Не знавши броду, не лезь в воду

Не знавши броду, не лезь в воду
27 Декабря 2006
В газету «Ирбитская жизнь».
Напечатанная в газете № 43 за 25.10.06 г. заметка А.И. Смирных «Ходит околесица по кругу» ошеломила и возмутила не только нас (27 человек), выступавших с заявлением в городскую думу против присвоения Д.Г. Ситларовой звания почетного гражданина города, но и неравнодушную, здравомыслящую часть граждан Ирбита.
Не зная характера Дины Гаффевна, так как ни дня, ни часа с ней не работал, вы, Алексей Иванович, начали судить о ней и о нас только по содержанию ее письма к вам, с ее слов.
С первых до последних строк заметки вы оскорбляете не один десяток граждан Ирбита, заслуженно пользующихся авторитетом среди населения города. Наше справедливое заявление вы называете подлостью, клеветническим, коварным, а нас клеветниками, недругами (врагами) Дины Гафеевны, скудоумными, обвиняете нас в ее болезни (это по-нашему, нервный стресс). Вы ворошите судебное дело, заведенное по заявлению Дины Гафеевны, пятилетней давности, на что, по словам А.С. Шишкиной, вы не имеете никакого права. Т.А. Сараева выше Дины Гафеевны во всех отношениях и сравнению с ней не подлежит.
Единственный сын Дины Гафеевны служит в Германии, обласкан известным россиянам не с хорошей стороны Соросом, а сын Тамары Александровны – политический комиссар в частях нашей армии. Там же ..... еще?
Вы заявляете, что суда над Сараевой не было, не было и заявления в суд, а судья говорит, что было заявление, был и суд, три раза собирался в разные дни, что после его окончания Дине Гафеевне было возвращено ее заявление.
Лукавите, Алексей Иванович, о времени подачи записки Лидии Ивановны Дине Гафеевне. Вы забыли, что в период допроса меня вы мне сказали, что Лидия Ивановна передала вам записку и расписалась в ней.
Правильно поступила Дума первого созыва в 2001 году, отказав Дине Гаффевне в ее просьбе быть почетной, даже не рассмотрев представления «инициативной» группы педагогов, а поверив заявлению ветеранов. Эта «группа» - членов совета ветеранов совета педагогического труда, которым уже 6 лет руководит Дина Гафеевна и предоставленное в думу они оформляли на квартире одного из членов совета, со слов самой Дины Гафеевны. Могли ли они без Дины Гафеевны назвать десятки людей разных профессий когда-то учившихся у нее.
Я не знаю, кто писал то заявление, но я и некоторые другие подписавшие в этом году заявление в думу, подписывали кто 2001 года. То представление, 2001 г., было незаконным, как и это, 2006 г. Это я докажу ниже.
Выдумали, что мы подгадали срок подачи своего заявления – за день до начала заседания думы. Вы пишите, что представление на Ситларову подано в городскую думу 22 февраля 2006 года, рассматривалось 29 июня, а клеветническое заявление поступило накануне 28 июня. «Надо же вот так подгадать, не правда ли?»
Неправда, Алексей Иванович, не подгадывали мы. Мы только из вашего письма узнали о сроке подачи представления на Дину Гафеевну. Спасибо вам, будем знать. Мы только из объявления в газете узнали, когда будет дума решать вопрос о присуждении почетных званий, а кому именно присуждать – еще позже, спросив у секретаря городской думы. Так что нам отводилось только три дня, чтобы написать заявление, найти желающих его подписать, сносить на квартиры для подписи.
Мы очень спешили (не ожидали мы, что Дина Гафеевна будет второй раз претендовать на это высокое звание). В спешке мы допустили грубейшую, позорящую нас ошибку: две фактические подписи за А.Г. Шишкину и А.Г. Ханову в список подписавшихся. Этот список мы напечатали не для того, как вы пишите, чтобы напугать думу: вот мы кто! Но напечатали с другой целью – показать что мы не какие-то прохиндеи, а мы имеющие полное право судить о Дине Гафеевне. Об этом скажу ниже.
Так вот, две незаконные подписи – результат нашей спешки.
За А.Г. Шишкину подписалась я в надежде, что прочту ей заявление, и она разрешит мне это сделать. Мы с ней не один раз так поступали, когда я собирала какие-то списки в период избирательной компании или в период письма писем в государственные учреждения, или заметок в газету. Я ей по телефону прочту текст, назову фамилию, и она разрешит мне за нее расписаться. Сейчас я забыла это сделать. Кто расписался за Ханову, я не знаю, но примерно также обстояло дело.
Мне было очень стыдно, когда Алексей Иванович опрашивал всех подписавшихся, обнаружил мою ошибку. Я буквально страдала, так как никогда не была замешена во лжи. Успокоилась только, когда к нескольким подписавшим обратились четыре педагога-ветерана с обидой, почему им не дали подписать письмо. Узнав их желание, я просила одну из подписавшихся съездить к ним с копией письма и, если они согласны с ним, поставить росписи. Что и было сделано. Росписи у нас есть. Успокоилась еще больше, когда одна из ветеранов, не подписывавшая письмо, так как к ней не обращались, зная как я страдаю, позвонила мне: «Не волнуйся, Мария Алексеевна, не болейте, знайте, что я с вами. И я не одна, нас много, но некоторые, боясь .... Дине Гафеевне, не подписали бы в письме, но если бы, они говорят, было тайное голосование – против такой награды Д.Г. проголосовало бы 99% тех, кто хорошо знает Дину Гафеевну.»
Правильно сказали вам (только не Лия Ивановна, а кто-то другой) «зачем доказывать, если мы говорим, то отвечаем за свои слова, мы не клеветники. Зачем-то Людмилу Павловну Тетюцких обвиняете, будто она писала протокол совета о представлении Д.Г, к награде. Она в то время в совете не была. А если бы и была, она имеет право подписываться под заявлением, если у нее изменилось мнение о Дине Гафеевне. Я знаю, что Л.П. Тетюцких работала получше Дины Гафеевны, секцией учителей начальных классов, несколько нововведений практиковала в своей работе, много сил отдавала любимому делу и поэтому, не дожив до пенсионного возраста, заболела и прекратила работу в школе. При таком отношении к делу она не смогла как Б.Г. проработать в школе 50 лет. По себе знаю: ни дня не работала в школе, выйдя на пенсию. Но значка отличника Д.Г. не имеет, так как не дала Л.Н. Заниной, тогда секретарю партии, и ..... Мурзин.. зав. гороно дорогие подарки за счет горкома профсоюза, дорогие отрезы на платье.
А недавно, два месяца назад, Л.П. Тетюцких выбрана комендантом нашего дома. Она успела столько уже сделать для дома, что годами не делалось. А в доме по ул. Свердлова, 12 до сих пор после Полякова нет коменданта. Вот и взялась бы Д.Г., направила бы свою энергию на общее дело.
Л.П. Тетюцких много делает, на благо городского совета ветеранов, а Дина Гафеевна развалила работу общественной приемной горсовета, только праздники для пенсионеров проводит, а ведь раньше, до нее советы ветеранов приглашали пенсионеров на проведение воспитательных работ среди детей из неблагополучных семей. При Д.Г. все это заброшено.
А как она сама себя выбирает председателем совета ветеранов учителей, говорят те, кто бывал членами этого совета. Делегаты отчетно-перевыборных конференций решают: «Остается совет в прежнем составе». Члены совета должны выбрать из своей среды председателя. Выбора нет. Дина Гафеевна объявляет: «Раз весь совет в прежнем составе, значит я – председатель, Чепурная – заместитель». Такое бывало!
В нашем заявлении, Алексей Иванович, не написано, что именно летней порой Д.Г. часто ездила на курорты, будучи председателем горкома союза. Слово «летнее» мы не употребляли. Она могла в любое время съездить. Об этом тоже знают, но вот кто говорил нам об этом, она давно умерла, другая уехала в Тюмень, третья не желает, боясь Дины Гафеевны, назвать свою фамилию.
Вы пишите, что Д.Г. заслужила это высокое звание, т.к. хорошо работала в школе, ее любили ученики. Правильно взяли слова с них: «Любили мы не очень многих среди своих учителей». Согласны, не все учителя были так любимы, как Дина Гафеевна. Учителей много, но не все так любимы. Правильно. Но этого мало, чтобы получить звание почетного гражданина. Надо, чтобы ее уважали, с почтением к ней относилось общество, окружающие люди. Чего своим отношением к коллегам не заслужила Д.Г. А за отличное и хорошее исполнение трудовых обязанностей она хорошо награждена, вы сами об этом пишите, и мы это хорошо знаем. За работу в школе – несколькими медалями и почетными грамотами, значком «отличник народного образования». За бесплатную раьботу председателя горкома профсоюза – медалью «100 лет профсоюзам России» и синей почетной лентой. За работу в лагерях – премиями и почетными грамотами. Мы считаем, что этого ей достаточно.
приведу несколько примеров нетактичного отношения Дины Гафеевны к своим коллегам. Чтобы назвать все, о чем говорили подписавшие письмо, не хватит всей газеты.
Вот Д.Г., председатель горкома профсоюза, проводит отчетно-перевыборную конференцию. Предлагаются кандидаты в члены горкома. Одним их них назван А.М. Бирюков. Перед проведением тайного голосования Д.Г. заявляет: «Я вчера была у В.Ф. Алексеева по согласованию списка кандидатов в члены горкома, так он сказал, что Бирюкова ни в коем случае не надо вводить». Партия сказал – народ сделал. Не ввели. Назавтра Бирюков, участник ВОВ, почетный гражданин города, спросил у Владимира Филимоновича: «Почему?». И услышал ответ: «Не было такого разговора, и быть не могло!». Как это называется? Вот это и есть подлость. Почему она так поступила, можно только догадываться. Она побоялась, что Бирюкова сделают председателем, и она лишится этой лакомой должности.
После опубликования заметки А.И. мы обратились к Вл. Фил. – было такое? «Было», - говорит и добавляет: «Д.Г. некрасиво отнеслась и к какой парторганизатор. В 1997 году во время выборов в .... городскую думу мы ее попросили баллотироваться от нашей парторганизации, ее, бывшего члена партии. Она согласилась. Для нее мы напечатали агитки. В верхней части, кто ее рекомендует и какова программа коммунистов, в нижней – характеристика Д.Г. Она верхнюю отрезала, расклеивала только нижнюю часть агитки.
Как это назвать? По-моему, приспособленчеством к новой капиталистической власти.
Или еще, Д.Г. – председатель горкома союза.
Одной из учителей, такого же ветерана, горком выделил путевку на курорт. Она очень болела и ей позвонили, чтобы она приходила получать путевку. Через день – отбой, не надо приходить. Как потом она узнала, что Д.Г. себе взяла эту путевку. Но она, эта учительница просит не называть в газете ее фамилию. А на суде можно назвать.
Другой А.Л. Карповой путевка приобретена за полный расчет, пообещала вернуть энную сумму после возвращения с курорта. Вернувшись, пошла к Д.Г. за деньгами. а та в ответ: «Ты с ума сошла! Какие еще деньги!» Карпова и в тот, и в этот раз подписалась, да еще приписку сделала.
Сейчас .... Д.Г. в должности председателя совета ветеранов учителей.
Когда  в 2001 году она претендовала на высокое звание, А.М. Бирюков нигде не нигде не подписывался, но в разговоре с кем-то сказал, что он тоже против такой награды Д.Г.. До нее дошло его мнение, и она ему жестоко отомстила.
Однажды Д.Г. проводила с членами совета праздник Победы в театре. На просмотр спектакля были приглашены все учителя и ветераны. Ветеранов войны усадили в первый ряд, тружеников тыла – во второй и третий. В период антракта члены совета раздавали ветеранам пригласительные билеты в банкетный зал театра на званый ужин. Рядом сидящим с обеих сторон от Бюрюкова билеты дали, а ему – нет. Он, обиженный, ушел домой. Коллеги, видевшие это, обратились к тем, кто раздавал билеты: «Почему?». Они ответили, что Д.Г. сказала, чтобы Бюрюкову ни в коем случае не давать билет, нечего ему там делать...
Многое о нетактичном, грубом отношении к коллегам, самоуправстве председателя совета ветеранов, Дины Гафеевны можно назвать. Вот на глазах у всех в период праздника в доме детского творчества вытряхивает сумку одной честной учительницы, подозревая ее в воровстве гостинца. Посыпались предметы обихода из сумки. Или выдворяет из членства в совете неугодных, выбранных коллективом. Так она выжила Л.В. Солдатову (18 шк.), Т.А. Сараеву (18 шк.), Н.Ф. Жилину - председателя совета пенсионеров стекольного завода. Некоторые сами ушли из совета за грубое обращение с ними Д.Г. Многие ушли от нее уже после заметки в «Ирбитской жизни». На праздник Дня учителя пришло только 45 человек, а накрыты столы были на 120 человек.

Чтобы доказать правильность нашего письма и решения городской думы, я перелистала несколько словарей: два толковых Даля и Ожегова, два философских, один из которых энциклопедический и фразеологических словарь. Нашла значение тех слов, которыми нужно руководствоваться при присвоении звания почетного гражданина города.
Вот эти слова и их значения:
Почет – уважение, оказываемое кому-нибудь обществом, окружающими людьми.
Общество – совокупность людей, объединенных на определенной ступени исторического развития теми или другими производственными отношениями, определяющими другие отношения.
Почетный – пользующийся уважением, заслуживший его. Чтобы назвать человека почетным, нужно спросить у общества. Может даже тайным голосованием, если сам человек хочет приобрести это высокое звание.
Одних отличных показателей трудовых обязанностей человека мало для названия почетный.
Вывод из всего вышесказанного.
Люди, представляющие Дину Гафеевну к награде и в 2001 году, и в 2006 году не имели права на это, эти люди не ее общества. Люди, характеризующие Дину Гафеевну, настаивающие на присвоение ей звания почетного гражданина, но не принадлежащие к ее обществу, поступают неправильно. Я имею в виду А.И. Смирных, так как он не работал с Д.Г. ни дня, ни часа. Не знает ее характера, оперируя только письмом к нему Д.Г. Судит ее только по отношению ее к трудовым обязанностям, чего мало для такого названия – «почетный».
ТОЛЬКО МЫ, работающие с Д.Г. на одной ступени исторического развития – при социализме – в школах города, имеем право о ней судить правильно. Слова песни это подтверждают: «Тебе судьбу мою вершить, тебе одной меня судить, команда молодости нашей...» Мы – команда молодости Дины Гафеевны и только мы можем справедливо ее характеризовать, и правильно поступила дума и в 2001 г. и в 2002 г., вынося свое решение на основании наших заявлений.

М. Печеркина, по просьбе подписавших заявление 2006 года.