Поэтический клуб

Поэтический клуб
6 Декабря 2007
- В твоем стихотворении есть строчка «Вот так рождаются поэты». Стихи о себе?
- Трудно сказать. Здесь и я, и не я. Я вообще не помню, оттуда и почему стала писать стихи. Просто два года назад они пришли ко мне, как будто открылась какая-то дверца из другого мира и я приняла этот дар.
- Ты пробуешь себя и в прозе. Тоже дар?
- Наверное, чуть проще. Я только недавно стала читать немного меньше, а так просто зачитывалась русской классикой - Буниным, Горьким, обожаю Достоевского. Из зарубежных писателей Ричард Бах, самый-самый любимый Толкиен, благодаря его произведениям открыла для себя увлекательный жанр «фэнтези». Дорог мне по-восточному утонченный Мураками. Сколько в нем всего и глубины, и поэзии!
- Любите, читая, наблюдать, как формируется человеческая сущность?
- Поэтому люди и читают, чтобы примерить этот труд на себя и взять из него лучшее.
- Что возьмете Вы?       
- Мне жаль, что моя душа уже несколько очерствела. Сложно противопоставлять себя ударам судьбы, когда ты слишком чувствительна. А мне нужно встать на ноги и я знаю, что могу надеяться только на себя. Поэтому выбираю мужество в достижении цели… с долей романтики. В ней влюбленность, а влюбленность - это стихи и теперь моя жизнь.

Людмила Пугачева – новое имя в поэзии, открытое, как открывают на небе звезды, совсем недавно, на  фестивале «Акуловские чтения», где ученица 10 класса школы № 1 впервые представила свое творчество на суд жюри. Представила и одержала красивую и громкую победу в номинации «Юное дарование». На официальном мероприятии вручения Люда, получив заслуженные награды и овации, мелькнула звездочкой на сцене и «пропала». Но так не должно быть, помните: если звезды открывают, значит это кому-то нужно?! Нужно, еще как нужно, потому, что стихи этой юной девочки невероятно по-философски глубоки и в то же время чисты и прозрачны как вода горного ручья, из которого пьешь и не можешь напиться. Подставляйте ладони…

***
Небо чистой блещет синевой,
Не весна, а пахнет талой,
Быстротечной радостной водой
От реки недвижной и усталой,
Мирно спящей будто целый год.
До чего морозы надоели!
А ручьи же – озорной народ,
Им близки звенящие капели.
Подо льдами толстыми и снегом
Ждет весны вода неторопливо,
Чтоб в живом ликующем разбеге
Ей свободной стать и говорливой.
Пусть зима велела ей молчать,
До поры река в своих оковах;
Пусть крепка холодная печать,
Ей к весне не избежать раскола.

Хранителям
Вот и конец. А может быть, начало
Неблизкого, но легкого пути.
Мне маленького мира стало мало.
Душа пуста – теперь могу уйти.
Мой путеводный путь остался с ними:
С моим леском над крошечной рекой,
С друзьями, что прощали и любили,
С моей мечтой, надеждой и тоской.
Пусть он и будет там – он им нужнее,
Осенний дождь мне только как укор
Остался лишь один, но нет нежнее
На свете, чем печальный разговор
Последнего дождя с холодным ветром.
А я все тот, но все же не такой.
За серебром дождя с пока чужим мне светом
Наверное, я встречу свой покой.

Мечтатели
Нет, не влюбляются в мечту –
Ей поклоняются и слепо
Идут туда, куда ведут
Нас грезы… Кажется нелепым
То, чем мечтатели живут:
Вдали от солнечного света
Забьется в угол неприметный
Под монотонный шум дождя –
Вот так рождаются поэты!
Они с тоской на мир глядят,
Но до поры. Пусть им признанья
И не дано, но мгла уйдет,
И, руки отогрев дыханьем,
Мечты сияньем топят лед
Презренья и непониманья.

***
Я видела во сне, как на ладонях
Держали два седые короля,
Не разберешь – Вселенную иль город,
Седые свои головы склоня.
Малютка-мир, их маленькая сказка,
Творенье мудрых царственных умов.
Обман – улыбки старцев – только маска,
Жестокие лики скрывшая богов.
А крошка-мир, окутанный дремотой,
В забытьи сладком и не знал о том,
Что за небес сиреневой тенетой
В большой Вселенной царствовало зло.
Что тот мирок – красивая ловушка.
Владыки ее бережно хранят.
Молюсь я только, чтобы той игрушкой
Не стала наша бедная Земля.

***
Сегодня в этом что-то сдвинулось,
И как пророк, все зная наперед,
Душа с земли на небо перекинулась,
Дорога снова вдаль меня зовет,
За горизонт, в туман седой, молочный,
За синий гребень призрачных лесов.
Подкрался незаметно час полночный –
Вот новый груз на чаше тех весов,
Что отвечают за покой Вселенной.
Передо мной – виденья давних снов,
Я мысленно у грани измеренья…
Но в окнах зажигаются огни,
И сад у дома шепчет мне призывно;
На свете нет милей родной земли.
Пусть рок путей зовет меня надрывно,
Сегодня я хочу увидеть дом,
Такой спокойный, разморенный летом,
На пять минут хотя бы, а потом
Пусть облаками крыш коснется небо.