Молитвенный дом для последователей ислама

Молитвенный дом для последователей ислама
11 Сентября 2006
О том, что Россия — страна православная, знает каждый школьник. Большая часть ирбитского населения хоть раз в жизни посещала Свято-Троицкий храм, отдавая должное своей вере. Но поскольку наше государство является многонациональным, многие могли наблюдать в более крупных городах культовые постройки представителей других вероисповеданий: синагоги, мечети, баптистерии, храмы-кумирни. И редко кого сегодня можно этим удивить. Однажды я задалась вопросом: если каждый город можно считать отражением страны в целом, значит и в пределах нашего старинного города должны находиться молитвенные дома представителей иных мировых религий. Долго искала что-то хотя бы отдаленно напоминающее мечеть, но безрезультатно. Однако периодически до моих ушей доносилась информация о существовании в Ирбите мусульманского молитвенного дома, о месте расположения которого толком никто ничего сказать не мог. Оказалось, что он находится по адресу улица Комсомольская, дом 66.
Для многих ислам — что-то экзотическое, окутанное тайной. Разумеется, при первой же возможности я задала несколько вопросов содержателю молитвенного дома мусульман — Рамилю Вагизовичу Галиеву.
- Рамиль Вагизович, очень сложно было вас найти. В телефонном справочнике нет номера телефона и адреса вашей организации. Почему?
- Наш молитвенный дом содержится в рамках закона, но не является официальным, мечети для мусульман в городе нет.
- А в каком вы состоите сане?
- У меня нет сана, я просто содержу молитвенный дом.
- То есть?
- В дореволюционное время в Ирбите была официальная мечеть. Позже, как известно, в России был провозглашен атеизм. В результате, почти все культовые сооружения по всей территории страны подверглись сносу. Когда в религиозном плане все вернулось на круги своя, христианские храмы восстанавливали. А мусульмане так и оставались без дома Аллаха. Несмотря на отсутствие мечети в городе существовал молитвенный дом, руководителем которого был неформальный лидер, неофициальный мулла, Сафуон Файзуданович Богоудинов. После его смерти, жителям, исповедующим ислам, негде было молиться. Вообще-то по нашим законам для возложения миссии лидерства предпочтение отдается самым старшим из последователей, но человека, готового взять на себя ответственность в подобной деятельности не находилось. У меня была возможность организовать для прихожан молитвенный дом. Что я и сделал.
- Достойная деятельность! А сколько в Ирбите, по вашим данным, проживает мусульман?
- По результатам прошлой переписи населения две тысячи мусульман проживают в Ирбите и пятьсот в Ирбитском районе. Новых данных у меня нет — национальность же в паспорте сейчас не указывается.
- Впечатляет. Наверно, вам тяжело без мечети?
- Раньше ощущали в ней большую надобность, хлопотали, но не получилось. С годами мое мировоззрение менялось, и я понял, что официальный молитвенный дом для воспитания искренней веры в человеке не главное: границы добра и зла проходят не через мечети и государства. Многие мечети в стране вообще пустуют. Я знаком и с Г.С. Шатравкой, и с А.Т. Гельмутом. Каждый из них предлагал помощь в организации строительства мечети, но теперь я отказываюсь. Скорее всего, буду отказываться и дальше.
- Почему? Ведь многие мусульмане, скорее всего, считают мечеть символом веры.
- Имеющегося молитвенного дома нам достаточно, содержание мечети окажется материально затруднительным: к нам пришлют муллу, работу которого оплачивать придется самим же прихожанам. Когда человека накормят, напоят, сан предоставят, ему тяжело понять каким трудом все это достается. А за чалмой скрыть свое истинное нутро очень легко. В России сановники в основном не избалованы, но приходилось слышать, что кое-где они злоупотребляют своим положением и не служат той цели, которой должны служить.
- Сколько прихожан в среднем собирается в вашем молитвенном доме?
- Мы собираемся по пятницам, у нас есть тридцать постоянных прихожан, в основном, это этнические мусульмане. Уходят одни, приходят другие, более чистые сердцем. Поначалу было много случайных людей, которые появлялись здесь чисто из любопытства. Приходило много бизнесменов — думали, что это коммерческий проект, но когда узнавали, что организация чисто благотворительная, уходили в сторону. Конечно, наш дом посещают далеко не все мусульмане, многие обращаются сюда только в тяжелую минуту, например, помочь с похоронами, по мусульманским традициям совершить погребальный обряд. Мы помогаем. Сами прихожане выкапывают могилу, хоронят.
- Ваш погребальный обряд так отличается от христианского?
- Есть различия. У нас принято укладывать тело не в гроб, а хоронить в саване. Такой обряд требует меньших материальных затрат — деньги нужны не мертвым, а живым. Так же у нас есть свое кладбище.
- Как складываются ваши отношения с представителями христианской религии?
- Отношения мирные, ведь у всех монотеистических религий один общий корень — вера в единого Бога, который связывается с людьми с помощью своего пророка. Пророк исламского вероучения — Мухаммед. Наша священная книга, Коран, подтверждает и признает многое из древнееврейского и христианского писания. Большое значение в Коране придается Иисусу. Многие этого просто не знают.
- У каждой религии есть свои праздники. С чем связан ваш ближайший, идущий на очереди праздник?
- Один из столпов ислама гласит: соблюдай пост в месяце рамадан. Рамадан—девятый месяц лунного календаря, предписанное Кораном время поста. Но пост наш совсем не напоминает христианский — мусульмане полностью отказываются от еды и питья на все время от рассвета до заката. С наступлением темноты запреты снимаются, но верующим рекомендуется не предаваться излишествам. Этот пост — лучшее время для искупления грехов, совершенных за год. Окончание поста отмечается праздником — ураза-байрам. Из дома в дом ходят празднично одетые люди. Кое-где хранится обычай разводить костер, водить хоровод и прыгать через огонь. А вечером в домах собираются для праздничной трапезы.

Анастасия Скачкова






ООО "Печатный вал" (новости)
Александр Камянчук (краеведение)