Земляки
22 Декабря 2005
В далекие 20-е годы прошлого столетия мой дед Дмитрий Никонорович Трифонов остался вдовцом с ребенком 4-х лет (моим отцом Андреем Дмитриевичем Трифоновым) на руках. Трое старших детей были уже взрослыми. По совету родственников и односельчан для помощи по хозяйству дед привез в дом женщину из деревни Васьковой. Мария Арсеньевна оказалась заботливой, работящей хозяйкой и вскоре осталась в доме на правах жены моего деда. В семье родилось еще двое детей: Аня и Гриша. Но тридцатые годы были очень тяжелыми во всех отношениях: новая политика, новые хозяйственные отношения, новое устройство жизни на селе. Деревня Бузина в ту пору имела немало крепких мужиков-хозяйственников, в число которых попал и мой дед, хотя имел-то всего 1 лошадь и 1 корову. Семья деда в колхоз не вступила, поэтому их отнесли к категории «кулаков». Корову отобрали, из дома выгнали, а лошадь погибла, провалившись в яму. Семья уехала в Ирбит, жила на съемных квартирах, но в конце концов вернулась в деревню. Дед с одним из сыновей уехал в Тавду на лесозаготовки, а Мария Арсеньевна с детьми обосновалась в деревне в бане во дворе своего дома. Власти «пожалели» женщину с детьми и позволили жить на 6 квадратных метрах в сыром помещении. Вернувшись с лесозаготовок Дмитрий Никонорович вскоре умер – подорвал здоровье. Когда пришла пора детям учиться, приходилось бегать в школу в деревню Косари и босыми и раздетыми. Дети получили образование в объеме кто одного, кто 3-х классов. Чтобы не умереть с голоду, надо было работать, причем всем детям, невзирая на возраст. И вот Аню, 8-летнюю девочку, отправили в город в «няньки». Сама еще ребенок, она очень рано повзрослела: научилась стирать, готовить обеды, следить за малышами. Всегда аккуратная, приветливая, до педантичности чистоплотная, она по мере подрастания малышей переходила из одной семьи в другую по эстафете, по рекомендации. Но так хотелось учиться! И когда в 1941 году при эвакуированном стекольном заводе открыли школу ФЗО, она, пятнадцатилетней девчушкой, с радостью пошла туда. После окончания ФЗО работала на стекольном заводе. Молодость брала свое. Никакие трудности не пугали. Пусть не было нарядной одежды, обуви, не было своего угла, а только общежитие, новая жизнь, новые люди, новая забота – все радовало душу и работать хотелось как никогда.
В 1948 году вышла замуж за Михаила Александровича Куликова, который после войны работал на ИМЗ. На какое-то время после рождения двоих сыновей Саши и Юры оставила работу и воспитывала детей. Но и тут старалась не сидеть без дела. Очень любила вышивать и как только появлялось свободное время, отдавалась любимому делу.
Дети подросли, пошла работать теперь уже на мотозавод в цех № 5. Бралась за любую работу, а до нее она была жадная. Не раз отличалась за свой труд премиями, благодарностями, медалями. Шли годы. Дети закончили военное училище и разлетелись в разные края, женились. Вроде бы все в жизни сложилось, но вот вскоре после выхода на пенсию (по горячей сетке) муж стал жаловаться на ноги (отказываются слушаться). А потом вообще слег. И целых два года моя дорогая крестная Анна Дмитриевна ухаживала за ним, чаще всего не сомкнув глаз более чем на полчаса. Всегда улыбчивая, оптимистичная по натуре, она тоже стала «сдавать», здоровье-то не железное. В 2003 году Михаил Александрович умер, а через 4 дня не стало и старшего сына Саши. Как она смогла пережить такой удар судьбы – одному Богу известно. Я думаю, только за счет своего оптимизма, желания жить и делать людям добро. За ее доброту и желание всем помочь ее окружают такие же добрые люди – соседи по подъезду. Постоянно заходят узнать о самочувствии, измерить давление, вызвать врача, да и просто поговорить по душам, поддержать ее в трудные минуты. Крестная всегда с благодарностью отзывается о своих соседях.
23 декабря моей крестной Анне Дмитриевне Куликовой исполняется 80 лет. Я, моя сестра Людмила, брат Виталий и наши семьи от всей души поздравляем ее с юбилеем и желаем ей здоровья и еще такой же светлой улыбки, какой она всегда встречает нас. Оптимизма и терпения тебе, наша родная!

Нина Дубских