Здравствуйте, дорогая редакция!

Здравствуйте, дорогая редакция!
10 Марта 2003
Обращается к вам пенсионерка, Т.Ф. Еремина. Наш отец Ф.Я. Зырянов умер 20 лет назад, у него осталась жена Анна Семеновна, у которой детей нет и близких родственников тоже нет. Недавно ей исполнилось 87 лет, проживает в деревне Чусовляны в 10 километрах от Ирбита, одна в своем доме. 2 марта Анна Семеновна упала, сильно повредила ногу. Больше часа кричала, звала на помощь. Услышала соседка, вызвала фельдшера, которая позвонила в скорую помощь и поставила предварительный диагноз: перелом тазобедренной кости. Скорая помощь приехать отказалась, мотивируя тем, что они таких старых не возят. Я узнала о несчастье через знакомых и 3 марта пошла в ЦРБ, в поликлинику, чтобы узнать, как быть со старушкой, что делать? Ведь сильно болит нога, она не спит ночами. Но ничего конкретного выяснить не смогла. 4 марта поехала в деревню, пошла к фельдшеру Марине Викторовне. Она говорит: «Ее надо в дом для престарелых определять, так как нет никого родных». В конечном итоге даже первую медицинскую помощь 87-летнему человеку никто не оказал. Я считаю, фельдшер должна была наложить шину или сделать тугую повязку. Скорая помощь обязаны были выехать на вызов фельдшера и оказать первую помощь, и дать совет, как быть дальше. Вместо этого пообещали, что приедет на дом хирург 5 марта после 14-ти часов. Но хирург так и не приехал ни 5, ни 6 марта. 6 марта я снова пошла в поликлинику к главному врачу, но его не оказалось на месте, зашла к старшей сестре, она меня послала к Ольге Николаевне Распопиной, но ее тоже не оказалось на месте. Сказали, что они уехали к больному. На этом вся медицинская помощь закончилась. У бабушки сильно распухла нога, и синяк разошелся по всей ноге. Мы с соседкой вынуждены были заниматься самолечением, помогали, как могли и чем могли. Гематома разошлась по всей ноге, вся нога стала синей. Сейчас мы боимся, как бы не началась гангрена. Бабушка хоть и старая, но жила вполне самостоятельно, обслуживала себя, носила дрова, воду, топила печи и готовила есть. В дом для престарелых ехать категорически отказывается, говорит: «Умру, но дома». Даже отказывается на время переехать ко мне в Ирбит, а я к ней переехать тоже не могу, не могу бросить беспомощного мужа. В данный момент за ней ухаживают случайные люди, и чем помочь одинокому, больному и сейчас беспомощному человеку я не знаю. Посоветуйте, как быть дальше? А, может быть, вы опубликуете в газете мое письмо. Может быть, проснется совесть у тех медицинских работников, и они вспомнят о клятве Гиппократа.
Заранее вам благодарна, Тагира Федоровна Еремина.



0
Администратор
По существу жалобы пенсионерки Г.Ф. Ереминой, направленной Вами в наш адрес 13 марта 2003 года сообщаю следующее:
Больная А.С. Зырянова получила травму в домашних условиях. В этот же день помощь оказывалась фельдшером Кирилловского ФАПа М.В. Никитиной, делались инъекции анальгетиков, спазмалитиков. Учитывая клинические данные иммобилизация конечности не проводилась. Больная нуждалась в наблюдении и уходе. До 12 марта 2003 года А.С. Зырянова наблюдалась дома, осматривалась фельдшером.
12 марта осмотрена хирургом, доставлена в ЦРБ им. Д.И. Мальгина, где была проведена рентгенография нижней конечности и определен вколоченный перелом бедра.
Учитывая возраст больной, клинические данные иммобилизационные шины не наложены, для госпитализации в стационар показаний не было, больная нуждалась только в уходе. Родственниками больной уход не обеспечивался, вследствие чего А.С. Зырянова (с ее согласия) госпитализирована в Горкинское отделение ЦРБ им. Д.И. Мальгина, где находится в настоящее время.
К глубокому сожалению в настоящее время увеличивается количество людей, не желающих обеспечивать уход за своими родственниками, и желающих возложить эти обязанности на плечи медицинских работников, ссылаясь на «гуманизм», «милосердие», «Клятву Гиппократа» и т.д. Именно благодаря этому больницы превращаются в учреждения социального ухода. Сегодня количество «забытых родителями» детей в детском отделении нашей больницы доходит до 15, в Горкинском отделении до 15 коек из 20 занимают «не нужные» родителями дети и ненужные детям и родственникам старики.
Населению давно пора понять, что бюджетные средства здравоохранения предусматривают расходы на лечение больного человека, а обеспечение ухода должно быть возложено на родственников и социальные службы. Накормить, одеть и обогреть всех нуждающихся в уходе за счет своих средств учреждения не способны.


С уважением, В.П. Матосов, главный врач МУЗ ЦРБ.



ООО "Печатный вал" (новости)
Александр Камянчук (краеведение)