Долгожители: Иван да Марья

Долгожители: Иван да Марья
24 Января 2006
Марьей, Марией Ивановной величал Иван свою жену только при гостях или когда в люди выходили. Дома ласкового называл Марусей. Сильно любил Иван свою Марусю, за всю жизнь ни одного худого слова не сказал. И хоть не дарил дорогих подарков, не принято такое в деревне, а все ж, когда вся работа переделана, выводил Ваня свою ненаглядную за деревню на дальние луга. Шли они рядышком по узкой тропочке, и пел для нее Ванечка песню ее любимую, про черемуху белую. Голос хоть и тихий у него был да душевный. Цветов полевых охапку нарвет, всю ее с головы до ног осыплет, глазами своими васильковыми в душу заглянет и сладко становится Марусиному сердцу и боязно, заслужила ли счастье этакое?…
В самую стужу, под завывание метели 21 января 1911 года в крестьянской избе на краю деревни Замиралово Байкаловского района родилась девочка, которую отец назвал Марьей. Так и в церкви окрестили, не стал поп имя благостное менять. Всего же в семье детей пятеро было, жили бедно. Мать часто хворала и, когда Маше было восемь лет, на пасху тихо умерла. Остался отец с такой оравою ребятишек, после годины в дом мачеху привел. Мачеха хоть и не сильно их любила, но зазря не обижала, девочек шитью обучала, мальчики по дому управлялись. Не противилась и посещениям приходящей учительницы, что из деревни в деревню ходила и кой-какой грамоте ребятишек обучала.
Вроде ничего стали жить, да тут революция грянула, и их семью среди прочих пришли раскулачивать. Коников забрать хотели, да отец под пули пошел, а ни за что не хотел с ними расставаться. Страсть у него была к ним огромная. Бедным-бедно жили, а двух жеребят малых у цыгана, что у леса жил, заработали, все лето он с ребятишками сено ворочал. Из жеребят двух вороных коней вырастил, сам порой краюху хлеба не съест - им снесет, ну и ребята туда же. Красоты невиданной получились кони, гладкие, высокие, грива шелковая по спине лежит, хвост до земли свисает.
Вот через этих коньков и беда случилась. Посадили семью на подводу и в другую область отправили, а коней все же забрали. С той поры отец хмурый стал, да к бутылке порой стал прикладываться. В 28 году обратно в село приехали, снова в прежней избе зажили. Отец в колхозе на всех работах горбатился, мачеха по дому хозяйничала. Марии об ту пору уж 17 исполнилось, налилась девка красотой. Хоть была росточку и невысокого, а глаза ясные, стан прямой и страсть какая работящая, никакой работы в колхозе не чуралась, за всякую бралась, и все у нее ладно выходило. Зря сваты ходили, сердце девичье от других глаз, что васильков голубее, замирало. Ванечка, что шофером в их колхозе работал, многим девушкам по ночам снился, а в жены, когда ей 19 лет исполнилось, выбрал Марусю. Скромная свадьба была, всего и богатства, что в косе отцов подарок, лента белая атласная и бусики голубые. Переехала новобрачная в мужнин дом, и стали они жить. Да только и счастья было, что любовь их. В деревне худо тогда жили, и решил ее Ванечка лучшей доли ехать искать. Поцеловал Марусины глаза полные слез и уехал работать на домну в город Серов.
А в 31 году и отец с семьей поднялся ехать. Заколотили избу и поехали в далекий город. Отец с Марией и братьями в домне работал, Ваня шоферил.
Тяжелые корзины с углем таскала на себе Мария. Порой в домне и забывала, день ли сейчас или ночь. Только когда сменщики приходили, так немного роздыху было. Дымно, угарно, а тут еще Ваня заболел. Кашлять стал, болеть часто, и в 38-м году решили обратно подаваться. Приехали в Ирбит сняли квартиру, отец с семьей неподалеку тоже на квартире устроились. Мария на мебельную фабрику работать пошла, Ваня туда же шофером. Настроилась вроде жизнь, да тут война проклятущая грянула. Отца на фронт забрали, Ваню из-за болезни демобилизовали. Работали на фабрике по три смены, голодом, порой там же у станка, спали, но перебоев в изготовлении ящиков для мин, ни разу не допустили. Руки к железу примерзали, от усталости падали - вот как работали люди. В конце войны Марии, как и многим другим, благодарственное письмо за ее великий труд вручили.  
А потом пришла Победа, а с нею и беда, и радость великая. Похоронка на брата Степушку в тот же день пришла, как отец живым, не покалеченным, с фронта домой вернулся… Только то, что война не сделала, болезнь проклятущая довершила. Ровно через полгода умер Марусин отец от воспаления легких.
А жизнь продолжалась, пошли детки. Родилась у них с Ванечкой друг за дружкой, как грибочки в лесу две дочки Юлия и Женя да сын Владимир.
Всякое в семье было, заботы наваливались разом, детское непонимание, малый достаток, но никогда злобы и ругани не допускалось. Жили и работали по чести и совести.
А в 1976 году вновь беда в дом постучалась, умер прямо у нее на руках ее любимый Ванечка. Осталась Маруся одна с тремя детьми. Но ничего, всех подняла, всех в люди вывела. Юля поехала учиться на врача в Екатеринбург, там свое счастье встретила, замуж вышла. Женечка в Подольске с семьей живет. Владимир на мотозаводе до самой пенсии работал. Трое внуков и четверо правнуков у Марии Ивановны Дугановой, которые не забывают свою бабушку и прабабушку, пишут письма, приезжают на праздники. Сейчас вот дочь Юлия больше месяца гостит, после ее сменит Женя - нельзя матерей одних оставлять. Только Володя не придет. Два года назад схоронила мать сына…    
В чистой горенке сидим мы с Марией Ивановной и беседуем. На кухне закипает чайник, пахнет пирогами, это Юля печет любимый мамин пирог с картошкой и солеными грибами. Сначала маленький, на пробу, а через три дня, когда съедутся все родные на ее 95-ый юбилей, на стол выставят большой пирог - настоящий, праздничный!

Елена Абрамова