Александр Чураков: «Требуется только одно – эффективная работа»

Александр Чураков: «Требуется только одно – эффективная работа»
19 Февраля 2016
Чуть больше месяца прошло с того момента, как коллективу Центральной городской больницы им. Шестовских был представлен новый главный врач. После пятнадцати лет работы на этом посту Мудариса Хафизова, место у руля самого большого лечебного учреждения Ирбита, да и всего Восточного округа занял Александр Чураков.
Дав новому для нашего города человеку возможность осмотреться и сделать первые выводы о том, в каком состоянии сегодня находится местное здравоохранение, корреспонденты «Ирбитской жизни» отправились знакомиться с первым лицом ирбитского горздрава.
- Александр Валентинович, отмечу сразу, что вы у нас человек новый, а после 15 лет работы вашего предшественника для ирбитчан смена главного врача в городской больнице – весьма значимое событие, тем более на фоне той ситуации, которая в последнее время сложилась вокруг центральной городской больницы Ирбита. Поэтому, соответственно, все вопросы, которые в настоящее время накопились у горожан к врачам и руководству больницы будут адресованы вам. А их много. И, в первую очередь, это касается и качества обслуживания, и отношения врачей к пациентам, и необеспеченности лечебного учреждения, как лекарствами, так и расходными материалами. Ну и, конечно, постоянно всплывающие слухи о предстоящем сокращении штата и количества мест в стационарах.
- Честно говоря, я не очень знаком с тем, что говорят о нашей ситуации в городе. Единственное что мне пересказали, так это как раз разговоры о сокращении медперсонала. Причем цифры порой назывались просто фантастические: и 150, и 136 человек.
Что же касается реформирования структуры лечебного учреждения, то, чтобы не говорили в настоящее время СМИ, отмечу: коечный фон сегодня в нашей стране гораздо больше того, что требуется. Это я вам могу сказать как специалист, который работал в здравоохранении с разных сторон: и как врач, и как руководитель лечебного учреждения, и как сотрудник системы обязательного медицинского страхования.
- И здесь как раз мы возвращается к тому вопросу, который хотелось задать в самом начале: почему все-таки после работы в Санкт-Петербурге, после руководства больницей в Каменск-Уральском вы согласились на работу в маленьком уральском городке?
- Ну, по большому счету взрослевшие в Советском Союзе люди, прошедшие школу пионерии и комсомола, воспитывались в определенном ключе. Так что людей моего поколения еще можно заставить что-то делать на благо государства. Как бы это не звучало. В этом своя идеология была. Хорошая или плохая, но была.
Каменск-Уральский - хороший город. Но, когда я туда приехал, местные ведь меня тоже не понимали: в Каменск после Питера - это же тоже решиться надо. Здесь же все так плохо. На что у меня всегда был один вопрос: а вы с чем сравниваете. Вот вы видите свой город так. А я поездил в свое время по стране, многое видел. Так что, приезжая в любой город, я уже могу достаточно точно определить уровень его благосостояния: что из себя он представляет, сколько здесь денег у населения, есть ли в городе власть.
Вот и получалось, что когда задавался этот вопрос: а с чем вы сравнивайте, - как правило, наступала тишина. А на самом деле и Каменск-Уральский и Ирбит – не самые плохие города. Поверьте, есть места, где еще хуже.
- И что же представляет из себя Ирбит, на ваш взгляд?
- Ирбит – провинциальный город. Не всегда дофинансированный. Но в ситуации, когда на территории нет каких-то крупных предприятий-налогоплательщиков, это и вполне объяснимо. Так что существует город в рамках своего достаточно ограниченного бюджета. И, тем не менее, город с точки зрения медицины, отвечает за весь восточный округ и вынужден с этой задачей справляться.
Если же говорить о нем безотносительно медицины, то почему-то напрашивается сравнение с Питером. Там город, изначально, по-другому выглядит. На центральных улицах нет ни одного дерева, фасады открыты и они покрашены. Это создает ощущение перспективы и большого пространства. Здесь же картина с точность до наоборот: фасады не покрашены, да еще и деревьями закрыты. Хотя красивых зданий в городе достаточно. Если даже только это исправить, облик города сильно выиграет. Вот только подозреваю, местные жители будут крайне против таких новшеств.
- И, все-таки, возвращаясь к вашему назначению и переезду в Ирбит. В момент, когда вы дали согласие занят должность, не было опасений в том, что едите в сложившийся за пятнадцать лет коллектив, со своими «подводными течения», группировками и прочими атрибутами. Не было страшно приехать и начать «разруливать» ситуацию для выполнения тех задач, которые перед вами стоят.
- В любом случае, когда руководителем ставится задача, у человека есть только два возможных решения: или да, или нет. И если да, то какие-то колебания, душевные порывы по поводу «получится – не получится» просто должны уйти в сторону. Ты принимаешь на себя ответственность и должен ее нести. Вот и все. А для достижения результата всегда требуется только одно – эффективная работа.
- А за тот месяц, что вы в городе удалось ли вам составить собственное впечатление о том, в каком состоянии находится ирбитское здравоохранение и отвечает ли оно тем задачам, которые на него сегодня возложены?
- Почти провокационный вопрос. Одно могу сказать точно: здесь есть доктора, на которых можно опереться. В жизни оно всегда так: есть лидеры, есть подтанцовка. И больница в Ирбите, в этом смысле, не исключение. Здесь есть крепкие профессионалы, есть направления, в которых можно развиваться, есть определенные перспективы.
Поймите меня правильно. Взгляд нового человека, он ведь видит и не только плохое. Но может заметить и точки возможного роста. Здравоохранение сегодня – это динамично развивающаяся отрасль. И там где есть для этого основа, возможно и качественное движение вперед.
- И что же, на ваш взгляд, еще можно было бы добавить нашей ЦГБ в обозримой перспективе? Может какие-то новые отделения?
- Почему обязательно новые? Даже наполнение уже существующих подразделений новым смыслом – это уже шаг вперед.
На мой взгляд, есть перспективы роста у хирургии. Урология, думаю, тоже подтянется, особенно в том, что касается проведения высокотехнологичных операций. В травматологии есть к чему стремиться и что делать.
Нужно просто давать людям стимул к дальнейшему движению. Конечно, проще просидеть «в засаде». Но только, как показывает практика, те, кто сегодня спокойно сидят на месте, завтра могут просто остаться на обочине.
- И все-таки, медицина, на мой взгляд, та отрасль, где одними технологиями не обойтись. Эти технологии обязательно должны опираться на людей. Отсюда вопрос: какие-то кадровые решения вы намерены принять?
- Как раз вплотную сейчас занимаемся вопросом привлечения в город новых специалистов, работаем с молодежью. Ведь без кадров мы просто никто. А значит, укомплектованность врачебными и сестринскими кадрами должна быть полной. И только тогда появляется возможность движения вперед: потому что ты понимаешь что делают люди, люди понимают что делаешь ты. Так что могу смело сказать: сокращений по медицинскому персоналу в больнице не предвидится. Более того, мы будем привлекать дополнительных специалистов.
- А то, что касается квалификации действующих специалистов. Взять, например, нашу поликлинику, где на приеме практически на всех участках сидят фельдшеры.
- И этот вопрос у нас на повестке. В 2017году у нас придет 13 молодых специалистов, так что, думаю, как раз за их счет и произойдет наполнение службы участковых врачебными кадрами. Сейчас же наиболее остро у нас стоит вопрос укомплектования медперсонала в женской консультации, не хватает нескольких врачей в стационаре.
В целом же могу сказать, что с врачами в Ирбите не самая худшая ситуация.
- А что касается узких специалистов? Честно говоря, до вашего приезда в городе активно обсуждалась информация о том, что вы привезете с собой сразу несколько врачей.
- Я придерживаюсь одного правила: созданную команду не «потрошить». Ты можешь перемешаться, а люди твои должны работать там, куда ты их изначально привел. Во второй больнице Каменска мне удалось создать рабочий коллектив. Все на своем месте. Так что я сомневаюсь, что кто-то из них поехал бы сюда. Да и задачи у меня такой не было. Мне проще сейчас работать с новыми людьми, приглашать их сюда под имеющиеся здесь условия.
- Честно говоря, из нашего разговора у меня сейчас складывается впечатление, что вы сюда назначены в качестве кризис-менеджера. На самом ли деле у министерства к нашей больнице так много и вопросов, и вы к нам приехали только на время, чтоб их все решить. Или же все-таки вы к нам надолго?
- Вы знаете, вопрос этот, наверное, не ко мне. Планировать на долгую перспективу (десять -двадцать лет) вообще бессмысленно. Мы же, по большому счету, не знаем: доживем ли до завтра. У меня же есть конкретная задача, которую я должен выполнить. А там – видно будет.
-А задача-то какая?
- Чтоб больница выполняла возложенные на нее функции еще лучше.
В конце концов, в любом учреждении проблемы есть всегда. Радует, что в Ирбите они больше имеют отношении к административной части.
Я бы обозначил еще, как значимый, вопрос психологии врачей. Он есть. Есть определенная разобщённость и попытки «перетягивать одеяло» между коллективами бывшей городской и районной больниц. Будем над этим работать и все вопросы постепенно снимать.
Ну и что касается установки, которую многие врачи сегодня стали подзабывать. О том, что не пациент существует для врача, а врач для пациента. Похоже, стоит напомнить, что без пациентов все врачи вообще никому нужны не будут.
- Александр Валентинович, я задам вам очень прямой вопрос: готовы ли вы к тому, что с вашим приходом на пост главного врача ирбитской больницы, многие горожане ждут существенных изменений в ее работе. Попросту. ждут чуда.
- По моему убеждению, чудо – это результат планомерной, серьезной работы. Понятно, что не все сразу получается, не все проекты выстреливают. Но когда тишь, да гладь – это значит только одно: здесь вообще ничего не происходит. И это еще хуже. А работать мы будем. Так что, думаю, и до чудес, однажды, доживем.
Записала Юлия Берсенева
ИЖ №7 2016