Байки есть - дорог нет

Байки есть - дорог нет
5 Августа 2014
В «Областной газете» прошел «круглый стол», посвященный туристическому маршруту «Самоцветное кольцо Урала». Один из участников обсуждения приехал в редакцию на 450-килограммовом чоппере — именно на нем Владимир Пашкин почти неделю бороздил просторы Свердловской области, любуясь местными достопримечательностями…
В июне на всю Свердловскую область прогремел байк-рок-пробег «По хребту». Вместе с несколькими десятками байкеров и музыкантами в путешествие по «Самоцветному кольцу Урала» отправились и корреспонденты «ОГ». Подвести итоги мы решили за круглым столом вместе с организаторами и другими участниками пробега.
Инфраструктура — полный пожар!
Александр Породнов, директор департамента малого и среднего предпринимательства и туризма Свердловской области: Основная проблема в сфере туризма — это отсутствие инфраструктуры. С этой точки зрения пробег был особенно интересен. Как развивать инфраструктуру? Комплексными проектами. И такой проект мы придумали — получилась очень серьезная концепция автотуристического кластера «Самоцветное кольцо Урала»: 11 муниципальных образований Свердловской области, 630 километров дорог. Подали заявку на финансирование в Федеральное агентство по туризму РФ. И среди 41 проекта, которые представили субъекты, наш занял четвертое место. Это для всех было неожиданностью. Проект рассчитан на срок до 2018 года, его общая стоимость — 7,8 миллиарда рублей. Из них 6,1 миллиарда рублей — это частные инвестиции, которые подтверждены соглашениями о намерениях, 1,1 миллиарда рублей — из федерального бюджета. Остальное — это средства областного и муниципальных бюджетов. Мы прекрасно понимали, что такому большому проекту нужна пиар-акция, нужно познакомить жителей Свердловской области, а в идеале и жителей всей России с нашими достопримечательностями. Получилось очень показательное мероприятие. Думаю, что байкеры сделали немало открытий.
Наталья Шмелькова, координатор спецпроектов фестиваля «Старый новый рок»: Роль концертов тоже стоит выделить: не везут никого в города. А если и везут, то не то, что надо. Было безумно приятно видеть, как музыкантов встречали в маленьких поселках — в Висиме, Бутке. Для них это огромные мероприятия. В Нижнем Тагиле нам сказали: «Мы устали от шансона, мы так рады, что вы привезли нам музыкантов другого формата». Очень здорово, что в программу попали природные памятники: на второй день пробега мы заехали на Липовские карьеры, и многих они приятно удивили. Такое мало где увидишь!
Владимир Пашкин, председатель ассоциации мотоклубов Урала: Да. Хороший проект, который нужно продолжать — нам, байкерам, это очень интересно, и мы с удовольствием будем в нем участвовать. Но есть большие минусы. Плохое состояние дорог, как между населенными пунктами, так и в городах, особенно в Алапаевске и в Ирбите. Гостиницы — ну полный пожар по большей части! И инфраструктура в целом. Нужны не только кафе, а полноценные места отдыха в шаговой доступности от гостиницы. Ну не в музей Чайковского же вечером пойдут! Что порадовало: узнали много нового. Я думал, что в Невьянске были все. На самом деле из 50 байкеров там были единицы, и все спорили, кто же поднимется на башню — столько было желающих! И то же самое можно сказать про любой город. Отдельно остановлюсь на человеке. Русаков Леонид Федорович, директор музея в Коптелово — это человек-бриллиант, это его уже надо охранять! Настоящий самородок земли уральской. Сначала он берет и рвет душу всем, через десять минут заводит в другой зал, шутит и рассказывает удивительные вещи! Я сам в глубинке вырос, думал, что все знаю о деревне, даже пас коров в детстве… А тут оказывается, что я ничего не знаю! Леонид Федорович с душой рассказывает, переживает за свое дело. Если мы потеряем таких людей, мы потеряем культуру нашей земли. Хочется отметить Ирбит. Этот город просто обязан быть центром мотовнимания всей России. Это нужно сделать. Я дважды был в Америке в Дайтоне. Там не выпускают мотоциклы, просто там когда-то решили — здесь будет байкерская Мекка. Там ничего нет! Но все едут. А у нас сам Бог велел: тут и мотоциклетный завод, и музей… Только дорог нет! Как так? Это я к представителям Ирбита обращаюсь.
Ирина Краснова, начальник управления культуры, физической культуры и спорта города Ирбит: Беспрецедентные меры были предприняты по обеспечению безопасности…
Владимир Пашкин: Это ужас.
Ирина Краснова: … и из-за этого нам было сказано заводить и выводить колонну байкеров по второстепенным улицам. В центре, конечно, не такое состояние дорог.
Владимир Пашкин: Эта проблема у вас, по-моему, везде.
Геннадий Агафонов, глава муниципального образования город Ирбит: Да по всей России эта проблема.
Владимир Пашкин: Конкретно к вам вопросов нет. Но почему так себя ведет ГИБДД? Мы спокойно ехали, колонна в 50 мотоциклов… Когда присоединялись ГИБДД, начинались проблемы. Я им говорю: «Товарищ подполковник, у нас тяжелые мотоциклы, мой 450 килограммов весит, давайте ехать ну хотя бы не менее 50 километров в час. Мы все — нормальные люди, у нас есть руль, тормоза, газ, мы управляемые!». Нет, они едут 20 километров в час, и все мотоциклы валятся. Дороги — это дороги, но отношение ГИБДД к участникам движения — это отдельная колоссальная проблема.
Геннадий Агафонов: Я даже благодарен, что о проблеме дорог в Ирбите говорят и пишут — нет смысла делать красивую мину при плохой игре. Понятно: какие туристы к нам поедут, если я не смогу отремонтировать дороги? Моя задача — привести их в более-менее сносное состояние и вывести за территорию города транспортные потоки. Хорошо, что этому в рамках «Самоцветного кольца» уделяют внимание.
Александр Породнов: Да, одна из целей этой пиар-акции — обратить внимание на проблемы, в том числе — на дороги. В заявке мы предусмотрели на это средства федерального бюджета, но они даются на условиях софинансирования из области. Федерация согласна дать нам деньги. Но дорогами у нас занимается другое министерство, приходится бороться. Мы говорим: «Давайте лучше не на те дороги потратим деньги, а вот на эти, потому что, во-первых, у нас есть обоснование, зачем это нужно, во-вторых, 80 процентов необходимых средств придут из федерального бюджета. Дороги нужно везде ремонтировать». А к администрации города какие вопросы могут быть? Бюджеты у всех ограничены.
Гид будет через два часа…
«ОГ»: Но ведь важно, чтобы было не только по чему ехать, но и куда ехать. Музеи обычно держатся на ярких интересных экскурсоводах, но где их взять?
Елена Черемных, директор дома-музея П. И. Чайковского в Алапаевске: Знаете, есть брошюры для поступающих на музееведение, где сразу написано: если ты идешь работать в музей, то не думай, что зарплата твоя будет велика. Зато ты получишь много общения, познакомишься с интересными людьми… На самом деле все так и есть, потому и трудно найти людей, которые смогут по-настоящему заинтересовать туристов своим рассказом. Но мы, конечно, стараемся растить талантливых экскурсоводов. Вот сейчас у нас девочка поступила в университет, мы будем с ней заниматься. Ну и раз у нас такая специфика — музыкальный музей — важно, чтобы он звучал, чтобы звучали инструменты в руках гида, над этим надо много работать.
Владимир Пашкин: Кстати, в Талице в музее Кузнецова был такой гид… даже смешно. Она просто все заучила, и ей было неважно, слушают ее или нет, главное — выпалить свое. Мы еще не зашли, а она уже рассказ начала. Это пример, как непрофессионально можно подать любопытные вещи. Действительно, музей во многом зависит от того, кто и как ведет экскурсии. Можно ведь и о скучных вещах рассказать очень интересно.
Александр Породнов: Не все музеи работают с туристами так, как надо. У нас есть два варианта. Во-первых, система аудиогидов — есть хорошие российские разработки. Это необходимо, потому что сегодня многие музеи работают под заказ туроператоров. Если ты приезжаешь самостоятельно, то не везде можешь получить экскурсию. Говорят: «Слушай, сейчас никого нет, но через два часа будет группа и экскурсовод подойдет». Это убивает все, что мы делаем. Во-вторых, мы планируем в конце года провести образовательные курсы для экскурсоводов, но не с точки зрения исторического материала, а с точки зрения его подачи, форматов гостеприимства и продажи услуг своего музея.
Геннадий Агафонов: Согласен на счет аудиогидов. Мы не так давно были в Штутгарте в музее «Мерседес», в художественном музее, и оценили все его преимущества. Подходишь к экспонату и слушаешь, вся информация на русском языке.
Александр Породнов: А представляете, если озвучку сделать голосами известных уральцев? Тому же Шахрину предложить. Люди даже ради этого будут приезжать.
Алексей Толмачев, менеджер по связям Нижнесинячихинского музея-заповедника деревянного зодчества и народного искусства: Недавно мы установили два интерактивных монитора — для молодежи это особенно интересно. Человек приезжает и может сам пролистать, как на планшете, странички и ознакомиться с информацией по всем объектам. У нас очень большая территория — 52 гектара — естественно, и экскурсии рассчитаны как минимум на полтора-два часа.
Александр Породнов: Это один из самых посещаемых в Свердловской области музеев за пределами Екатеринбурга. Единственное, чего там нет и что просто просится — это кемпинг между Верхней и Нижней Синячихой. И в нашем проекте он предусмотрен. А сейчас 90 тысяч человек в год приезжают туда и в Коптелово, а перекусывают на ближайшей автозаправке.
Алексей Толмачев: Кафе-то ведь у нас есть!
Александр Породнов: Хочется, знаете, чтобы тебе дали капучино с шоколадом… Конечно, вы рассчитываете на людей, которые в автобусах группами приезжают, для них ваше кафе — это отлично. А если ты приехал с семьей? 120–150 километров проехал, значит, ты готов делать праздник. И обедать не бизнес-ланчем за 150 рублей…
Владимир Пашкин: Впечатление о городе складывается из мелочей. Например, в Нижнюю Синячиху мы однажды приехали рано утром и хотели попить чаю перед экскурсией. Но молодой человек в этом самом кафе оказался очень негостеприимным, настроение было заметно подпорчено.
Александр Породнов: Мы планируем провести образовательные тренинги не только для экскурсоводов, но и для хозяев и персонала гостиниц. Предлагаю Синячихе прислать туда этого мальчика.
Наталья Шмелькова: Есть еще один аспект, который портит впечатление — отсутствие адекватных информационных ресурсов, где бы турист мог найти всю необходимую информацию. У большинства областных музеев нет сайта, где можно было бы посмотреть карту проезда, время работы, цены. В идеале для этого должна быть единая база.
Геннадий Агафонов: Согласен. Информационно мы сегодня не накачали пространство, нет сайтов, электронных гидов. Море возможностей, которые мы не используем, хотя люди готовы приезжать.
Музеи могут зарабатывать?
«ОГ»: А могут ли, на ваш взгляд, небольшие уральские музеи зарабатывать на туристах?
Ирина Краснова: Безусловно. Туристов становится больше, и музеи начинают зарабатывать, но отработать свое содержание они не могут. За последний год доля приезжих среди посетителей ирбитских музеев увеличилась на 56 процентов, и примерно на 15 процентов выросло общее число посетителей. Но когда увеличивается поток, встает серьезная кадровая проблема. К примеру, у нас есть директор художественной школы, краевед, автор книг, отличный экскурсовод. Но привлекать его ежедневно к проведению экскурсий мы не можем. И непонятно, как решать подобные вопросы, если экскурсии встанут на поток.
Александр Породнов: Я вот считаю, что музеи могут зарабатывать. Они не могут приносить какую-то выгоду, но зарабатывать могут точно. В том же Коптелово есть проблемы с сувенирами. А рядом в муниципальном музее в Арамашево выделили комнатку и там эти сувениры сами делают. Я с семьей очень часто езжу по таким местам и готов купить дочери, жене эти куклы, украшения. Если ты уже проехал 150 километров, то 300–500 рублей за сувенир тебя не будут пугать.
Елена Черемных: У нас есть абонементная программа для старшей группы детского сада. Все садики города уже ходят к нам, даже отдаленные. Сейчас это вылилось и в программу для взрослых. Широкий спектр не только информационного обслуживания, но и развлекательного очень востребован. Мы стараемся как можно больше информации о себе подавать в Екатеринбург и другие города, недавно ездили в Пермь на форум — теперь и оттуда люди к нам едут. Скоро приедет даже целая делегация из Германии. Вообще, у нас бывают группы иностранцев, и мы всегда стараемся представить какой-то национальный инструмент их страны. Недавно была гостья из Шотландии, но настоящих шотландских инструментов у нас не оказалось… Зато нашлась миниатюрная волыночка — наша гостья так обрадовалась! Такие мелочи делают имя музею.
Алексей Толмачев: Мы — самый зарабатывающий филиал большого краеведческого музея и тоже предлагаем большой спектр программ с акцентом на культурно-обрядовые праздники. Ключевой для получения прибыли период — это масленица. Масленичная неделя идет у нас месяц, в день по три-четыре группы. Если правильно ориентироваться на потребителя, заработать можно.
Ирина Краснова: На мой взгляд, Ирбит был ущемлен: объекты показа выбрали не совсем корректно, участники пробега многое не увидели. Выделили по два часа на один музей — это очень много. В итоге каждая группа посетила только по одному музею, хотя успела бы четыре. В один музей уехали четыре человека, в другой — два. Остальные остались в мотодоме и поехали в музей мотоциклов. Но ведь это не значит, что в других музеях им было бы скучно. А там нам два автобуса пришлось отпустить, потому что они оказались не востребованными.
Александр Породнов: В этом и есть проблема — муниципалитеты очень радеют за свои достопримечательности и хотят показать все, что можно. А у нас и так программа была перенасыщена.
Владимир Пашкин: Конечно, все байкеры хотели в первую очередь посмотреть то, что связано с мотоциклами. Зачем было включать в программу музей ИЗО? В Ирбите нас заселили в гостинцу, а там шторы «Харлей Девидсон»! Это просто супер, я всем буду рассказывать! Вам в каждой гостинице надо повесить такие шторы, только с «Уралом» — это в тему.
Елена Черемных: А мне кажется, интересен широкий спектр. Я лично волновалась, будет ли интересен такой классический музей, как наш, с музыкальными инструментами.
Владимир Пашкин: Очень интересен. Я сам учился в музыкальной школе, играл на баяне. Но если говорить про Ирбит, то туда все ехали только в музей мотоциклов. И на этом нужно делать акцент. В центре города поставить мотоцикл с пятиэтажный дом. Из мухи слона раздуть, чтобы мы потом говорили везде: в Ирбит надо ехать, потому что там Мекка мотоциклистов!
«ОГ»: Из скольких объектов, предложенных муниципалитетами, пришлось выбирать?
Александр Породнов: Список сократили в три-четыре раза. Да, мы поступили несколько авторитарно — нам виднее, что привлекательнее. Как Екатеринбургу сложно привлекать иностранцев, не зная, чего они хотят, так и муниципалитетам сложно привлекать екатеринбуржцев, не зная, что их заинтересует. Например, одно из моих любимых мест в области — Ирбит. Но мне там нравится не мотоциклетная тематика, а купеческая. Это настоящий музей под открытым небом.
«ОГ»: Будет ли идея байк-рок-пробега расширяться, как вы это видите в дальнейшем?
Александр Породнов: Есть несколько вариантов. Скорее всего, будут предложены другие маршруты по Свердловской области: с запада на восток, с севера на юг. Регион очень большой. У нас есть стратегия развития туризма до 2030 года. Она предполагает формирование трех базовых маршрутов: «Самоцветное кольцо», «Поезд Рифея»и «Граница Европа-Азия».

«Обласная газета»