К 75-летию выдающегося уральского художника

К 75-летию выдающегося уральского художника
24 Мая 2019
18 мая в Ирбитском государственном музее изобразительных искусств, в здании «Музея Уральского Искусства» был дан старт новой музейно-выставочной программе «Андрей Антонов. Скульптура, графика, живопись».
На выставке представлена скульптурные, графические и живописные произведения Андрея Антонова, поступившие в музей, за редким исключением, в качестве авторских даров.
Именно Ирбитскому ГМИИ незадолго до своего ухода из жизни Андрей Антонов передал около пятидесяти своих скульптурных работ, и музейная коллекция его авторской пластики на настоящее время является наиболее крупной. На выставке реалистические портреты современников скульптора, выполненные преимущественно в гипсе, а также из меди в технике гальванопластики. Среди них портреты близких автору по духу деятелей культуры, - скульпторов Чилингаряна и Кима Кальметьева, немецкого скульптора и графика Фрица Кремера и уральского искусствоведа Галины Холодовой, барельефные изображения уральских художников из серии скульптурных рельефов «Художники Урала», два автопортрета самого автора, а также образы представителей других профессий - патологоанатома и поэта Марка Рыжкова, дружившего с художниками, сварщика Е.И. Королева, А.И. Боровских, Л.В. Пузакова, Л. Бороданковой. В круглой пластике художник часто использует одну из самых распространенных типологий скульптурного портрета – портретные головы, а также форму поясного бюста и изображение персонажа во весь рост.
Время создания этих портретов – в основном 1970-1980-е годы, когда в советском искусстве были сильны реалистические традиции. И портретное творчество Андрея Антонова достойным образом вписалось в русло этих тенденций, демонстрируя лучшие категории, что присущи реализму в произведениях этого жанра.
Андрей Антонов стал и автором немалого числа монументальных работ, в которых он достаточно полно реализовал трудный дар мастера скульптуры открытого пространства. На выставке авторские гипсовые рабочие модели нескольких монументальных памятников, в том числе модель в натуральную величину для отливки в бронзе знаменитой скульптурной группы «Горожане. Разговор», установленной в Екатеринбурге, небольшая эскизная модель памятника купцу и благотворителю А. И. Текутьеву в Тюмени, гипсовые рабочие модели памятников сподвижнику Петра Первого А.Д. Меньшикову для сибирского Березова, полководцу Гражданской войны В.И. Чапаеву для Казахстана, основателю Екатеринбурга В.Н. Татищеву, воинам-афганцам для Тюмени (последние две – из неосуществленных проектов).
Графические работы Андрея Антонова, представленные на выставке, создавались на протяжении пяти десятилетий – первые датированы 1961 годом, последние – 2011-м.
Здесь ряд ранних портретов, в том числе времен учебы в Свердловском художественном училище и в Московском высшем художественно-промышленном училище. Уважительное отношение к точности внешней характеристики персонажей, в том числе способность понимать и ценить особенности возраста – замечательные предвестники будущего творчества скульптора-портретиста. Как и умелое использование, в зависимости от поставленных задач, эффектов различных графических материалов, их пластического интонирования, позволяющего, к примеру, добиваться мощного звучания портретов разных десятилетий, выполненных сангиной.
Самые ранние работы на выставке – выполненные графитным карандашом - «Крутиха» и «Косой Брод», тоже времен учебы в художественном училище. Для ряда пейзажей 1970-1990-х годов источником вдохновения послужили деревенские виды, мотивы нехитрой уральской природы в разное время года. В нескольких графических листах 1988 года, выполненных во время поездки художника в Чехословакию, запечатлены виды Коловеча и Хоцомышля. Основным материалом для их создания стали карандаши – графитный, черный и цветные, использованные в разных сочетаниях и каждый раз рождающие новую пластику, новую фактуру и новый эмоциональный настрой.
Библейская тема, которая занимала большое место в творчестве художника в последние годы жизни, на выставке представлена рисунком углем «Распятие» 1997 года и цветным триптихом в технике пастели «Тайная вечеря» 2011-го. Так родился новый, «антоновский», вариант сотни раз воплощенного в мировом искусстве вечного сюжета. В трехчастной композиционной структуре боковые части художник отводит мотиву предстояния апостолов, заложив тем самым в свою работу скрытую идею нераздельности трансцендентных категорий небесного и земного начал.
Среди листов этой группы выделяются композиции середины-второй половины 90-х. Каждый из этих рисунков предугадывает перевод экспрессивного языка линий и красочных плоскостей в почти физическое действие объемной пластической фигуры. Осознавая, что в традиционных формах реализма порой трудно выразить новое содержание, художник ищет новые средства выразительности, ставшие потом программными для многих его скульптурных композиций.
На выставке два живописных полотна – «Данаи», созданные для посвященного 400-летию со дня рождения Рембрандта выставочного проекта 2006 года «Памяти шедевра». Индивидуальность образов героини греческого мифа у Андрея Антонова коррелируется с характером ряда его скульптурных и графических женских образов, где усиление эмоционального воздействия достигается прежде всего посредством активной деформации фигуры. Тем самым автор в очередной раз заявляет свое право на смелую пластическую трансформацию как на средство освобождения творчества от копирования окружающего мира, напоминая попутно об абсурдности «дословного» воспроизведения шедевра гениального голландца.



Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений