Секрет нашей силы
14 Февраля 2020
21 февраля – 120 лет со дня рождения Д.И. Мальгина, а 14 января исполнилось 25 лет со дня смерти К.А. Крутиковой. В 2019 году вышла втора книга «Медицинские династии Среднего Урала». Очерк «Секрет нашей силы» написала для нее правнучка Лилия Андреевна Мальгина, профессиональный журналист. Часть очерка, о старшем поколении династии, и печатается сегодня.
Для члена династии секрет силы – в ощущении принадлежности к роду, мощному древу. Оно корнями уходит в плодоносную землю Истории, устремляя многолистную крону ввысь, к свету и солнцу. Сила эта – в мощном ощущении присутствия предков. Они стоят за спиной, и незримым своим присутствием дают поддержку для принятия сложных решений, при определении выбора – и каким бы он ни был, этот выбор, его последствия становятся еще одной ветвью развития родового древа.
То, что с появлением на свет именно в династии Мальгиных мне посчастливилось, я, пожалуй, осознаю только сейчас. Именно сейчас, когда по крупицам собранная летописицей рода, внучкой родоначальника династии Екатериной Николаевной Эннс, история Мальгиных лежит у меня в руках. Когда на экраны вышел фильм о нашей династии. Именно сейчас, когда я, правнучка Дмитрия Ивановича Мальгина и Ксении Александровны Крутиковой, сама перешагнула тридцатилетний порог и интуитивно ищу место в славной истории своего рода.
Дмитрий Иванович предстает передо мной спустя десятилетия. Я не застала прадедушку в живых. Облик его формировался для меня лишь по черно-белым фотографиям, что некогда стояли в доме его старшего сына и моего деда Бориса Дмитриевича.
Казалось, со снимков на меня смотрит ни много ни мало – Артист. Аристократичное лицо, темные умные глаза, таящаяся в полных губах улыбка… Вот-вот зазвучит патефон, и из уст этого красавца польются чарующие звуки песни… Возможно, в редкие минуты отдыха или во время операций, чтобы снять внутреннее напряжение, Дмитрий Иванович и напевал. Однако в биографиях сей факт не отражен, поэтому оставим его на откуп фантазии.
Каким он был? Интересно было бы узнать лично – не из воспоминаний пациентов, коллег или близкого окружения. Мемуары рисуют его портрет довольно подробно, но тайна человека не раскрыта – и мир души за темными глазами с фотографии остается для меня загадкой.
В доме никогда не было «культа личности», поэтому в детском сознании не отразилось, что взирающий на меня с фото красивый молодой мужчина – великий Врач, Врач от Бога. Что этот мужчина подарил жизнь и вернул здоровье тысячам людей, придумал и внедрил в отечественную медицину уникальные технологии и в масштабах страны считался светилом. И это – мой прадед.
Факты его биографии обрисованы довольно подробно. Родился в 1900 году в Ирбите, в семье кузнеца, крещен в Богоявленском соборе. Как и было заведено в их среде, пошел в церковно-приходскую школу, в 10-летнем возрасте был отдан в мануфактурный магазин купца Василия Мясникова. Иван Петрович, отец Дмитрия, намеренно не стал приучать сына к кузнечному делу, ибо хотел его «в люди вывести». В те времена Ирбит гремел славой ярмарочного города, и в торговле открывались большие перспективы.
Впрочем, стезю «служителя бога Гермеса» Дмитрий в 14-летнем возрасти оставил и, движимый жаждой знаний, обратился к школьным наукам. Это было в начале двадцатых годов, по стране бушевала гражданская война, нужда и недостаток ощущались повсюду. Однако в 1922 году Дмитрий Иванович закончил школу, и, выбрав служение Гиппократу, поступил на медицинский факультет Уральского университета. Через два года факультет перевели еще дальше от дома, в Пермь.
Что им двигало? Что заставляло преодолевать голод, тяжесть положения, неустроенность – и ежедневно воодушевленно отдаваться процессу познания? Что за внутренний огонь горел в сердце молодого ирбитчанина, огонь, из которого в будущем разгорится династийное пламя Мальгиных?
Сегодня не найти ответов на эти вопросы, поэтому нам остается лишь внимательно следить за тем, как Дмитрий строил свой путь в медицине.
Тридцатые годы молодой врач проводит в селе Байкалово Краснополянского района. Он уже женат на Ксении Александровне Крутиковой, акушере-гинекологе, и мы понимаем, что этот союз – то самое зернышко, из которого спустя десятилетия вырастет родовое древо.
Опять же биографы отмечают: Мальгин сразу показал себя отличным специалистом, большим организатором, общественником и умелым хозяйственником. Таким он оставался до самого последнего дня своей жизни – 2 мая 1961 года.
Пробежимся по основным вехам. В начале тридцатых он одним из первых в стране организовал службу переливания крови, внедрил простые (а по тем временам инновационные) методики в санитарном обслуживании колхозников. Великую Отечественную прошел в статусе начальника госпиталя и проделал почти две тысячи сложнейших операций. Уже после войны Мальгин организовал современный медицинский комплекс - Областную клиническую больницу № 3, с нуля, народными силами, построил поликлинику. Постоянно расширял спектр медицинских возможностей лечебного учреждения. Безусловно, изумляет и широта познаний основателя династии в хирургии и ортопедии – задолго до легендарного Илизарова Дмитрий Иванович изобретал и внедрял конструкции, которые позволяли выправлять костные дефекты, проводил операции, которых и в стране были сделаны единицы. Своим отношением к врачебному делу и людям он завоевал беззаветную любовь и уважение коллег и пациентов, став ярчайшим образцом высокого профессионализма душевности и гуманизма в уральской медицине.
Сегодня, глядя на успехи и достижения прадеда, не устаю изумляться его гению. Как в одном человеке умещалось столько талантов! Как должно быть устроено мышление, чтобы с равным успехом совершенствовать методики врачевания – и улучшать больничный быт, быть первоклассным администратором и управленцем – и оставаться гуманным и душевным человеком?
Больше всего поражает, что эти уникальные данные (психологические, интеллектуальные, душевные) передались потомкам. Та самая сила рода не отдохнула на последующих поколениях, а дала еще более сильные побеги от древа.
Прабабушку, Ксению Александровну Крутикову, мне посчастливилось застать. Мы, правнуки, иногда ее навещали. Помню, с каким трепетом я входила в ее комнату: она уже разменяла девятый десяток, и оттого обязательным чувством при встречах был пиетет.
Опять же взрослые никогда не навязывали нам, детям, понятий об особом положении семьи Мальгиных в мире. Поэтому о Ксении Александровне и как о человеке, и как об акушере-гинекологе, и как о верной соратнице мужа – узнавалось уже из биографических очерков ее внучки Екатерины Эннс.
Ксения Александровна по значимости и величине оказалась под стать своему супругу. Она родилась в 1903 году в семье интеллигентов: отец был учителем, мать – фельдшером. Медицинский факультет окончила в 1928 году, а уже в августе 1929-го, вместе с Дмитрием Ивановичем, приехала в Байкалово и заняла единственное на тот момент место акушера-гинеколога.
В семейной саге ей уделяется не столь много места, как Дмитрию Ивановичу. Мы узнаем, что она всегда мечтала быть в акушерстве, что в годы войны стояла плечом к плечу с мужем у операционного стола, а после до выхода на пенсию в 1966 году была главврачом Ирбитского роддома. Причем так же методом народной стройки воздвигался пристрой к старому зданию роддома. Можно представить, в каком ритме она жила, сутки напролет проводя в больнице, принимая пациентов и помогая появиться на свет маленьким ирбитчанам! И при всем при этом Ксения Александровна успевала воспитывать детей (Борю и Лену) и обустраивать домашний быт.
Как жила Ксения Александровна? О чем говорила с детьми и мужем в минуты душевной близости? Как переносила врачебную самоотверженность супруга? Нам никогда не узнать этих интимных подробностей мироощущения Ксении Александровны. Уверена, она всегда находила нужные слова поддержки и одобрения, потому что молодые побеги семейного древа Мальгиных пошли за родителями.
Лилия Мальгина,
правнучка Д.И. Мальгина и К.А. Крутиковой



Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений