Шизофрения с дипломом
6 Октября 2007
В этой истории со смертельным исходом, произошедшей в мае 2006 года, слишком много вопросов, на которые, у одних нет смелости дать ответ, признав очевидное, а другие сознательно замалчивают правду. Единственное, в чем никто не сомневается – гибель  молодого человека произошла от рук ничего не боящихся, в силу высоких должностей их родителей, распоясавшихся молодцов. Именно так, хотя фигурировал в деле и получил по суду свою меру «наказания» в виде направления на принудительное лечение в психиатрическом стационаре общего типа один Сергей Булыкин, 1987 года рождения. Кстати, заведующей стационара работает его мать…
Итак, согласно приговору основная фабула преступления такова: «15 мая 2006 года примерно в два часа ночи возле дома по улице 50 лет Октября, 23, Булыкин, находясь в состоянии алкогольного опьянения, в ходе ссоры, из личной неприязни, умышленно с целью причинения вреда здоровью любой тяжести нанес не менее двух ударов руками в область лица Ракитина. Затем подсечкой уронил последнего на землю, после чего не отказавшись от преступного умысла на причинение телесных повреждений, осознавая, что тот лежит на земле и не оказывает сопротивления, нанес множественные удары ногами по голове и другим частям тела Ракитину, чем причинил повреждения…».
Произошедшее в мае представлено, как драка двух людей. Может потому, что групповое избиение имеет более суровое наказание? Кому как не юристам это знать. Тот же Булыкин в ходе дознания четыре раза меняет свои показания. Правда, после этот факт послужит первым доводом для будущего заключения комиссии медицинских экспертов, причисливших студента УГТУ-УПИ, имеющего отличные оценки, к лицу, страдающему психическим заболеванием. А теперь следите, как они менялись. В первом показании от 15 мая, то есть по горячим следам, Булыкин признается, он «три раза ударил по лицу, затем 4 минуты наносил удары ногами по различным частям тела». Через два дня в показаниях говорится, что «ударил два раза, сколько нанес ударов ногами, не знает» И в показаниях от 25 мая, когда к делу подключился адвокат, тот же Булыкин уверенно заявляет, что «события помнит, как в тумане, у него помутилось в глазах. Допускает, что мог причинить Ракитину телесные повреждения». И, наконец, 7 декабря, на просьбу следователя повторить свои показания, подозреваемый в силу отведенной ему роли отвечает, что он вообще не помнит, о чем говорил. Так появляется второй довод к вынесению в будущем столь мягкого приговора, который  заключается в том, что Булыкин имея «душевное заболевание, степень и глубина которого в своей совокупности, значительна, что лишала его способности, как в момент совершения преступления, так и лишает в настоящее время осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими».
Забавно, если так можно выразиться и то, что свидетели, преимущественно друзья Булыкина, которые слово в слово «подтверждают все сказанное» на следствии. Со стороны Ракитина нет ни одного человека, кто бы мог подтвердить или опровергнуть показания друзей. Сам он в тот момент находится реанимации ЦГБ в состоянии комы. Следовательно, показания дать не может. Как не может и отчаявшаяся мать уговорить врачей на всех уровнях перевезти ее сына в областной госпиталь. Почти два! месяца ходит она по всем инстанциям. Не раз бросается в ноги И.О. Ильиных, заведующей отделением медицины и катастроф, и умоляет сделать хоть что-нибудь. Там сначала обещают, но через две недели отказывают, ссылаясь на отсутствие транспорта и невозможность дозвониться до области. Тогда мать бросается к высокопоставленному отцу одного из обидчиков, но он, узнав от секретаря суть вопроса, просит выпроводить ее, как можно скорее. Главный врач, услышав ее фамилию, ссылаясь на неотложные дела, выводит из своего кабинета. Такое упорство, согласитесь, наводит на мысль.
Между тем следствие идет своим ходом, показания даются, очные ставки между друзьями проводятся. С помощью добрых людей Ракитин все-таки смог «добраться» до госпиталя для ветеранов войн. Он умирает там через две недели. И все сразу становится ясно… Ясно все становится и матери. Когда врач областного госпиталя просмотрит все журналы со звонками о вызове бригад, то не найдет там ни одного упоминания о Ракитине. Значит, кому-то было очень нужно, чтобы парень не заговорил. Через некоторое время материалы передаются в суд, и после непродолжительного рассмотрения дела выносится вышеупомянутое постановление о полугодичном направлении в психиатрический стационар.

P.S. Справка: статья 111 ч.1 УК РФ «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, совершенное группой лиц, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего» «тянет» лет на 10-14 с отбыванием в колонии строгого режима…






ООО "Печатный вал" (новости)
Александр Камянчук (краеведение)