Начальник СИЗО в Свердловской области использовал рабский труд заключённых на своих плантациях

Начальник СИЗО в Свердловской области использовал рабский труд заключённых на своих плантациях
11 Марта 2016
В отношении начальника следственного изолятора № 2 города Ирбита Свердловской области Игоря Крошнякова возбуждено уголовное дело по статье 286 УК РФ (превышение должностных полномочий). Он обвиняется в использовании труда заключённых в личных целях.
"По информации, которой располагают следователи, начальник СИЗО № 2, пользуясь своим должностным положением, использовал заключённых в качестве рабочей силы на своём приусадебном участке, – рассказал "Совершенно секретно" старший помощник руководителя Следственного управления СК РФ по Свердловской области Александр Шульга. – На даче у начальника трудились работники отряда хозяйственного обеспечения. Это не подозреваемые по уголовным делам, которые находятся в СИЗО до окончания следственных действий, а уже осуждённые лица, отбывающие наказание. Сейчас следствие выясняет, каким образом их вывозили за территорию СИЗО, и как это стало возможным".
Оперативную разработку начальника СИЗО № 2 вели сотрудники Управления собственной безопасности ГУФСИН по Свердловской области и регионального управления ФСБ. "Мы регулярно выявляем подобные случаи. По разработкам Управления собственной безопасности каждый год возбуждаются десятки уголовных дел, – отметил "Совершенно секретно" начальник пресс-службы свердловского ГУФСИН Александр Левченко. – Вот, буквально пять минут назад прошла информация, что начальник одной из колоний организовал доставку мобильных телефонов осуждённым – естественно, за деньги. На Урале система ГУФСИН очень разветвлённая. Если в других регионах штат службы исполнения наказаний может составлять, скажем, тысячу человек, то у нас работают более десяти тысяч сотрудников в погонах. Так что у УСБ работа есть всегда".
По словам правозащитников, использование труда осуждённых в личных целях – обычная практика для руководства исправительных учреждений. "Начальники колоний воспринимают заключённых как своих рабов, – объяснил корреспонденту "Совершенно секретно" эксперт Фонда защиты прав заключённых Алексей Соколов. – Для осуждённого слово начальника – закон. Попробуй отказаться – и тут же изменятся условия содержания. А об условно-досрочном освобождении (УДО) вообще можно забыть".
Обычно в качестве дачных рабов используются бесконвойные зэки. Им можно покидать территорию колонии без специальных пропусков, и поэтому доказать использование их труда на строительстве коттеджа или на начальственном огороде крайне сложно – никаких документов, подтверждающих, что их вывозили за периметр, не существует. Однако расконвоированных заключённых не так уж много – очень небольшой процент от их общего числа. Скорее всего, в хозотряде СИЗО № 2 работали осуждённые, отбывающие наказание на общем режиме. "В этом раскладе возможны два варианта, – говорит Алексей Соколов, – либо им оформляли пропуска и липовые наряды на работу на каком-то предприятии, либо их вывозили вообще без документов. В любом случае, об этом знали и другие руководящие лица СИЗО. Так что, скорее всего, начальника "слил" кто-то из своих".
Несмотря на то что начальник ирбитского СИЗО № 2 находится под следствием, он продолжает исполнять свои обязанности. По словам Александра Левченко, обвинение ему пока не предъявлено, а до этого момента официального повода для его отстранения от работы нет. Рапорт об увольнении по собственному желанию офицер не подавал.






ООО "Печатный вал" (новости)
Александр Камянчук (краеведение)