Простой случай?
14 Апреля 2006
К нам в редакцию пишут и приходят люди, чтобы рассказать о своих родных, о происходящих в их семье радостных, событиях, датах и мы очень рады их приходу. Но почему-то в последнее время все чаще стали приходить люди со своей бедой, недовольством тем или иным учреждением, нежеланием чиновников заниматься проблемами людей и просят рассказать о бездушии, да просто халатности работников. Особое место в этом списке занимают медицинские работники. Может быть потому, что от людей в белых халатах мы ждем милосердия и внимания, не по должностной инструкции, а в силу выбранного в жизни призвания, исцелять. К сожалению, врачей от бога остается все меньше, все больше встречаются врачи по профессии.           
Молодая женщина Анна Михайловна, Анечка ждала своего ребенка с обычным нетерпением первороженницы. И когда перед самыми родами почувствовала, что дома, хоть и с любимым мужем, оставаться страшновато, легла в больницу на сохранение. Через неделю солнечным днем 13 марта Анна благополучно разрешилась от бремени мальчиком весом 3 кг 700 г. Присутствовала при родах врач Ирина Васильевна Черных. Все прошло, по словам врача, более чем хорошо, и мать с новорожденным сыном оставили отдыхать в палате. Первые два дня прошли относительно спокойно, на третий малыш стал беспокойным, кряхтел, плакал и плохо ел. Обеспокоенная мать на обходе рассказала об этом врачу. После чего мальчика унесли к ней в кабинет, а уже через десять минут принесли обратно и успокоили Аню, что волноваться нечего. Но утром 16 марта мальчика, в палату пришла медсестра, забрала мальчика, сказав,  что врач дала указание сделать рентген. Через полчаса она принесла ребенка, положила в кроватку и вышла из палаты. Аня ринулась к врачу. Результат обследования ошеломил, оказалось у ее мальчика перелом ключицы, полученный в результате прохождения через родовые пути.
Теперь мальчиком занялись уже всерьез. Наложили тугую повязку и три раза в день по назначению врача Марии Геннадьевны Ландышевой начали колоть сильное обезболивающее лекарство. Теперь, обеспокоенная недвижимостью сына, Анна не спала ни днем, ни ночью, то и дело подходила она к его кроватке и вслушивалась в его дыхание. Брала на руки и ходила с ним по палате, стараясь ни на минуточку не оставлять его одного, наедине с болью, что сидела в его тельце. Бабушка Ольга Николаевна, видя, что с малышом творится что-то неладное, убедительно попросила посмотреть малыша врача детской больницы. После его проведения уколы были отменены. На седьмой день после родов Анну с ребенком выписали домой. На все вопросы о здоровье мальчика в связи со сломанной ключицей, при выписке, ей было сказано, что им следует наблюдаться в детской поликлинике и все вопросы и требования, заметила врач, она должна адресовать туда.
На следующий день пришла Татьяна Геннадьевна Сорогина, фельдшер поликлиники, осмотрела малыша, показала, как накладывать на ключицу тугую повязку. Аня обратила ее внимание на нагноение глаз и получила ответ, что им нужно показаться в поликлинике в пятницу, чтобы сдать мазок для анализа. То, что ребенок в тугой повязке и то, что в этот день на прием приходят мамочки с заболевшими детьми, фельдшера ничуть не волновало. На все Анины доводы, что малышу будет сложно, фельдшер заявила безапелляционно, что никакой окулист на дом не приедет, и если они захотят жаловаться, то пусть сначала подумают, как это отразится на ребенке. После, смягчившись, предложила все вопросы решать мирно… С тем и удалилась. Наревевшись, Аня позвонила свекрови, и та решилась позвонить О.Н. Синякаевой, заведующей детской поликлиники. Ей даже не пришлось рассказывать все до конца, как заведующая уверила ее, что все будет хорошо и окулист к ребенку придет. Уже назавтра необходимый мазок был взят на дому без какого-либо неудобства для малыша, по которому было назначено своевременное лечение.
Через неделю, пришла пора осмотра малыша хирургом, от которого молодая семья ждала указаний по дальнейшему ходу лечения. Татьяна Геннадьевна вновь так же безапелляционно заявила, что надо везти ребенка на гору. Ну, что тут будешь делать. Малыша запеленали и повезли на осмотр. Но на горе в кабинете № 7 травматолог их не принял по причине того, что он не ведет прием новорожденных. И тут им нечаянно повезло, в коридоре поликлиники видели хирурга Вохмянина и попросили осмотреть малыша. Доктор посмотрел рентгеновские снимки и дал необходимые консультации по лекарствам. При этом очень удивился тому, зачем ребенка нужно было везти сюда, в больницу, где полно инфекции, когда два раза в неделю хирург ведет прием в детской поликлинике!
Более того, на снимке доктор явственно видел не один перелом ключицы, как было записано в карте выписки из роддома и в карточке детской поликлиники, а два: один со смещением и один простой. То же самое подтвердил позднее хирург детской поликлиники, когда еще через неделю Аня с ребенком все-таки попали к нему на прием. Возмущенная таким непрофессиональным отношением бабушка пришла на прием к заведующей родильным отделением А.И. Осинцевой, чтобы спросить, почему случилось так, что врач на рентгене не увидел два перелома. Почему упущено время по лечению? Но, по словам Ольги Николаевны, все эти вопросы разбились о рассказ заведующей о профессионализме врачей роддома. И о том, что при таком стечении родов виноватых нет, так как они не могут вмешиваться в природу. Она рассказала о том, что приходится работать в сложной обстановке, когда по два-три сложных случая в день…
То же самое слово в слово повторила мне, когда я в очередной раз, стоя в приемном отделении роддома, дожидалась встречи с Альвирой Иезовной, врач родильного отделения.
- А разве Димкин случай простой? - спросила я.
- Не знаю, - ответила молоденькая врач. - Но заведующей разговаривать с вами некогда, она сильно загружена.
Из-за загруженности ей так и не удалось за три недели уделить мне полчаса. Ирина Васильевна Черных, врач, говорить со мной, без присутствия заведующей, отказалась…

Елена Абрамова

P.S. А бабушка Ольга Николаевна до сих пор вспоминает детского педиатра, врача от бога, Ольгу Кузьмовну Шукшину, которая помогла вырастить здоровым ее сына, сейчас, Димкиного отца и еще сотен городских ребятишек и которой она благодарна по сей день.