Утро, изменившее жизнь

Утро, изменившее жизнь
26 Апреля 2009
Рано утром 26 апреля 1986 года в Советском Союзе случилась техногенная катастрофа небывалого масштаба. Вследствие ошибки при проведении испытательных работ произошел взрыв четвертого блока Чернобыльской атомной электростанции. Отголоски этого взрыва достигли даже далеких от нас Японии и Америки.
На ликвидацию последствий аварии были привлечены жители всех регионов нашей, тогда необъятной, Родины. Не стали исключением и жители Ирбита.
Сегодня мы хотим рассказать о людях, принявших участие в тех событиях.

Сергей Иванович Гридин
В зону аварии попал в самое горячее время – в 1986 году. До участия в ликвидации последствий Чернобыльской аварии работал в Ирбите на ПМК. На момент вызова в военкомат ему было 27 лет.
Надо сказать, что на ликвидацию аварии предпочтительно брали молодых, подходящих по состоянию здоровья людей, имеющих семью и детей. Каждый из претендентов проходил две медкомиссии: в Ирбите и в Свердловске.
Сергей Иванович попал во вторую «партию» ликвидаторов. Каждая находилась в зоне аварии примерно по полгода. Проходил службу в инженерных войсках: инженерный батальон в полку химической защиты. Вместе с ним «службу» проходило еще около 30 ирбитчан.
На долю тех ликвидаторов выпала одна из самых сложных миссий: очистка территории станции. Приходилось вручную сбрасывать с крыш уцелевших зданий обломки разрушенного четвертого реактора. Причем сначала эту задачу пытались решить с помощью техники. На самые сложные участки выводили роботов. Но на практике оказалось, что техника бессильна: роботы выходили из строя. Оставался лишь один ресурс – люди. Практически все, кто находился в тот момент в зоне аварии, принимали участие в «операции зачистки». А это 50 полков по 1000 человек в каждом.
Человеку давалось всего две минуты на пребывание в непосредственной близости от очага разрушений. Из защиты – только свинцовые халаты. После работы обязательно баня или душ.
Сергей Иванович признается, что все, что происходило в тот момент вокруг станции больше походило на обычный бардак. Мало кто знал, что с этим делать и как в такой ситуации нужно себя вести. Поэтому, вернувшись с Украины, Сергей Иванович постарался забыть все, что там происходило.
Сегодня С.И. Гридин продолжает работать по своей специальности. Организовал собственную строительную фирму, которая до последнего времени успешно работала в Ирбите и районе. Ремонтировали детскую поликлинику, школы, детские сады.
У него двое взрослых детей: сын и дочь. Двое внуков.

Александр Юрьевич Новоселов
Был отправлен в район Чернобыльской аварии в апреле 1988 году. Поспособствовал тому военный билет, в котором значилось, что он – офицер запаса войск химической защиты.
Хотя отбор был очень жестким: все «призываемые» проходили тщательное медкомиссию сначала в Ирбите, а потом еще и в Свердловске.
24 апреля Александр Юрьевич в составе полка химической защиты прибыл в Брагинский район. Вместе с ним в этом же подразделении проОсновной задачей на тот момент являлась дезактивация территорий вокруг печально известной атомной станции. Проводилась она по всей территории в радиусе 15 км от станции.
«Дезактивировали» деревни. Дозиметристы определяли зараженные радиацией дома, после чего военнослужащие вручную разбирали строения и вывозили их на могильник. Там тяжелая гусеничная техника «утрамбовывала» обломки и засыпала могильник землей.
Особенное впечатление осталось от тех процессов дезактивации техники, которые практиковались в то время. «Машины, выезжающие с зараженной территории, просто мыли, поливая из шлангов, - рассказывает Александр Юрьевич. – Хотя, конечно, не совсем просто. При этом использовался раствор средства именуемого в армии СФ-2У. А в простонародии он известен как стиральный порошок «Лотос». Там везде валялись вскрытые коробки из-под этого порошка».
Людей «защищали» примерно так же: каждый день все мылись в бане и ежемесячно проходили медкомиссию.
После завершения своей работы в качестве ликвидатора аварии А.Ю. Новоселов вернулся на Ирбитский мотозавод, где и проработал практически до самого выхода на пенсию в отделе технолога.
Всю жизнь Александр Юрьевич увлекался туризмом. Много путешествовал: несколько раз был на Южном Урал, участвовал в сплавах по реке Чусовой.

Владимир Александрович Терентьев
В зону аварии попал в октябре 1988 года. В тот момент уже многие столкнулись с последствиями пребывания в Чернобыле. Поэтому и отношение к «призывникам» стало особенным. Владимир Александрович рассказал, что  к нему лично приходил Ламаев, на тот момент заместитель военкома в Ирбите. Также он лично сопровождал отобранных для участия в ликвидации последствий аварии в Свердловск.
«Когда пришла повестка из военкомата, - рассказывает Владимир Александрович, - мама очень переживала. Сказала, что всю жизнь с отцом мучалась (он был ранен на войне), а сейчас еще со мной может всякое случиться. Но я, как мог, убедил ее, что буду беречься».
Служил  Владимир Александрович начальником службы ГСМ. И обещание, данное матери, выполнял. Помог опыт службы в ракетных войсках. Плюс повезло, что в районе Чернобыля находился в зимние месяцы: пусть снега там и не было, но не было и пыли. Армейская зимняя одежда хоть и не давала настоящей защиты от радиации, но, все-таки, существенно ограничивала ее попадание на тело. В многочисленных командировках за ГСМ в Гомель в машине в качестве дополнительного «барьера» использовали одеяла: просто накидывали на себя, чтобы воздух с пылью, попадающий в кабину через вентилятор не продувал одежду.
Такие предосторожности имели свой результат: если на одежде дозиметр показывал опасный уровень радиации, то на теле радиационный фон был в пределах допустимого.
К тому времени основные работы по ликвидации аварии были уже закончены. Так что подразделение, в котором проходил службу В.А. Терентьев, занималось консервацией техники, охраной расположений полков, уже уехавший из зоны аварии к местам своей постоянной дислокации, ставили ограждение в пятикилометровой зоне от Припяти.
«Особенно поражало несерьезное отношение местного населения, - рассказывает Владимир Александрович. – Мы «колючку» тянем, огораживая территорию станции, а на берегу речушки сидит местный рыбак. Зачем, спрашиваем, рыбу ловишь – она же «грязная». А он отвечает: в Киеве все съедят. Хотя и военные допускали подобное. С зараженных машин, которые захоронили в котловане возле части, бывало, снимали запчасти, которых не хватало для ремонта».
После возвращения из Чернобыля Владимир Александрович увлекся пчеловодством. По его словам, этой идеей его «заразил» сослуживец, сам заядлый пчеловод. Новое увлечение оказалось хлопотным, но интересным и достаточно выгодным. Да и здоровью полезным.

Память
Каждый год в годовщину аварии ирбитчане, принимавшие участие в ликвидации последствий Чернобыльской катастрофы собираются на кладбище почтить память товарищей, ушедших из жизни. Не станет исключением и этот год.
Ирбитская местная организация Уральского регионального представительства общероссийской общественной организации инвалидов «Союз Чернобыль» приглашает всех чернобыльцев, их родных и близких 26 апреля в 10 часов утра на встречу и церемонию возложения цветов и венков к памятникам ирбитчанам-чернобыльцам.

Юлия Берсенева