Ирбитский мотоциклетный завод

Ирбитский мотоциклетный завод
26 Сентября 2003
Дело рук утопающих: хозяева «Урала» пытаются вдохнуть жизнь в русский мотоцикл.

Два года назад глава компании «ОМЗ» Каха Бендукидзе продал Ирбитский мотоциклетный завод, производителя мотоциклов марки «Урал» трем своим менеджерам. Новым владельцам удалось провести жесткую реструктуризацию завода и вывести его из кризиса. Однако, чтобы развивать предприятие дальше, им необходимо найти крупного стратегического инвестора.
Ирбитский мотоциклетный завод удивил тишиной и ухоженностью. На его территории не заметно обычной промышленной суеты и не видно площадки готовой продукции с длинными рядами мотоциклов. Трудно представить, что чуть больше десяти лет назад этот завод выпускал около 100 000 мотоциклов в год. Ненужность прошлого промышленного гиганта особенно остро ощущается в бывшем покрасочном цехе. В его длинных, уже частично демонтированных, автоматизированных камерах, рассчитанных на покраску до 220 000 мотоциклов ежегодно, долго гуляет эхо шагов сотрудников.
Тем не менее мотоциклетный завод чувствует себя совсем неплохо. Как раз сейчас в производство запускается новая модель «Ретро» (стилизован под мотоциклы 30-х годов XX века), а больше 90% продукции продается на высококонкурентных рынках США и Европы. Между тем всего три года назад предприятие фактически стояло. Менеджерам завода пришлось приложить немало сил, чтобы вывести из кризиса бывший флагман советской промышленности.

Сибирский немец.

Годом рождения Ирбитского мотоциклетного завода считается 1941 год. Тогда в Ирбит эвакуировали Московский мотоциклетный завод, производство мотодвигателей с московского ЗИЛа (тогда ЗИС) и оборудования для выпуска фар – с расположенного в городе Киржач Владимирской области завода КИМ. Выпускал этот завод почти полный аналог мотоцикла BMW-R71, состоявшего в то время на вооружении немецкой армии. Чтобы скопировать его, советские спецслужбы в 1930-х годах через подставных лиц купили пять таких машин в Швеции. Новый мотоцикл получил название М-72. Всего за годы Великой Отечественной войны ИМЗ произвел 9799 этих мотоциклов, за что коллектив получил личную благодарность от верховного главнокомандующего Сталина. Мотоциклы были нужны стране и после войны. К 1950 году мощности ИМЗ были расширены до 20 000 мотоциклов в год. А первый «Урал» был экспортирован в 1953 году. Правда, обновить модельный ряд предприятие смогло еще только через десять лет. Тогда было налажено производство новых моделей М-61 и М-62. Что не мешало выпускать «патриарха» М-72 вплоть до начала 1980-х.
Собственно торговая марка «Урал» появилась в 1970-е годы, и именно под ней продукция ИМЗ известна во всем мире. В начале перестройки плановая мощность Ирбитского завода была доведена до 220 000 мотоциклов в год, но больше всего – около 120 000 – завод выпустил одновременно с развалом Советского Союза в 1991 году. Однако производство катастрофически сокращалось, и через несколько лет доход от продаж не покрывал даже расходов на электроэнергию и отопление. Тогда в 1997 году заводом заинтересовался известный российский предприниматель Каха Бендукидзе (он контролирует компанию Объединенные машиностроительные заводы, крупнейшего производителя промышленного оборудования в России). Принадлежащая ему компания «Биопроцесс-НИПЕК» купила ИМЗ в 1998 году.

Мотоиллюзии.

Самым плохим для ИМЗ оказался 2000 год. В октябре предприятию за долги отключили тепло и электроэнергию – завод встал. Заводские инженеры уверяли меня, что до сих пор не понимают, как им удалось тогда законсервировать завод – уже стоял лютый мороз, а цеха не отапливались. «Я не верил, что завод снова заработает», – признался директор по производству Анатолий Ведель. А в марте 2001 года под тяжестью снега провалилась крыша литейного цеха и погребла под собой все оборудование. К счастью, обошлось без жертв.
ИМЗ зашел в тупик. К тому же мотоциклетный завод плохо вписывался в структуру Объединенных машиностроительных заводов. Тогда в ноябре 2000 года четверка менеджеров ИМЗ – генеральный директор Вадим Тряпичкин, исполнительный директор Илья Хаит, директор по продажам Дмитрий Лебединский и, на тот момент, технический директор Владимир Юдин – предложили Бендукидзе выкупить ИМЗ. В феврале 2001-го соглашение было достигнуто. «У нас тогда были большие иллюзии, – вспоминает Илья Хаит. – В это, наверное, трудно поверить, но мы не думали об обогащении. Мы покупали ИМЗ, чтобы получить самостоятельность и самореализоваться». На практике управлять заводом оказалось труднее, чем казалось вначале. В 2001 году планировалось произвести 3500 мотоциклов, но реально удалось собрать только 850. «Кредитов нам не давали, – вспоминает Дмитрий Лебединский. – Постоянные издержки были колоссальными». Вадим Тряпичкин вскоре отказался от участия в проекте, но остальные трое остались. Полностью сделка по покупке ИМЗ была завершена в феврале 2003 года.

Реанимационная машина.

Совладельцам ИМЗ пришлось параллельно проводить «реанимацию» по нескольким направлениям. Владимир Юдин взял на себя руководство производством и снабжение, Илья Хаит – сбыт в США, а Дмитрий Лебединский – в Европе и остальном мире.
В первую очередь необходимо было сократить огромные постоянные издержки ИМЗ. Для этого были выведены из состава предприятия и проданы литейный и кузнечные цеха, производства амортизаторов и вилок. По словам Владимира Юдина, теперь ИМЗ имеет примерно четыре-пять альтернативных поставщика по всем видам закупаемой продукции, а занятая заводом площадь сократилась примерно в три раза. На ИМЗ остались только окончательная сборка, рамное производство, участок гальванических покрытий и производство двигателей. Численность персонала сократилась с 3600 до 1400 человек.
Потребление электроэнергии удалось снизить с 36 млн кВ/ч до 12 млн кВт/ч в год. А пущенная этим летом новая компрессорная станция сократит расходы электроэнергии до 8,4 млн кВт/ч в год. Большой проблемой всего Ирбита является отсутствие газа – ИМЗ до сих пор отапливается мазутом, что требует 25 млн руб. в сезон. «В этом году нам наконец-то проведут газ, – радуется Владимир Юдин, – и расходы на отопление сократятся вдвое». Зарплата на ИМЗ тоже невысока: станочник получает 3000 руб., сборщик – 2400 руб. Удачная реструктуризация и небольшая зарплата персонала позволили ИМЗ впервые за последние годы закончить 2002 год без убытков, но с незначительной прибылью. Оборот компании составил около $7,5 млн.
Однако аналитику ИК «Ренессанс Капитал» Наталье Загвоздиной кажутся бессмысленными усилия ради достижения такой небольшой прибыли. «По-моему, не стоило прилагать так много сил, чтобы в итоге практически ничего не выпускать, – заявила она. – Логичнее было завод закрыть или перепрофилировать его на выпуск более массовой продукции». Более-менее реальные обороты в машиностроении начинаются от $200 млн – $300 млн.

Пока Владимир Юдин реструктурировал завод, Илья Хаит и Дмитрий Лебединский пытались разобраться в системе сбыта «Уралов». В США и Европе продается больше всего мотоциклов в мире. К тому же «Урал» – единственный из российских мотоциклов сертифицирован по европейским и американским техническим и экологическим стандартам. Поэтому на продажи в этих странах и направлены основные усилия совладельцев ИМЗ. Тем более, что «Уралы» в Европе стоят 5 – 7 тыс., евро, а в США - $8 – $10 тыс. «Мы с удивлением обнаружили, – говорит Дмитрий Лебединский, – что торговая марка «Урал» не принадлежит нам ни в США, ни в Европе». Оказалось, что раньше руководству ИМЗ и в голову не приходило зарегистрировать на себя марку. А в 1990-е годы это сделали североамериканский и европейский дистрибуторы завода. До суда дело не дошло – ИМЗ вернула марки по мировым соглашениям.
Поразмыслив, отказались и от услуг прежних дистрибуторов. «Нас совершенно не устраивала их работа, – говорит Илья Хаит. – Они неправильно строили дилерские сети, неправильно позиционировали марку «Урал» и совсем не занимались послепродажным обслуживанием». Теперь дистрибуторы находятся под пристальным вниманием менеджеров ИМЗ. Например, они собирают информацию о пожеланиях и претензиях покупателей и еженедельно сообщают об этом в Ирбит. Просьбы продавцов тоже стараются не оставлять без ответа. Как раз сейчас завод разрабатывает упаковочный ящик «многоразового использования». Дело в том, что дистрибуторы проверяют каждый мотоцикл, а затем снова упаковывают его и отправляют дилерам. А используемые сейчас деревянные ящики собрать заново совсем не просто.
Но на быстрое увеличение продаж Хаит и Лебединский не рассчитывают. «Пока у нас нет средств для проведения рекламных акций, – считает Илья Хаит. – Поэтому в продажах опираемся на известную торговую марку и улучшение качества». Например, в этом году в США будет продано около 200 «Уралов», а план на 2004 год составляет 500 мотоциклов. В Европе в этом году будет продано около 500 машин, и роста в следующем году не предвидится. Для этих важных рынков будет увеличен и гарантийный срок. С начала 2004 года в США и с середины 2004 года в Европе – с одного года до двух лет. По расчетам Ильи Хаита, дополнительный год гарантии одного мотоцикла будет обходиться заводу в $240.
Наталья Загвоздина ставит под сомнение и эти усилия руководителей ИМЗ. «Продажи на таких конкурентных рынках, как США и Европа, требуют слишком больших вложений в продвижение, – говорит она. – Могу предположить, что это съест всю небольшую прибыль Ирбитского завода». Аналитик ИК «Метрополь» Денис Нуштаев тоже считает, что потеснить мировых лидеров производства мотоциклов на развитых рынках практически невозможно.