Счастье быть вместе

Счастье быть вместе
10 Сентября 2005
"С поэтами, художниками, мыслителями, со всеми теми, кто живет в своего рода независимости, по крайней мере, в своих умах, невозможно жить; они слишком эксцентричные люди. Они дают другому свободу, но их свобода кажется скорее безразличием, чем счастьем". Э. Хемингуэй

Этим двоим, поистине повезло. Они встретились, после долгих поисков и после семи лет ожидания счастья. Он нашел ее, она нашла его, и они уже восемнадцать лет вместе. Два поэта, два сердца, одна душа… Нет, немного не так. Семья Сысковых это пять разных по своей сути и характерам людей. Таких разных, что, по словам Елены Владимировны, иной раз начинаешь задавать себе вопрос, как они смогли так много лет прожить вместе?…

«Всех хотел переспорить -
Только б глотка выдержала.
Не хотел подпевать или вторить-
Только б «Я» было выражено»
В этих словах Он, ее муж и глава семьи. И это тоже Он:
«А что во мне самом творится!
Ежесекундно – новый мир!
За мыслью мысль на свет стремится
Среди незнанья черных дыр»

Он, Ее непримиримый пилигрим из прошлых веков, который корчится от простоты современности. Обманутый мечтой сказочник и ярый поклонник порядка во всем. Для него стихи - это работа, где все слова зарифмованы, эмоции выстроены в четверостишья: "Я - на рифмованные полки хочу мгновенья уложить…" Он  уходит из дома куда-нибудь, в библиотеку и пишет-работает в тишине. Совершенно не выносит обыденности и ее вечно наивно-пустого щебетания… Она любит его таким, по-своему, по-женски жалеет и всегда старается понять. Понять - это, значит, простить, хотя иногда сердце готово сгореть от обиды и обвинений, от которых, как и от быта, никуда не деться. Она, святая и терпеливая все понимает, и только иногда ее сердце ведет с ней свои внутренние диалоги:

В дом где, одиночество,
Так идти не хочется
Спать.
Воздух пахнет мятою.
Как травой не смятою
Стать?
Лишь иногда…

Но жизнь ведь и правда такая разная. Еще в глазах стоит слезинка, а Она, уже сочиняет веселую песенку для своих забавных и родненьких мальчишек и, помешивая в большой кастрюле суп, негромко ее напевает: "Спать укладывала мать зайчишку, говорила: спи мой шалунишка…". Совсем простая незатейливая песенка, в сочинении "несостоявшегося романтика" по определению старшего сына, становится волшебной колыбельной для совсем маленького Володи, который под нее сразу же сладко засыпает. С ним и средним первоклассником Севой проще, их можно растормошить, зацеловать и обняв защитить от еще детских обид. Другое дело ее старший Владислав, у которого, как и у любого мальчишки в 16-летнем возрасте, свой максимализм во всем. Во всем свое мнение и показное равнодушие к дальнейшей жизни. Этот мальчик – поэт с пронзительно серьезными глазами всерьез пишет о смерти, как о единственном лекарстве от жизни. Но это он так пишет… Пусть он не обидится, но на самом деле Владислав обыкновенный мальчишка, который не знает, что делать со своей взрослостью и даром сочинять. И Она, муза и мама знает это, поэтому пишет ему записочки со словами: «Мой милый малыш! Ты всегда для меня, останешься хрупким ребенком. Хотя над губой прорастают усы, пушистых волос бороденка. Лохматый мой мальчик. Мой бедный Пьеро в изношенной старой одежде, в свой сумрачный, тихий, тревожный мирок, меня не пускаешь, как прежде. Из тесной скорлупки, мой Птенчик ночной, ты вырваться глупо мечтаешь, И рок, полыхающий мрачной звездой, ты в детских стихах прославляешь….»
Она вся в этом предназначении материнства и читая их, плачет, не замечая слез,  прощая сыну, злые слова о Ее "смешных сказочных мечтаниях, во исполнение которых ничего не делается" зная, что только Она одна в ответе за них, за всех, своих мальчишек, троих маленьких и одного большого, такого непослушного и такого любимого.
Такая взаимосвязь случается очень редко, но когда это случается, это рай на земле. Два человека, ни зависимые, ни независимые в безмерной синхронности будто бы дыша вместе, одна душа в двух телах - когда случается это, происходит Любовь… Она, вся светится, когда говорит о Нем и о том, что понимает, как Ему сложно, с такой тонкой психикой и творческой натурой, в сегодняшнее время. Какой Он талантливый и как Она благодарна ему, за то, что пишет стихи. О том, как сильно Он любит всех их, и какие у него есть замечательные строчки, рифмы, образы. «Вы только послушайте, восклицает Она, читая нараспев строчки из Его стихов: «… Как друг у друга счастье выкрасть? Не торопись, угомонись. В мой поцелуй слезинку выплачь и улыбнись и улыбнись», а затем с повлажневшими глазами почти шепчет – "Необыкновенно красиво, правда?» Она говорит: "Как потребность может быть любовью? Любовь это роскошь. Это, значит, иметь столько жизни, что ты не знаешь, что с ней делать, и ты делишься. Это, значит, иметь так много песен в сердце, что ты должен их спеть - слушает Он или нет, это неважно"…
Он знает, что Она любит Его стихи и пишет, много пишет, но очень редко читает их вслух. Она не обижается, Его душа, Его муза, Она живет для него и видит в этом свое предназначение. Любовь это не страсть, любовь это не эмоция. Это глубокое понимание того, что кто-то завершает тебя. Кто-то делает тебя замкнутым кругом, давая свободу быть самой собой. Достаточно того, что Он питает Ее душу любовью и дарит Ей столько вдохновения, что его с лихвой хватит им всем еще на долгие годы. Ее любовь мудрая, терпеливая и красивая укроет их собой в горькие часы, исцелит в несчастье и возрадуется в веселье.

Слушая ее непрерывное щебетанье о Нем и глядя в эти счастливые глаза, правда, верится, что там, на небесах есть Бог, который помогает двум половинкам встретиться, чтобы превратиться в одно целое. Чтобы в Его молчании услышать  слова предназначенные только Ей: «Любимая…, Любимый мой…»
Друг в друге ищут их два взгляда
Наперебой, наперебой
Неодолимо расстоянье
Веков во веки, только твой…»
    
Елена Абрамова