Работал до последнего дня

Работал до последнего дня
11 Июля 2011
10 июля, в воскресенье, в Ирбит пришла печальная весть – на 68 году жизни после тяжелой болезни скончался художник Андрей Геннадьевич Антонов – один из самых выдающихся мастеров уральского искусства, заслуженный художник России, лайреат премии им. Мосина, лауреат губернаторской премии, участник многочисленных российских и международных выставок.
Почему Ирбит так скорбит об этой внезапной утрате, нам рассказал директор Ирбитского государственного музея изобразительных искусств Валерий Карпов.
-  Очень тяжелой болью отозвалась эта новости у всего коллектива ИГМИИ, так как мы были дружны много лет с художником, приобретали у него произведения. Периодически он их нам дарил. За полгода до смерти, очевидно чувствуя приближение конца Андрей Геннадьевич передал в дар музею огромный пласт своей графики, а также более 40 скульптур, охватывающий весь зрелый период его творчества. Мы рассказывали об этом перед открытием его персональной выставки в Музее уральского искусства. Главное дарение – скульптура под названием «Мечтатель». Специалисты приравнивают по мастерству ее к творению самых великих скульпторов Европы – Родена и Микеланджело.  
- Валерий Андреевич, почему он дарил свои работы именно ирбитскому музею?
- В 1998 году, когда мы готовили большую выставку графики из Ирбита в Екатеринбурге, Свердловское телевидение посвятило этому четыре программы. В одной из этих телепередач в своей мастерской Андрей Антонов ответил, что именно Ирбитский музей целенаправленно собирает, изучает и пропагандирует творчество уральских художников. То есть делает все то, что и должен делать музей.
С наступлением перестройки музеи по большому счету потеряли возможность закупать значимые произведения. Только дарения художников оставят их в истории. И только в музеях они сохранятся лучше всего.
За четыре месяца до смерти он составил конкретный список и распорядился передать ИГМИИ свои произведения. То, что он успел передать – это огромный пласт его творчества. Сейчас с уверенностью можно сказать, что задуманный мной скульптурный дворик практически наполнен, осталось только построить его.
Незадолго до смерти мы подписали документы на приобретение еще одного шедевра – скульптуры «Раненая амазонка» - который стоял в залах Музея уральского искусства, но нам не принадлежал. Благодаря помощи министерства культуры, которое выделило необходимые ассигнования, мы успели подписать договор. Но первый платеж придет уже после его смерти.
Практически на сегодняшний день Музей уральского искусства стал главным средоточием творчества Андрея Антонова. Здесь мы сохраним все лучшее, что было им создано в последние годы.
Сейчас в залах Музея уральского искусства проходит персональная выставка Андрея Антонова. По существующим неписанным правилам после смерти выдающегося мастера организуются выставки, которые длятся ровно год. Мы приняли решение продлить выставку еще на год. А затем с разрешения супруги мастера возьмем на себя труд организации передвижной выставочной экспозиции, которую бы автор хотел видеть в Перми, Кургане, Челябинске.
- Чем еще он был связан с Ирбитом?
- Конечно, своим творчеством. Андрей выступил блестящим монументалистом.
В 1980 году он приступил к работе над двумя барельефами холла санатория «Вязовая роща. И в будущем Музее гравюры и рисунка он выполнил рельефный фриз по мифам Древней Греции. Длина ленты фриза 37 метров. Все предварительные эскизы и рисунки находятся у нас. Когда при проектировании я ему показал примерный эскиз лестничного блока, он его раскритиковал и по моей просьбе предложил другой вариант. Он бесплатно выполнил эскиз лестницы и отдельных ее элементов. Даже профиль поручня вычертил собственноручно. Выступил организатором пространства.
Человек он удивительно многоплановый, прекрасно знавший мировое искусство и литературу. Дома у него была прекрасная библиотека редких изданий. Потеря такого человека для Уральской культуры невосполнима. Лично для меня уход Андрея, как скульптора, как пластического мыслителя, просто невосполнимая утрата.
- Вы связаны с его последней работой?
- Так случилось, что именно самая последняя работа, которую он закончил за три недели до смерти – уже лежа в постели, только приподнимаясь на подушках – это медальон полуметрового диаметра с моим портретом в три четверти. Сейчас медальон уже отлит и проходит дополнительную обработку. В дальнейшем, я надеюсь, что Министерство культуры не откажет ирбитскому музею в приобретении этого портрета.