Ходит околесица по кругу…

Ходит околесица по кругу…
2 Октября 2006
Дина Гафеевна Ситларова от больницы пока отвязалась. А было плохо: сердце шалило неуемно. Сейчас кучка недругов распустила по Ирбиту слух: это оттого, что не присвоили ей звание почетного гражданина города!
Кучка лукавит: суть в другом – в групповом клеветническом заявлении. Основой к очередной подлости стал случай пятилетней давности.
… 9 мая 2001 года для ветеранов войны и педагогического труда сервировались столики. И вдруг Лидия Ивановна Занина увидела такое, отчего ей стало не по себе. Ее записка на имя Д. Ситларовой, председателя совета ветеранов, обжигает до сих пор: "Мне пришлось наблюдать постыдный факт: Т.А. Сараева стала прибирать к рукам бутылки с водкой и класть в свою сумку. Ведь она тоже член комиссии по подготовке к празднику. Считаю, этот факт необходимо обсудить…"
Записка подана в тот же день 9 мая, удостоверена подписью. Разговор по ней, неприятный для Тамары Александровны, состоялся.
В том же году инициативная группа из педагогов обратилась в городскую Думу с ходатайством присвоить Дине Гафеевне звание почетного гражданина. Но оно даже не рассматривалось. Повод? Злое встречное заявление, надуманные выпады. Будто Ситларова – это человек, который приписывает себе заслуги других… Будто она сама на себя написала характеристику…
Решение совета о ходатайстве появилось 6 апреля 2001 года, заявление – 30 мая и подпись Сараевой в нем первая. Если Тамара Александровна была против кандидатуры Ситларовой, что мешало ей высказать несогласие раньше, до 9 мая, в форме, конечно, цивилизованной? А после неблаговидного поступка у нее и морального-то права не было еще о чем-то заявлять!
Чтобы получить разъяснения по факту клеветы Дина Гафеевна обратилась в прокуратуру. Состоялось расследование. Выяснилось, что многие, чьи подписи стоят под заявлением, не подписывалась. Т. Бурундукова и К. Соболева признались, что Сараева заполучила их подписи обманно.
Заявление Ситларовой прокуратура направила в суд. С намеком: если Дина Гафеевна решит довести дело до конца, то надо бы ей пойти навстречу… На беседе у судьи Галины Николаевны Шишкиной Сараева, признав, что неправа, вроде искренне извинилась, готова была просить прощения у совета ветеранов. Дина Гафеевна посчитала конфликт исчерпанным.
Через пять лет, уже нынче, подлая история повторилась. Обратите внимание: представление на Ситларову подано в городскую Думу 22 февраля 2006 года, рассматривалось 29 июня, а клеветническое заявление поступило накануне 28 июня. Надо же вот так подгадать, не правда ли?
Не понимаю, зачем понадобилось отклонять кандидатуру Ситларовой столь унизительным способом. Ну, сказали бы, допустим: у вас, Дина Гафеевна, заслуги перед городом маленько не те или уж вовсе попросту – да вы нам что-то не глянетесь… А то такое почтение к непроверенному заявлению! Даже не поленились копии его депутатам раздать. Дескать, будьте осмотрительны, кто перед вами!
Сараева в этом заявлении поскромничала, ее подпись только двадцать седьмая. Всех же – 39. Хотелось выяснить, кто и как собирал подписи. Вопрос не праздный. Под номером 35 значится Анна Герасимовна Шишкина. Связь с миром у нее – через телефонную трубку. Никто Анне Герасимовне не звонил, в дверь не стучался, а подпись есть. Откуда бы? Обратившись за разъяснением их позиции к тем, кто значится под заявлением, Дина Гафеевна узнала, что минимум девять человек под письмом расписались не зная даже о чем оно повествует. А Хамановой вообще не было в городе - а подпись есть. Не подписывалась Вера Георгиевна Малышева, она прикована к постели. Есть подписи тех, кто Дину Гафеевну вообще не знает и с ней не знаком.
Узнаю: собирала подписи, в частности, Людмила Павловна Тетютских. Звоню. Ее голос с нотками металла:
- Мне с вами говорить не о чем!
Как же так, если учесть, что секретарем первого собрания по выдвижению Дины Гафеевны на звание "почетного гражданина" была именно Людмила Павловна. Именно она подписывала протоколы, в которых своей рукой выводила слова о том, что считает Ситларову достойным человеком, который находится на своем месте.
Пытаюсь втолковать и Лии Ивановне Мордяшовой, чья подпись тоже под заявлением, что обвинения в адрес Ситларовой надо еще доказать. А они от абсурдных до уголовно наказуемых. Будто Ситларова сама на себя пишет характеристики… Сама себя выбирает председателем совета… Используя профсоюз, каждое лето проводила на курортах… Будто ее работой недоволен обком профсоюза…
Выслушала Лия Ивановна и говорит:
- Зачем доказывать? Достаточно того, что мы это сказали!
Оторопь берет. То ли она действительно наивна, не понимает, то ли еще что. Тертый народ подобрался в костяк заявительной группы. Готовый оправдать себя в чем угодно, уйти от неприятного разговора, возвести любую небылицу…
Хорошо знакомый голос по телефону накатывал на Дину Гафеевну мутные волны одну за другой.
- Она же на Сараеву в суд подавала, суд в Ирбите шел три дня, но Тамару Александровну оправдали. Жаль, что вы этого до сих пор не знали!
И это несмотря на то, что у Дины Гафеевны есть официальная бумага из суда, что она никогда в жизни не обращалась в суд с заявлением в отношении Сараевой. Так только при пересудах, беседа с участием судьи Галины Николаевны Шишкиной вдруг переросла в трехдневное заседание суда с оправданием Сараевой.
Поразительно, но депутаты - люди, причастные к рассмотрению этого вопроса - оказались склонны верить скорее клевете, чем официальным документам. Не присвоили звание и ладно. Невелика и радость получить его из безучастных рук. Не от этого сдавало сердце Дины Гафеевны. От коварства одних и потворства к ним других.
В историю города Ситларова войдет и без подпорок. Ее ценили лучшие педагогические умы Ирбита. С чего, допустим, начинала характеристику на нее Полина Илларионовна Мурзина, зав. гороно?
-… Дину Гафеевну учительство города знает как отличного учителя, талантливого организатора и заботливого председателя горкома союза.
В заявлении городской Думе написана нелепица, будто Ситларова летней порой нежилась на каких-то мифических курортах. Она же 38 лет провела с ребятишками в загородных пионерских лагерях, из них 18 – начальником лагеря. Это в годы, когда питьевую воду доставляли бочками на лошадках, когда кухонная печь топилась дровами, когда ребятишек мыли в реке: бани-то не было, когда детвору доставляли грузовыми машинами по глинистой проселочной дороге, порой мокрой и скользкой. Не боялась брать на себя ответственность, не жалела времени, когда бы в самом деле могла отдыхать.
Заявители уверяют: обком союза не раз уличал Ситларову в незаконном расходовании средств горкома… Сейчас сопоставьте: Дина Гафеевна, помимо множества почетных грамот, полученных за 13 лет бесплатной работы, отмечена от профсоюза юбилейной медалью «Сто лет профсоюзам России» и почетной лентой «Ветеран профсоюза».
Выпад о присвоении труда других: «Детей учили по разным предметам многие педагоги». Добавить бы к этому – и по-разному учили. Поэтическая строка: «Любили мы совсем немногих среди своих учителей» - совсем не случайна. Письмам к Дине Гафеевне ее бывших учеников, опубликованных «Восходом» 26 августа 2006 года, мог бы позавидовать любой педагог.
Еще строчка из послания городской Думе: «Ставит себя выше других, хотя сама далеко не герой». Разве она ползет в герои? Работала, как могла, как умела, как представляла себе труд педагога. За что же рвать ее чуть не зубами? В героях теперь другие, авторы скудоумного заявления!

Алексей Смирных

Слово редактора:
В 1999 году в нашей газете был опубликован материал "Дина, Диночка, Дина Гафеевна", в котором автор Надежда Камянчук описала учительский подвиг Д.Г. Ситларовой. В конце статьи она отметила, что неплохо было бы присвоить за ее заслуги звание почетного гражданина. Для тех, кто пишет клеветнические письма стоит отметить, что эти слова были написаны за два года до первого выдвижения. Газета "Ирбитская жизнь" своего мнения не меняет в угоду кому бы то ни было. Мы на сказанном настаиваем. А депутатам Ирбитской городской думы, прежде чем выносить на рассмотрение явную клевету, следует больше внимания уделять такому понятию как достоверность информации. Тот, кто распространяет клевету, пусть и чужую, сам становится причастным к этому преступлению. Поэтому решение Дины Гафеевны подать в суд в отношении клеветнических заявлений мы поддерживаем.