Дорогой длинною - 2

Дорогой длинною - 2
10 Июня 2002

«Иду в поход, два ангела вперед - один душу спасает, другой тело бережет».
«Еду, еду, еду, еду я - реки, степи, горы и моря...»
Чиж и К


О поездке в Малоярославец на мотофестиваль «Лицом к лицу» среди ирбитских байкеров разговоры ходили давно. Даже предполагалось, что поедет туда четыре «Вояжа». Окончательное же решение пришло, как обычно, в последний момент. Большинство людей отсеялось. Испугали их либо трудности пути, либо необходимость существенных материальных затрат, а также полная неизвестность и известная авантюрность предприятия.
В конце концов, в поездку собрался только Сергей Лежнёв. А поскольку я давно напрашивалась на подобное мероприятие, то отказаться для меня стало бы равносильным признать себя человеком легкомысленным или малодушным. Однако, сказать, что я ни минуты не думала перед тем, как согласиться ехать на мотоцикле в Подмосковье, было бы неправдой. Я подумала, может быть минуты полторы. И вот мы в пути.
28 мая, ровно в 9 часов состоялся наш выезд из города. Заминок не было, поскольку, чем меньше людей, тем быстрее они собираются. Поприветствовав стелу города Ирбита криками и стоп-сигналом, мы покинули малую родину. С волшебными словами «Земля, прощай!» и «В добрый путь» взяли курс на город Чайковский, куда планировали прибыть к вечеру и остаться там ночевать у друзей Сергея. Что ждет нас впереди?
Следует остановиться на описании героев нашего путешествия. О себе много говорить не буду - нескромно это. Зовут меня Светлана Уралова, сидеть на месте мне не дает вечная тяга к странствиям, а еще шило в одном месте. На остальных героях следует остановиться подробнее. Да, вы не ослышались, их было действительно двое. Первый, естественно, Сергей Лежнёв, а второй - его славный (не побоюсь этого слова) мотоцикл.
О Сергее скажу так - он мой одноклассник до шестого класса. И если бы в то время кто-то мне сказал, что я доверю ему свою жизнь и здоровье, я бы сильно посмеялась. Мотоциклами Сергей «заболел» давно, сказать, как это произошло, не может. Просто теперь мотоциклы неотделимы от его жизни, их у него несколько, в том числе два «Вояжа».
А второй герой - мотоцикл «Вояж». И пусть большинство специалистов отзываются о нем не слишком лестно, но в умелых руках он может работать совершенно нормально. Не будем вдаваться в конструкторские оплошности данной модели, от себя скажу лишь одно - заднее сидение мотоцикла вкупе с подножками совершенно не предназначено для перевозки пассажира на длинные дистанции. Испанской инквизиции не снились подобные пытки. Расскажу о легендарной личности именно этого мотоцикла. После своего рождения на ИМЗ он совершил пробег по пустыне. Подробнее об этом можно прочитать в журнале «Мото» № 1 за 1999 год. На завод он вернулся в непотребном виде с неработающим двигателем. Таким его купил Сергей. Оказалось, не все потеряно. Отремонтированный умелыми руками «Вояж» забегал лучше прежнего. А за героическое прошлое в пустыне Сергей любовно называет его Верблюжонком. И вот теперь он отправляется во второе путешествие в своей жизни.
Первая остановка в Камышлове. С почти суеверным ужасом обнаруживаем потерю флага. Его ветром выдуло из-под палатки, под которую он был запихан. Возвращаться и искать нет смысла, едем дальше. Суровая уральская погода не желает смилостивиться над путешественниками. Холодный ветер, по небу хмурые тучи, грозящие в любую минуту пролиться дождем. После обеда в Красноуфимске выходим на улицу. Мотоцикл со всех сторон облеплен любопытными зеваками. Интересуются моделью, ценой. Узнав последнюю, цокают языками и отходят. Ну что ж, ИМЗ выходит на мировой уровень – стоимость мотоцикла-одиночки превосходит стоимость легкового автомобиля.
Отъезжая от Красноуфимска, слышим подозрительный скрежет в КПП. Он раздается на всех передачах, кроме четвертой. Идем только на ней в надежде доехать все-таки до Чайковского. Там ребята помогут устранить неисправность. С целью сэкономить время и расстояние наш путь лежит по горной грунтовой дороге. Она вся состоит из кочек и выбоинок. Идти на четвертой передаче по ней нереально. Всю дорогу Верблюжонок орет как настоящий верблюд. Лишь после того, как мы выезжаем на нормальную дорогу, вой стихает.
Добираемся до Чайковского. Время 22.10. Больше времени узнать не удается – ни Сергей, ни я не взяли с собой часы. От Ирбита проехали 767 километров. «Вояж» загоняют в гараж и готовят к ремонту. А нас встречают чайковские ребята Олег, Мансур, Марина и другие.
Уже ночью вся коробка разобрана и выяснилась причина дикого визга – прихватило валик. Попытаемся купить его в магазине, если, конечно, удастся его найти. Ночуем в комфортабельных условиях.
29 мая. Долог день до вечера, коли делать нечего.
Цель всего дня – устранение неисправности. Во всех имеющихся в наличии магазинах валик продается только в сборе с шестернями. Цены везде разные. В одном почти шестьсот рублей, в других вполовину меньше. Но при более детальном изучении выясняется, что и дешевые, и дорогие детали совершенно негодного качества. На некоторых болтается подшипник, некоторые выглядят восстановленными. Ничего удивительного, стоит вспомнить, какие финансовые умы работают на мотозаводе.
Остается надежда на восстановление родного валика. Весь оставшийся день ждем человека, который может это сделать.
Вечером я отправляюсь спать, а Сергей остается у мотоцикла заканчивать ремонт.
30 мая. Ой, туманы мои, растуманы.
С утра смотрю прогноз погоды - до Новгорода переменная облачность, ближе к Москве похолодание. Прихожу в гараж, выясняется, что для продолжения прерванного полета все готово. Собираем вещи. На прощание Мансур перекрестил двигатель «Вояжа», и мы двинули. Шли весь день хорошо, можно даже сказать замечательно. Перед Казанью первая неудача. Останавливают татарские менты. По-русски понимают через слово, не считают нужным представиться. Оказывается у нас превышение скорости. Как так? Ведь в момент замера скорости они сами ехали нам навстречу. Результатов замера они не показывают. У байкеров в России две беды - дороги и ГИБДД. Спорить с ними бесполезно, Сергей предлагает деньги - не берут. Отбирают права. С потухшим настроением едем дальше.
Не успеваем проехать и десятка километров, как новое недоразумение - дорожные работы. Дорога узкая, под уклон, наша полоса щедро полита битумом. Обочина - сплошные колдобины. Пока навстречу шли легковушки, мы прекрасно разъезжались с ними по встречной полосе. Но потом пошли фуры. Пришлось нам свернуть на битум. За секунду до падения у меня мелькнула мысль: «Не хотелось бы сюда упасть». Шлеп, и мы уже лежим. Склон настолько крутой, что после падения «Вояж» еще какое-то время продолжает скользить вниз. По той же причине УАЗ, ехавший за нами, не смог затормозить. Мы успели отскочить, а грузовой УАЗ врезался в Лежащий на боку мотоцикл. Удар пришелся по бензобаку и спинке сидения. Крышка бака вдребезги, спинку сидения оторвало, выпало зеркало. Бензин плещется на дорогу, а УАЗ тащит «Вояж» дальше по склону. Когда удалось остановиться и освободить мотоцикл, выяснилось, что еще сломано стекло тахометра. Могло быть и хуже.
Спускаемся с дороги, оттираем битум. Мои перчатки восстановлению не подлежат. Штаны с того бока, на который упала, пропитались насквозь. Что ж, придется с этим жить. Закрепляем зеркало и спинку, кое-как затыкаем бензобак и едем дальше. Все время, пока мы пытаемся справиться с неполадками и приходим в себя, рядом с нами толкутся все те же казанские менты. Их начинает интересовать вся наша биография и маршрут следования. Узнав цену мотоцикла, они в один голос заявляют, что лучше бы Сергей купил машину и ездил бы на ней. Мы с нетерпением ждем, когда им это надоест, и они от нас отстанут. На спидометре к этому времени 1113 километров.
Казань проезжаем пригородами. На улице становится холоднее. К вечеру спускается туман. Даже не совсем туман, а такая плотная водяная морось. Сергей принимает решение – не останавливаться на ночлег, а ехать, сколько хватит сил, чтобы миновать непогоду. На ходу кажется теплее, а в мокрой палатке можно совсем померзнуть.
Болит все - ноги, спина и все, что находится между ними. Возникают малодушные мысли - куда и зачем еду. Может лучше сесть на поезд и вернуться обратно. С наступлением ночи туман еще густеет. Очки запотевают, вся одежда отсыревает. Плывем словно в киселе. Дорога отвратительная настолько, что даже трудно представить. На скорости влетаем в глубокую лужу - теперь мы мокрые полностью. Сергей изрекает фразу дня: «Какая б... эту дорогу стоила?!?» Словно по волшебству, дорога становится еще хуже. Если такие дороги к Москве, то в остальных городах их можно совсем не строить.
До Новгорода не доехали. Совсем без сил и мокрые мы попросились погреться в придорожный бар. Там сидело около двух десятков лиц кавказской национальности. Они едва обратили на нас внимание, поедая шашлыки и разговаривая на своем языке. Нам было все равно. Мы уснули у крайнего стола от входа.
31 мая. Холод собачий
Окончательно проснулись часов в 7 утра. Хозяин харчевни с явным нетерпением спросил: «Ну что, отдохнули?» Мы поняли, что нужно ехать дальше. По-прежнему холодно и туман. Слабо надеемся на то, что после тумана обычно бывает ясная погода. До Нижнего Новгорода, оказывается, не доехали всего ничего. После него дорога пошла лучше, но все равно далека от совершенства.
Если раньше я просила Сергея останавливаться каждые 100-150 километров, чтобы размяться, то теперь он делает это сам. Он тоже заметно устал, тем более что отдыхал он меньше. Я умудрялась даже спать на ходу. Вторая тысяча километром дается нам очень нелегко.
Наконец перед нами Москва. Выезжаем на кольцевую дорогу и ищем направление на Калугу. Температура воздуха в столице +10 градусов. По пути к Калуге встречаем мотоциклы. Общий курс - Малоярославец. Куда смотрит местная ГИБДД - народ катается без шлемов, на чем попало, некоторые вообще без номеров. А многочисленным постам милиции до этого нет никакого дела.
Вот и Малоярославец. Температура здесь вообще 8 градусов тепла. Город похож на Ирбит - такая же деревня. Около десятка девятиэтажек, остальное - частный сектор. Первым делом едем на телеграф - Сергей звонит домой, а я отправляю телеграмму. Текст прост: «Доехали, холодно, целую. Света». Потом ищем место, где нам предстоит провести все три дня фестиваля.
Все это действо должно происходить на выезде из города за мостом через реку с чудесным названием Лужа. Однако есть одна большая проблема. Въезд на поляну размыт дождями и раскатан армейскими «Уралами» до состояния жидкой манной каши, глубиной по колено. Протащить туда «Вояж» да и любой другой мотоцикл было бы крайне проблематично. Народ это, похоже, понимает и селится пока по другую сторону дороги.
Мы грязные и замерзшие, решаем в первую очередь отыскать в городе баню - помыться и погреться. Долгие поиски увенчались успехом, но единственная в городе баня оказалась закрытой. Возвращаемся в лагерь. Приходится, умывшись кое-как, обретать связи.
Мы познакомились, а позднее и подружились с клубом «М4» из Воронежа. Поставили рядом палатку, поужинали. Затем были разговоры у костра. Когда народ узнавал, откуда мы приехали, то некоторые даже не верили, остальные удивлялись, а некоторые откровенно считали нас ненормальными. На спидометре у нас стояла красноречивая цифра 2258 километров.
1 июня - первый день лета и фестиваля
Пробуждение не принесло радости. Ночью был дождь. Все мокрое и ужасно холодное. Сырые дрова никак не хотят гореть. Согреться не удается даже у костра, который больше дымит и ест глаза, чем греет. По небу тяжелой чередой несутся свинцовые тучи, грозя дождем. Делать ничего неохота. Об умывании не хочется даже думать, река выглядит ледяной.
Ближе к обеду погода начинает меняться. Облака светлеют, между ними появляются кусочки чистого неба. Просыпается весь лагерь. Начинается готовка еды, веселые разговоры, нормальная жизнь.
Наконец-то появляются организаторы, у которых можно узнать хоть что-нибудь о том, как и что будет проходить. Мне удается получить пропуска как представителям прессы. Теперь у нас отпадает необходимость в покупке билетов. В отличие от ирбитского мото-шоу, где билеты продаются исключительно для зрителей, в Малоярославце билеты покупают все. Причем платить там необходимо за все. За вход, за свое транспортное средство: мотоцикл - одна цена, машина - дороже. Если желаешь жить в зоне повышенной комфортности, тоже плати. Кстати сказать, эта зона отличается от остальной местности близким расположением туалетов и ларьков.