Помните!
12 Мая 2017
Уходили мальчики - на плечах шинели,
Уходили мальчики - храбро песни пели,
Отступали мальчики пыльными степями,
Умирали мальчики, где - не знали сами...
Попадали мальчики в страшные бараки,
Догоняли мальчиков лютые собаки.
Убивали мальчиков за побег на месте,
Не продали мальчики совести и чести...
Не хотели мальчики поддаваться страху,
Поднимались мальчики по свистку в атаку.
В черный дым сражений, на броне покатой
Уезжали мальчики - стиснув автоматы.
Повидали мальчики - храбрые солдаты -
Волгу - в сорок первом,
Шпрее - в сорок пятом,
Показали мальчики за четыре года,
Кто такие мальчики нашего народа.
Игорь Карпов

В Ирбите 9 мая прошел традиционный церемониал в память всех воевавших и погибших в годы Великой Отечественной войны. Бульвар Победы стал главным местом притяжения для более чем пяти тысяч ирбитчан, которые пришли почтить память своих героических предков. Многие пришли сюда с детьми, чтобы возложить цветы к памятнику легендарного полководца Георгия Константиновича Жукова и мемориалу с Вечным огнем.
Сюда же, на бульвар Победы торжественно прибыли две колонны Всероссийского марша «Бессмертный полк», которые в этом году собрали в своих рядах сотни детей и взрослых с портретами солдат Великой Отечественной.
Вечером, после концерта, в честь Дня Победы был проведен праздничный салют.
Стоит помнить, что в главном параде в честь Дня Победы 24 июня 1945 года участвовало десять тысяч солдат и офицеров армий и фронтов. Прохождение парадных "коробок" войск продолжалось тридцать минут. За четыре года войны потери нашей армии составили почти девять миллионов убитых. И каждый из них, отдавших Победе самое драгоценное - жизнь! - достоин был того, чтобы пройти в том парадном строю по Красной площади. Если всех погибших поставить в парадный строй, то эти "коробки" шли бы через Красную площадь девятнадцать суток… Девятнадцать дней и ночей через Красную площадь шел бы этот непрерывный поток павших батальонов, полков, дивизий. Парад героев, парад победителей.
Закройте глаза, представьте этот парад. Помните о Победе, доставшейся нашей стране миллионами жизней.

Из воспоминаний Олега Владимировича Чернова: "А весной грянула Победа! Этот день в далеком от фронта городе Ирбите я буду помнить всю жизнь. Утром, незадолго до подъема, дежурный по взводу истошно закричал: «Ребята, Победа!» Мы мгновенно повскакивали со своих трехъярусных нар, визжа и прыгая от радости.
На самом высоком здании Ирбита — колокольне заброшенного собора - взвился красный флаг. По улицам забегали люди. Они смеялись, обнимали друг друга, плакали, крича одно долгожданное слово: «По¬беда! Победа!» В соседнем с нашей казармой здании был госпиталь. Из его окон высовывались раненые, они махали забинтованными руками, костылями, кричали: «Ура!» и «Гитлер капут!» Вскоре к их окнам и нашей казарме стали подходить женщины. Они несли дымящуюся картошку, завернутые в головные платки свежие уральские шаньги, а кто и крынку молока. Раненых и солдат угощали всем, что Бог послал в это голодное время.
Около полудня нам, музыкантам, дали приказ прибыть к главному учебному корпусу, располагавшемуся в старин¬ном купеческом Пассаже. Там на городской площади в па¬радном строю при знамени и оркестре замерли дивизионы училища. Мы грянули «Встречный марш», и наш седовласый «батя», генерал Бахвалов, совсем не по уставу, срывающимся от волнения голосом выдохнул: «Братцы, мы победили!» А в ответ сотни молодых курсантских глоток дружно гаркнули троекратное русское «Ура!». Ласковое майское солнце игра¬ло шелком знамени, искрилось на гранях «Золотой Звезды» Героя Советского Союза МЕДЯКОВА, сжимавшего его древ¬ко. Курсанты, съехавшиеся к нам на учебу со всех фронтов, от Баренцева до Черного моря, сверкая боевыми наградами, не стеснялись набегавших слез радости. Около нас стихийно со¬бирались жители города. Из ближайших госпиталей чуть ли не в исподнем, кто в гипсе, бинтах, а кто и на костылях, подтя¬гивались раненые. Раненых и военных качали на руках, целовали и угощали. Наш генерал, начальник училища, пред¬ложил: «Ну, трубачи, повеселите народ!» Мы играли бравур¬ные марши, шпарили разухабистую «Барыню» и гопак. От нас не отставали и солдаты чехословацкой армии, осваивавшие в нашем училище искусство русских пушкарей. Они своим са¬модеятельным ансамблем чинно и цивилизованно исполняли мелодии родных сердцу композиторов — Сметаны и Дворжака, знакомили горожан с искрометными чардашами и польками. А когда мы заиграли венские вальсы Штрауса, чехи подсели к нам и впервые за многовековую историю купеческого города Ирбита образовали интернациональный военный оркестр. Их скрипки, виолончель, саксофон и аккордеон смягчили медь наших духовых инструментов, и облагороженная, бар¬хатная музыка плыла над городом. А площадь гудела, пела, плясала, Все, что копилось в душах людей за годы лихолетья, мгновенно выплеснулось на улицы. Люди искренне верили, что закончился наш «последний и решительный бой», а впере¬ди — вечный мир, достаток и благоденствие. В перерывах меж¬ду маршами и вальсами я отходил в сторонку и в укромном уголке плакал. В этот святой для всего нашего народа день, 9 мая 1945 года, я окончательно понял, что мой отец, старшина Владимир Игнатьевич ЧЕРНОВ, не вернется домой никогда…"