Жизнь продолжается…

Жизнь продолжается…
8 Апреля 2016
Судьба снова сделала мне подарок – встречу с удивительной женщиной, ветераном автоприцепного завода (пишу автоприцепного, так как она начинала работать на предприятии именно с таким названием) Валентиной Антоновной Гаврилюк. Не просто было ее разговорить. Все отнекивалась: что о нас-то писать, жили, как все… Но когда разговор все-таки состоялся (с ней, с ее близкими людьми), появилось чувство признательности, благодарности и в очередной раз удивления: сколько выпало на долю ее поколения - больше трудностей, меньше радостей. И не сломились, не озлобились…
Корни семьи Азевых в одноименной деревне в Ирбитском районе. Семен Терентьевич считался крестьянином зажиточным, при Советской власти оставался единоличником. Естественно, был раскулачен. У них с женой Марфой Николаевной трое сыновей. Средний, Борис, ушел из жизни семнадцатилетним, а старший, Антон, и младший, Александр, стали настоящими людьми, внесли свой достойный вклад в развитие страны, прошли Великую Отечественную… Их мама ушла из жизни в сорок лет. В доме появилась мачеха. Добрая, трудолюбивая женщина, которую парни любили как родную, а внучки называли бабушкой Сусаньюшкой.
Антона, старшего из детей, призвали в армию - отслужил срочную, домой вернулся. Встретил свою суженую Тасю, Таисью Капитоновну, свадьбу сыграли. А тут начался набор в охрану Кремля. Призывали парней славянской наружности, определенного роста, отслуживших в армии. Антон оказался подходящим по всем параметрам. Так, вместе с женой и дочкой Людмилой они оказались в Москве. Все было хорошо. Квартиру получили в Черемушках. Еще одна дочка родилась.
Известный писатель и журналист Сергей Довлатов как-то сказал: «Мы без конца ругаем товарища Сталина, и, разумеется, за дело. И все же я хочу спросить – кто написал четыре миллиона доносов?» Вот из этих четырех миллионов нашелся некто в деревне Азевой, скромно «информировал» наркома НКВД Ежова о том, что отец Антона был раскулачен. «Железный» нарком вызвал к себе Азева и сказал: «Чтоб в 24 часа тебя в Москве не было… пока не посадили». Сложили вещи на тележку и пешком (брать машину запретили) отправились за пределы города. Так снова оказались в родной деревне. Работу долго не давали – враг народа, а в 41-м – на фронт!
Недолго провоевал наш земляк, домой вернулся уже в 43-м… без ноги. Ранило его под Великими Луками, ногу оторвало. Лежит он на поле боя, снегом припорошило, однополчане ушли далеко вперед. Наткнулись на него совершенно случайно, удивились: живой! Лечился в Чите, приехал домой. На этот раз дали фронтовику работу секретарем сельского совета. Считал своим долгом в первую очередь помогать женщинам-вдовам всех окрестных деревень. Кому огород вспашут, кому дрова подвезут, больше же всего – в поисках пропавших без вести мужей. Приезжали к нему не один раз партийные деятели, предлагали восстановиться в партии. Он отвечал: «Большевиком я был и буду…», а восстанавливаться отказался.
А дома… Родили они с Таисьей семерых детей. Мальчики, Генрих и Николай, умерли в младенчестве. А дочери подрастали, да еще у них в семье жил младший брат Антона Александр. Ушел из жизни Антон Семенович в сорокашестилетнем возрасте. Свое дело сделали фронтовое ранение и туберкулез, который тоже привез с войны. Таисья Капитоновна работала в колхозе, вела домашнее хозяйство. После смерти мужа детей поднимала одна. И справилась…
Старшая Людмила всю жизнь проработала на Ирбитской швейной фабрике. Элиза по окончании Ирбитского учительского института жила и работала в Харлово. Розалия единственная из сестер живет в деревне, на своей малой родине. Четвертая дочь Ангелина после окончания института проживала в Кольцово. А «заскребышек», младшенькая Валя, Валентина Антоновна, главная наша героиня, ирбитчанка, правда, после выхода на заслуженный отдых уехала к дочке в Екатеринбург.
Родилась Валя 9-го Мая 1945 года. Мальчишки бежали по деревне и кричали: «Победа! Победа! А у Антона-то нашего дочка родилась!» Очень долго земляки называли ее Победушкой. Валентина Антоновна рассказала, что у старших сестер в военное время, да и у нее тоже, уже после войны, не было особых трудностей, не голодали. Это и понятно, ведь рядом была мама, им казалось, что она никогда не спит, за колхозными телятами ухаживает с удовольствием, по вечерам вяжет шали на продажу, любит своих девчонок.
Больше Валентина Антоновна вспоминает, как в школу ходили пешком за пять километров. Никаких интернатов, никакого транспорта. Самые большие приключения случались весной в половодье. Обходить это «море» не хотелось, это же еще десять километров. Поэтому шли той же дорогой, только вброд. Когда же в семье появились первые резиновые сапоги, такие походы доставляли огромное удовольствие, хотя был случай, когда наша героиня чуть не утонула, да и домой приходила с сапогами, полными воды. В шестом-седьмом классах начали наведываться в деревенский клуб. У входа переобувались в тапочки. Танцев не было, играли в «глухой телефон».
Валя по окончании мотоциклетного техникума была направлена в Казахстан. Там училась в институте. После четвертого курса поехала в отпуск домой, где ее ждал любимый человек Паша, Павел Тимофеевич Гаврилюк. Не отпустил он свою Валюшу, свадьбу сыграли. Институт пришлось оставить, дочку уже ждали, потом и вторая родилась. Жить бы да жить, но случилось непоправимое - трагически погиб Павел. Девочкам тогда было 17 и 13 лет. Трудно женщине одной поднимать детей, но она справилась, так же, как ее мама. Старшая, Оксана, выучилась, сегодня предприниматель, у нее все получается. Ее дочка Паула скоро станет невестой. Сестра Оксаны Надежда живет в Челябинске, высшее образование получила, работает в детском саду, а ее дочка Саша, Александра, заканчивает медицинский институт, занимается спортом, ежегодно в каникулы путешествует автостопом по разным странам, везде, как волонтер, оказывает медицинскую помощь. Удивительно обаятельная непоседа.
Еще одна хорошая веточка на древе Азевых – сыновья Розалии Антоновны и Геннадия Афонасьевича: Вадим и Александр. Их мама по окончании медицинского училища была направлена в маленькую деревушку Комарово в Туринском районе. Там стала женой, первенца родила. Только деревенька эта была ну очень неперспективной, и молодая семья перебралась в Азеву. Вскоре появился на свет второй сын.
Мальчики после восьмого класса уехали в город. Вадим выучился в ГПТУ-75 на слесаря, поработал на АПЗ. Не понравилось. Сдал на права и в 1975 году сел за «баранку» автомобиля. Начал свою трудовую биографию в совхозе «Дубский». Затем была Советская Армия, службу проходил в Ленинграде, в железнодорожных войсках, и тоже за рулем. Затем почти четверть века работал в Ирбитском птицесовхозе, а последние годы - как индивидуальный предприниматель.
С какими только машинами не управлялся: начинал на ГАЗ-53, а когда хозяйство приобрело первый КамАЗ с прицепом, его вручили Вадиму Геннадьевичу - как передовику производства. Что он только не возил: зерно, щебень, комбикорм. Особое место в его памяти отведено ежегодным битвам за урожай. У нас ведь всегда битва была, а не уборочная страда. С иронией сейчас говорит: непонятно, почему «жилы рвали», никто ни о каком патриотизме не говорил, два-три часа поспим - и снова за руль. Особенно в «сухород» (это когда ночью росы не было) комбайны работали круглосуточно. Прибавьте к этому «благоустроенные» дороги, особенно «хорошие» в дождливую погоду. Приходилось и по снегу хлеб убирать. Вот вам и битва. Приятно было, когда приезжал парторг и вручал, как передовику, красный вымпелок. Шутит вроде, а множество почетных грамот, дипломы о присвоении званий «Лучший по профессии» и «Отличник автомобильных перевозок сельскохозяйственных продуктов урожая» 1982 и 1983 годов по Свердловской области, знаки «Ударник X и XI пятилеток» хранит в семейном архиве.
Когда речь идет о таком профессиональном водителе, как Свяжин, хочется посчитать, сколько же километров намотал его спидометр, сколько раз он объехал вокруг шарика земного. Жаль, что невозможно.
Он ведь не только на работе такой целеустремленный, добросовестный, но и в семье тоже. Вот если любовь все-таки существует на свете, она перед вами: Вадим Геннадьевич и Ольга Николаевна. Они уже готовятся к рубиновой свадьбе.
Оля в 14 лет осталась без мамы, но у нее был (и есть!) замечательный папа. Он дал девочке хорошее воспитание. Не секрет, что часто осиротевшие дети вступают на неправедный жизненный путь. В их семье все было наоборот, хотя судьба еще не один раз испытывала их на прочность: трагически погибли ее братья.
Девочка поступила в медицинское училище, но после первого посещения морга, уже познавшая, что такое смерть, забрала документы. Затем училась в Режевском сельскохозяйственном техникуме. Работала сначала бухгалтером, поднабравшись опыта - главным бухгалтером в СЭС, птицесовхозе, отделе статистики администрации района, «Агрострое». По настоятельному предложению начальника Управления сельского хозяйства Ирбитского района М. Терских переквалифицировалась, переучилась и возглавила Ирбитское отделение страховой кампании «Гамма-Надежда», позднее – «Военно-страховой компании» и до сегодняшнего дня продолжает нести людям эту самую надежду на защиту и поддержку в трудных ситуациях.
История же любви Вадима и Ольги, их чистые и светлые отношения вызывают чувство искреннего уважения. Пятнадцатилетняя девочка приехала в летние каникулы в деревню к тете. Он увидел ее на улице и его первая мысль (вспоминает сам) была: «Это моя!» Попытался по-мальчишески шутить, но она (вспоминает сама) фыркнула и ушла с высоко поднятой головой. Не сразу, только после того, как все каникулы проходил рядом с ней на пионерском расстоянии, поняла: он не обидит. Даже согласилась, хотя очень боялась, покататься с ним на мотоцикле «Минск». Это был ее первый парень и, как оказалось, единственный, хотя бдительная и заботливая тетушка говорила: «Будь поосторожней, он парень-то бойкий…»
Ольга вернулась в город, училась, Вадим приехал за ней - учиться на права в школе ДОСААФ. Приходил каждый вечер, настойчиво сидел, по темноте уходил и топал с мотозавода на Пионерский поселок и, наверняка, пел о «сбежавшей от него последней электричке». После службы в армии сразу же позвал замуж, на что наша Оля сказала: «Я тебя ждала, теперь ты меня жди, пока не закончу учебу...» Но… не устояла: в декабре, в день его рождения, стали мужем и женой. Свадьбу играли в Азевой, на малой родине мамы в ее старом доме. Три дня вся деревня пела и плясала, а потом еще неделю опохмелялась.
Почти 40 лет вместе, как у всех, всякое бывало, но сумели все пережить, и любовь свою сохранили. Как подтверждение – трое детей, умных и порядочных, достойных отца и матери. Девочки Люда и Юля получили высшее образование, живут и работают в Тюмени, младший Николай трудится где-то на севере. Самое же главное богатство семьи Свяжиных – пять замечательных, неповторимых, самых-самых внученек.
Пришло время рассказать о младшем брате Антона Семеновича - Александре. По окончании Ирбитского учительского института он, как и старший брат, пошел на фронт. Во время следования на фронт их эшелон разбомбили. Мальчишки, желторотики еще, разбежались кто куда. Александр оказался в болоте. После того как немцы отбомбились, перепуганные молодые солдатики собрались в кучку, пытаются страх от себя отогнать. В это время из болота вылезает облепленный тиной, как леший, рядовой Азев и говорит: «Хрен тебе, не война! Так и убить могут!» Пацаны вначале онемели, а потом грохнули хохотать. Страх ушел, напряжение отпустило. До сих пор в семье вспоминают этот случай.
Братья воевали не вместе, но волей войны оказались в нескольких километрах друг от друга под Смоленском. Александр отпросился у командира, и они встретились. Говорили и говорили, не могли наговориться. Вскоре после этого случая Антон отвоевался, был тяжело ранен. И вернулся домой.
Александр Семенович стал офицером, всю войну прошел, награжден орденом Красной Звезды и многими медалями. Там, на фронте, нашел себе жену - радистку Валентину, хотя позднее нет-нет да вспоминал девушку Машу, которая осталась в родной Азевой. Как все офицеры, помотался по стране, служил в Группе Советских войск в Германии. Последние годы в городе Солнечногорске преподавал на Высших военных курсах «Выстрел». Внеочередное звание подполковник получил за разработку устройства радиоуправления танками.
Вот такое древо с корнями и веточками простых русских людей, живших и живущих, воевавших и трудившихся. Жаль, что невозможно всех до одного «поместить в книжку». Но сказать можно точно, что у Семена Терентьевича и Марфы Александровны Азевых детей трое, восемь внуков, пятнадцать правнуков, четырнадцать праправнуков. Чем зеленее веточки, тем они умнее и успешнее. Только в этой семье 12 дипломов о высшем образовании. Жизнь продолжается.
Галина Мосунова
ИЖ №14 2016