциона 11 марта никто не посмеет больше нам угрожать. Но нервы оппонентов не выдержали. Поступил последний звонок, краткий, но емкий по смыслу: «Всё. Готовь доски для гроба».
    11 марта. Процедура аукциона была проведена безукоризненно. В торгах по-прежнему участвовали трое. На пятом миллионе Николай Павлович Балуев перестал поднимать карточки участника, и в соревнование со мной вступил удивительно юный для столь серьезного мероприятия Артем Евгеньевич Павлов. В момент небольшой паузы в аукционе я спросила у комиссии: что будет, если победитель не заключит договор и откажется выплачивать названную в аукционе сумму. Р.А. Палицин дал удивительный ответ: глава города будет решать, выставлять повторно «Вязовую рощу» на аукцион или оставить её в договоре аренды. Это был неправильный ответ. Правильный ответ должен был звучать так: объект будет повторно выставлен на торги. И я поняла: меня подставили. Сколько бы я не шла на повышение цены, Артем Евгеньевич назовет большую сумму. Выиграет аукцион, потеряет задаток 274 000 рублей, но не заключит договор купли-продажи. И «Вязовая» на 49 лет останется в аренде ООО «Вертикаль», которое возглавляет Н.П. Балуев. Банальная схема. Дальше всё именно так и случится, но тогда финальная сумма была названа: 16 миллионов 166 тысяч рублей. Я поздравила Артема Евгеньевича с победой и выразила надежду, что городская казна существенно пополнится, а у санатория будет достойный хозяин.
    Городская казна пополнилась лишь на 274 тысячи рублей, договор купли-продажи не был заключен. Все опасения подтвердились. И началась новая веха этой истории. Мои бесконечные походы к Е.А. Модиной, Р.А. Палицину, письма и депутатские запросы А.Т. Гельмуту. Подключила депутатов – членов партии «Единая Россия», но наши обращения игнорировали. Администрация не спешила пополнить бюджет города и направить возможных 15 миллионов рублей, например, на реконструкцию детского сада № 25. Да мало ли в городе нужд. Видимо важнее было угодить арендаторам. Единственное, что нам удалось сделать депутатами, с 31 июля поднять арендную плату с 2942 рублей до 7453 рублей в месяц. И это цена большого комплекса с имуществом, сауной, бассейном, минеральным источником и неповторимой природой.
    Давайте посчитаем. Цифры иногда упрямее фактов. За 12 месяцев года город получит без малого 90 тысяч рублей за аренду санатория, следовательно, за 49 лет мы всем городом «увидим» лишь 4 383 000 (четыре миллиона триста восемьдесят три тысячи) рублей. А была возможность получить 15 миллионов рублей в 2008 году. Десять миллионов рублей реальной упущенной выгоды. На мой взгляд, бесхозяйственность - это самое лояльное слово, которое стоит употребить в этой ситуации.
    «Вязовая роща» сегодня находится в субаренде. Гостиница, бильярд, сауна, массаж… Приличный по количеству перечень услуг. Территория, любимое в прошлом место отдыха горожан, обнесена добротным забором. А город нуждается в бассейне для подростков, у нас остался только лагерь «Салют», нет понятия «всесезонный отдых школьников» - этот список можно продолжить.
    Заведены два уголовных дела: об угрозе убийства и причинении имущественного вреда. Но я и так знаю имена тех, кто стоял у руля этой истории, имя того, кто бил стекла нашего автомобиля и угрожал расправой моей семье. Суть истории в другом: я, депутат городской думы четвертого и пятого созывов, потеряла доверие к команде, стоящей у руля исполнительной власти нашего города.
Простая суть истории длиной в год.

Ольга Антипина,
депутат думы МО г. Ирбит, кандидат педагогических наук

P.S. Завтра, 25 декабря 2008 года, состоится очередное заседание думы, где, скорее всего, будет принято решение об отмене приватизации санатория-профилактория "Вязовая роща". И мы знаем его судьбу на ближайшие годы.