Мнение
24 Сентября 2007
Внешний облик ЦГБ им. Л.Г. Шестовских оставляет хорошее впечатление. В поликлинике проведен ремонт: обновились кабинеты новые двери, свеже голубые стены, новые кушетки, переоборудован вестибюль, регистратура.
Новое оборудование: анализатор в лаборатории, мамограф, флюорограф, несомненно заслуга главного врача Бориса Кенесовича Хафизова.
Но, то там, то тут, то в транспорте, то в аптеке слышишь «Чем больше у врачей стала зарплата, тем хуже отношение». Вчера соседка пожаловалась: рецепт не выписали… На газетных страницах мелькают заголовки: «Скандал. Человеческая единица»… «Не должно сметь!»...
Да, я и сама еще не до конца пережила драматическую ситуацию с ЦГЮ, которой считаю не должно быть вообще, и тем более в отношении к человеку, который принимает лекарства по жизненным показаниям и пережил несколько тяжелых моментов в болезни на глазах все тех же врачей.
В отличие от Ирины Бархатовой, которой главный врач Б.К. Хафизов принес извинения, за его подписью я получила совеем другие слова, которые абсолютно противоречат принципам клятвы врача и пунктам основ законодательства об охране здоровья. При этом упоминалась московская клиника, врачам которой «больше доверяю». Не знаю видел ли Борис Кенесович, что подписывал… но думаю забыл самое ценное в жизни это человек.
Светильники над каждой кроватью, холодильник в палате или мягкая мебель в холле – приятно, но это не самое важное, когда человек серьезно болен, самое главное, какую помощь окажут и насколько правильно и своевременно.
Да, я доверяю врачам московской клиники, они отдают себя делу без остатка, отзывчивые и сопереживающие. Если точнее это Московская Медицинская Академия – институт мирового значения, всемирно известные профессора… но в ЦГБ считают, что их рекомендации выполнять необязательно.
Много раз мне приходилось видеть: если больному серьезно плохо, то не только лечащий доктор, но и зав. отделением, профессор могли задерживаться в клинике допоздна.
Я также знаю, как искренне страдал персонал отделения, когда больному не удалось помочь. Высокий профессиональный уровень, знания постоянно обновляемые в сочетании с доброжелательным отношением, которое чувствуешь, начиная с приемного покоя и главный принцип клиники – «все для больного». Все вопросы рассматриваются именно с этих позиций. Почему же мне не доверять врачам клиники? За короткий период госпитализации я реально получаю всю необходимую медицинскую помощь, включая дорогостоящие обследования. И сделать это порой не просто из-за ограничения «в рамках диагноза», иногда чтобы сделать обследование вопрос решается на уровне директора Академии…
В каждом отдельном сложном случае врачи и профессора клиники вместе решают, как помочь тому или иному пациенту. И обязательно скажут: «Не волнуйтесь, мы подумаем и решим, как Вам помочь…» Много раз невольно приходилось наблюдать это, а когда-то давно мне самой были сказаны эти замечательные слова… Какие слова я услышала от врачей поликлиники ЦГБ повторять не буду, но это низко и не достойно.
Я знаю одно, что общение с врачом должно приносить пользу.
Какие принципы преследуют врачи поликлиники ЦГБ судите сами, если заместитель главного врача по КЭК может писать в карте человеку, зависимому уже 9 лет от стероидных гормонов «лекарства назначила себе сама», а фельдшер, надсмехаясь, говорить: «нам за это ничего не будет». Вместо реальной помощи противостояние в любом вопросе, даже простом – переписать рецепт.
Московская клиника носит имя Е.М. Тареева – основателя научной школы и «великой школы милосердия». Традиции милосердия активно поддерживаются и передаются из поколения в поколение.
Центральной городской больнице присвоено имя Л.Г. Шестовских. Леонид Григорьевич прекрасный хирург, спас не мало человеческих жизней. А что может быть дороже?
Может главному врачу стоит задуматься, повернуться лицом к людям и положить начало традициям милосердия, сострадания, снисходительности или как сейчас принято говорить толерантности.

Г. Жаворонкова



Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений