Мне интересно жить!

Мне интересно жить!
31 Мая 2004

«Что скажут о тебе другие, коли ты сам о себе, ничего сказать не можешь?» — сказал в свое время Козьма Прутков. К моему сегодняшнему собеседнику этот афоризм не походит. Директору двух значимых Музеев города, страстному коллекционеру, чемпиону России по мотокроссу, рекордсмену, занесенному в Книгу Гиннеса, краеведу и журналисту, интереснейшему собеседнику есть что рассказать. Тем более что и повод наиважнейший: у Александра Ильича Буланова юбилей — 50 лет! Отрадно заметить, что, несмотря на большую занятость, юбиляр сразу согласился дать интервью нашей газете, в чем мы ему крайне благодарны, ибо Александр Ильич опять таки подтвердил народную мудрость о том, что если есть что сказать: непременно скажи. Ибо знания жизни своей должны послужить кому-то назиданием или уроком…
— Александр Ильич, не могу снова не процитировать Козьму Пруткова о том, что всякий человек подобен сосуду с краном наполненному живительною влагой производящих сил. Где же источник?
— Конечно, из детства! Но начну свой рассказ с того, что все Булановы, где бы они потом не жили, родом из деревни Булановой. Родители мои были люди простые, но дали мне большой урок доброты и всегда добиваться своей цели. Правда, в детстве это считалось упрямством. Но именно оно, как мне кажется, определило мой характер на всю жизнь. И еще увлечение историей.
— В чем это выражалось?
— Во всем. Даже просто, переходя из класса в класс, и получая учебники, первым делом открывал учебник истории и прочитывал его за день. Это было увлекательнее романов о шпионах, коими зачитывались тогда все мальчишки. Мне были интересны и другие предметы, но история стала определяющей, хотя надо честно сказать, что учился я по ней не блестяще. Как все сверстники мог и прогулять, и не выучить урок, но я понимал предмет и хотел уже тогда связать всю жизнь с археологией. И мне повезло! Когда я учился в школе № 4, к нам в девятый класс приехала на практику студентка-практиканта из УрГУ- Галина Викторовна. В последствии она стала кандидатом наук. Видя мою любознательность и неподдельный интерес к изучению истории, она предложила мне, простому мальчишке, участвовать в археологической экспедиции. Это было настоящим чудом и исполнением самой заветной мечты! Взяли меня рабочим, и уж старался я вовсю. Тогда в первый раз я зримо ощутил, что такое история изнутри. А она вовсе не похожа на детскую романтику о далеких мирах. Вот тогда я уже твердо решил, что стану только археологом! Стал усиленно готовиться поступать в университет на истфак. Но, как всегда все определяет или распределяет случай. Получилось так, что десятый класс нам пришлось заканчивать в школе № 1. В то время эта школа славилась и гордилась своей образцово — показательностью. Это означало: равной длины волосы, обязательное наличие второй обуви и, как мне тогда казалось, одинаковых мыслей и одинакового выражения лица. Придя из свободолюбивой и самобытной родной четвертой школы, я под «одну гребенку» никак не подходил. Началась моя борьба с этой показательностью, довольно своеобразно: каждое утро, приходя в школу без второй обуви, я отправлялся домой, завернутый обратно дежурными. Так продолжалось полгода. Наконец директриса Софья Пантелеймоновна — великолепный преподаватель истории, с которой у нас были хорошие отношения, опять ж благодаря моему увлечению историей, разрешила меня пропускать на занятия. Этой своей маленькой Победой горд был неимоверно! Но время уже было упущено, а в отстающих учениках я не хотел быть и поэтому сам ушел из школы. Может быть, сыграл свою роль юношеский максимализм, но дело сделано, и я устроился работать в Ирбитский торг водителем мотоцикла.
— Вновь его величество случай?
— Наверное, да. Потому, что наравне с увлечением историей параллельно шла любовь к мотоциклам. Тогда представить ирбитчанина без мотоцикла было просто невозможно, и каждый мальчишка мечтал сесть за руль. Работая водителем, получил навыки вождения, и когда пришла пора идти в армию — это так же определило мою службу в ней. Попал я в пожарную часть. И опять мне повезло! Постоянные тренировки, занятия спортом дали свои плоды — уходя со службы, я уже имел несколько разрядов, что помогло мне в будущем стать гонщиком.
— Александр Ильич, увлечение историей ушло вместе с детством?
— Конечно же, нет. Была попытка вновь поступить в УрГу. Достаточно долго готовился, прочитал уйму книг и учебников, но жизнь распорядилась, как ей угодно… Переживал, конечно, ужасно. У меня в характере доводить каждое дело до конца, тут осечка за осечкой. Но осталась хрустальная мечта.
— Бытие определила техника?
— Не только. Появилась страсть, иначе не назовешь, к коллекционированию. А началось все в детстве. Как-то летом у бабушки окучивали картошку, и нашли непонятную денежку. Впоследствии это оказался жетон периода девятнадцатого века. Вот эта бляшка и стала «виновницей» дальнейшего собирательства и начала описи найденного. Об этой находке я написал в Эрмитаж. И на мое письмо, к моему немалому удивлению, ответил главный хранитель эрмитажной коллекции Игорь Спасский. Воодушевленный его ответом, начал уже всерьез собирать, обменивать, приобретать. Это было так увлекательно и интересно, что занимало почти все свободное время. По сей день страсть эта во мне.
— Только ли нумизматика владеет Вами. Как же другие коллекции?
— В мире много всего интересного. Хочется все попробовать и, конечно, как всякому коллекционеру, подержать в руках и приобрести, чтоб всегда любоваться.
— Это что-то сродни «скупому руцарю» с сундуками полными сокровищ…
— Почти да. Но коллекции из личного собрания периодически принимают участие в музейных выставках. Пожалуйста, приходите, смотрите. А, что касается количества коллекций, то у меня, их несколько и все настолько увлекательны и своеобразны, что ни одной не могу отдать предпочтение. Есть коллекция старинной бронзы, которая заворожила меня своей красотой. Затем пришло понимание очарования холодного оружия. Собрал и поныне собираю коллекцию звукозаписи, где есть запись гениального голоса Шаляпина и музыка 30-60-х годов. Вот видите, история она ведь во всем. И не важно занимаешься ли ты ею научно или живешь в ней и делаешь ее.
— А ведь это готовый афоризм. Впрочем, и неудивительно ведь Вы автор многих публикаций в газетах, журналах и очень солидных изданиях. Это тоже разновидность страсти.
— А с журналистикой опять помог случай. Как-то работая в лаборатории, в отделе главного конструктора, мне понадобилась архивная документация. Вот там-то я и познакомился с конструктором Сергеем Светловским. Он показал мне старую программку 1956 года соревнований по мотокроссу. И я «заболел» этим. Оказалось, что мы мало не знаем о тех, кто делал славу советского мотоспорта и завода, кто прославил Ирбит. Стало обидно и в тоже время появилось огромное желание открыть эти имена. Так меня это все переполняло и требовало выхода, что начал писать. Дальше больше, появилось желание узнать больше о достижениях спортсменов, об их жизни. Написать о мотоциклах, старой модели, новой, как на этой технике ставились рекорды.
— «Рекорды — мыслимо ли дело, что б ставил их обычный человек», — как-то сказал-спросил поэт Евтушенко. Вы опровергаете или эти люди действительно необыкновенны?
— Наверное. Эти люди авантюристы, в хорошем смысле этого слова, им тесно в обычных человеческих рамках. Мне очень повезло на таких людей: талантливых и увлеченных. А с рекордами все получилось благодаря такому же нескучному человеку, как Владимир Захарович Савин. Именно он в 1991 году привез из Москвы, тогда еще новое веяние, как становление рекордов. И мы загорелись! Для начала сделали самую длинную колонну из мотоциклов. Дальше — больше. Придумали трюк с ездой на мотоцикле с поднятой коляской. Первая моя попытка не удалась по техническим причинам. Но уже на следующий год ирбитчане установили три рекорда: Константин Матвеев — в езде с поднятой коляской в сольном варианте. Владимир Глухих — в езде задним ходом, и мы с Анатолием Бекишевым проехали сутки, с дозаправкой на ходу, тоже с поднятой коляской. Это было поистине и интересное время.
Потом были мотошоу. Сначала в Ирбите, затем выездные. Приходилось придумывать и пробовать различные трюки на мотоциклах. И здесь мне опять помог опыт в вождении.
После завершения карьеры мотоспортсмена появилось время. Стал изучать архивные документы и задумался, как это все донести до людей, оставить в истории города. И тут опять случай…
— Александр Ильич, в вашем случае — это уже признак стабильности провидения.
— Наверное, но, так или иначе, мне предложили должность заведующего демонстрационным залом мотоциклов. Я принял ее сразу, потому что до этого чехарда с растаскиванием мотоциклов на части, не давала мне покоя, но не было рычагов управления. Статус заведующего мне его дал. Потом пришла беда с продажей мотоциклов. Пришлось вести борьбу, иначе не скажешь. Увольняли несколько раз, угрожали, но выстоял. Иначе нельзя было — за мной стояла уникальнейшая коллекция. И они испугались потому, что были вовлечены большие люди из ФСБ, губернатор Э. Э. Россель и другие… Сейчас у города есть Музей мотоциклов.
— Еще одна Победа!
— Пусть это нескромно, но это действительно так. Хотя сейчас столько работы, что об этом как-то забываешь. Очень хочется скорее открыться и показать наш труд ирбитчанам.
— Музей отстояли, и снова стало скучно?
— Да нет, тут не до скуки, но действительно, когда предложили стать директором этнографического Музея — понял, что смогу. Ведь для меня этот Музей не просто здание. Я сбегал с уроков, чтоб часами смотреть экспонаты, вслушивался в каждое слово. Для меня они оба одно целое. А вообще было опасение, что музей может потерять свою самобытность и превратиться в кафе.
Сейчас Историко-этнографический музей работает стабильно и есть динамика к росту посещаемости. В 2001 году нас посетили 2400 человек, в 2002 их уже было 11800, а в 2003 пришло 12400 человек. И может быть какой-то мальчишка тоже " заболеет» историей. Я на это очень надеюсь, и для этого мы работаем.
— А, правда, что Вы задумали создать Музей мирового уровня?
— Это звучит громко, но действительно мы думаем над тем, как нам поднять Ирбитский музей мотоциклов на более высокий уровень. Сама коллекция просится. Тесно ей в обычных рамках.
Уже заключен договор с архитектором из Екатеринбурга на разработку проекта Музея будущего. Я не думаю, что это уж такая утопия. Настало время формирования мировоззрения молодежи. Не хлебом единым жив человек, говорит народная пословица. Сытость не определяет сознание. И вот здесь есть огромная работа в этом направлении для людей творческих.
— В начале интервью я перечислила не весь перечень Вашей деятельности. Ведь именно Вы приложили немало усилий вместе с единомышленниками, чтобы Ирбит стал своеобразной Меккой для байкеров. Вы уже много лет тесно сотрудничаете с Советами ветеранов мотоспорта и мотозавода. Вами ведется многолетняя переписка, и проводятся встречи с сотрудниками столичных музеев и иностранными фанатами мотоцикла. Кроме того, Вы отличный семьянин и отец. И это далеко не все перечисленные дела. Как же успеваете, и на что Вам времени катастрофически не хватает?
— На безделье.
— Вам пятьдесят. Все ли высоты взяты и одержаны Победы?
— Что Вы! Пятьдесят лет — это только очередная ступенька к высоте, которая определяет какие-то итоги жизни. Мне интересно жить, и хочется узнать, что интересного там, впереди. Попробовать жизнь на вкус!

Зная характер Александра Ильича, мы уверены, что когда-нибудь он напишет увлекательную книгу об этом удивительном времени. Сейчас уже многие страницы будущей книги наверняка заполнены событиями, но сколько еще осталось чистых страниц, сколько еще нас ожидает интересного от деятельности этого неутомимого Человека. Пользуясь, благоприятным случаем, редакция газеты " Ирбитская Жизнь» от всей души желает Александру Ильичу здоровья, творческого долголетия и неиссякаемой энергии… на благо ирбитчан. Так же редакция надеется на продолжение нашего тесного творческого сотрудничества.

Беседовала Елена Абрамова.