Лучше горькая правда…

Лучше горькая правда…
14 Августа 2003
Замечу сразу – заметка «Защитим село от нищеты» произвела на меня двоякое впечатление. С одной стороны даже спорить с выводами народных слушаний, прошедших в середине июля в селе Галкинском, нет нужды – любым невооруженным глазом видно, что сделали с селом за финальные года перестройки и более чем десятилетие постсоветских «реформ». Причем далеко ехать не надо – любая дорога на ирбитской земле приведет к  печальным остовам ферм, МТМ и хранилищ, заросшим полям, десяткам заброшенных, с пустыми оконными глазницами домов, давно не ремонтированным, постоянно отключенным от света и тепла объектам «соцкультбыта»…
С другой стороны предательски напрашивается непростой вопрос: «А не поздно ли?». Может уж и не стоит реанимировать то, что основательно «умерло»?! И не отчаяние, не неверие в нынешние власти и порядки тому причина. Опять же простая (но, к сожалению, не всем известная) статистика… По итогам последней переписи населения с карты Российской Федерации исчезло 17 тысяч деревень – почти 15 % всех административных единиц сельской местности. На «подходе» к забвению тысячи других (по старой терминологии – «неперспективных») населенных пунктов.
Везде радостно написав, что Россия стала экспортировать зерно за рубеж, практически никто не обмолвился, что настоящей «зерновой» державой мы до сих пор не являемся. А что такое зерновая держава? Это страна, которая производит не менее одной тонны зерна на человека, полностью удовлетворяет собственные потребности, в том числе обеспечивает устойчивую кормовую базу своему животноводству. Современная Россия даже в урожайные годы намолачивает по 600 килограммов на душу населения.
Вывозя при этом зерно, мы выныриваем в пляж быстрого получения всегда очень нужных денег, но поступаем как очень нерачительный хозяин (как тот, кто за флакушку некачественного спирта несет из дома последний кусок хлеба). А если нет (за исключением стабильных хозяйств) необходимого зернового компонента в кормлении животных – не жди «большого» мяса и молока. Поэтому и приходится завозить из-за рубежа 80 процентов необходимой нам говядины, свыше 50 % продукции птицеводства (тех же злополучных «ножек Буша»).
«Человеческий фактор» не виден? Здесь он – никуда не делся. Каждая тонна завезенного в Россию импортного мяса лишает работы одного россиянина. Мы же закупаем ежегодно 5 миллионов тонн. Сколько же невостребованных на рынке труда пар рабочих рук получаем в итоге…
Люди (причем далеко не самые худшие) из села уезжают. Работаю то на вахте, то на любой другой подвернувшейся работе.
Некоторые социологи успокаивают – ничего мол-де в сельской местности всегда была высокая рождаемость. При этом сами не знают, что главное слово в их «успокоительном» выводе – «была».
Средняя российская семья до Октябрьской революции имела пятерых детей, до 1991 года - 3,6, сегодня – только 1,8 ребенка. Даже простого воспроизводства рабочей силы не получается!
Вполне можем допустить, что уже лет через 10 на селе некому будет работать. Да еще за ту зарплату, что может предложить своим работникам большинство нынешних колхозов, СПК, ЗАО, ТОО и сельхозпроизводителей, других форм собственности…
Согласитесь, что не очень радостная цифирь! Но и отчаиваться грех – под лежачий камень вода не течет, «обрисовка» проблемы должна обязательно сопровождаться шагами по ее решению. Тем паче, что вариантов преодоления стагнации российского села не так уж и мало. Самая «сельская» из политических партий России – Аграрная предлагает, к примеру, как можно быстрее принять три базовых закона о сельском хозяйстве.
Первый – о самой этой отрасли народного хозяйства, где необходимо четко определить приоритеты агропромышленного комплекса, государственные задачи, поставленные перед сельским хозяйством, официально затвердить долю государственного бюджета, направляемую на развитие села. Причем не ту, что нынче – чуть больше 1 процента. Уж если собираемся во всем равняться на страны Евросоюза, то давайте и поступать так, как в Евросоюзе. Там ежегодно только на дотирование сельского хозяйства выделяют почти 40 миллиардов евро.
Этот первый закон должен быть долговременного действия.
Второй закон необходимо принять на ближайшие 2-3 года – о конкретных мерах по преодолению кризиса в сельском хозяйстве.
Третий закон – о государственной поддержке личных подсобных хозяйств и садоводческих кооперативов. В нем, в частности, предусмотреть меры по борьбе с теми силами, что мешают частникам свободно реализовать свою продукцию на рынке (то бишь, начать не на словах, а на деле «прижимать» криминальные структуры и чиновников, грабящих граждан, желающих выгодно, но не по «диким» ценам сбыть излишки сельхозпродукции).
Ряд партий предлагают принять закон о продовольственной безопасности страны (он уже рассматривался Госдумой), где определить «порог» завозимого к нам продовольствия – от силы 25-27 процентов (а не более 40 % как сейчас). Из этого же ряда и возможный закон о политике государственного протекционизма. Или, если проще, о первоочередной защите интересов отечественных товаропроизводителей.
Давно пора и более серьезно подойти к разрешению проблемы диспаритета закупочных цен на промышленную и сельскохозяйственную продукцию. В том смысле, что цены на последнюю практическим всегда ниже (причем непонятно по какому закону), чем на первую…
И последнее – очень бы хотелось, чтобы ни власти, ни СМИ всех видов и сортов не наводили тень на плетень, не скрывали бы истинное положение на селе, не хвастались бы зерновым экспортом при нехватке зерна для животноводства или более высоким разовым уловом рыбы (здесь ситуация тоже явно небаская – в 1990 году мы добывали 12 тысяч тонн, а в прошлом только 3 миллиона тонн рыбы. У соседнего же Китая совсем другая «арифметика» - от 9 до 44 миллионов тонн!)…
Пусть лучше горькая правда, чем сладенькая и убаюкивающая ложь!

Валентин Живулин






ООО "Печатный вал" (новости)
Александр Камянчук (краеведение)